Политика / Политэкономика
№ 11 (43), 14 июня 2007 г.

Ходырев и Шанцев: сравнение несравненных

Ходырев и Шанцев: сравнение несравненных

Почти два года прошло со времен губернаторства Геннадия Ходырева, однако, периодически в его адрес продолжает раздаваться критика. Это, видимо, своеобразная форма похвалы нынешнего главы Нижегородской области Валерия Шанцева. Сам губернатор, зная притчу о трех конвертах («Не получается работа — вали все на предшественника, потом затевай реорганизацию, а затем пиши три конверта»), предшественника не критикует. На самом деле, в этом нет ничего удивительного...

У них много общего

При всей непохожести Геннадия Ходырева и Валерия Шанцева у них довольно много общего. Они оба были партийными работниками высокого уровня. Оба не отреклись от компартии и активно участвовали в воссоздании КПРФ. Шанцев и Ходырев вышли из компартии после получения высокой должности в исполнительной власти. В одном и том же возрасте — 58 лет — попытались использовать свой последний шанс поработать первым номером в крупном регионе. И Ходырев, и Шанцев принадлежали к одной и той же политической группировке Лужкова — Примакова (Геннадий Максимович был близок к Примакову, а Валерий Павлинович — к Лужкову). И тот, и другой попытались в Нижегородской области опереться на помощников-»москалей». Ходыреву, как первопроходцу, сделать это было труднее. Его команду (Юрий Сентюрин, Вадим Соболев и Ко) приняли, мягко говоря, настороженно. Шанцевских «москалей» приняли уже гостеприимнее. И Ходырев, и Шанцев были уверены в том, что все вопросы реально решаются в Москве, а в Нижнем Новгороде не перед кем бисер метать. Главное — быть в хороших отношениях с президентом, а на региональную элиту можно не обращать внимания.

Эта версия ни разу не звучала в СМИ, но не исключено, что Владимиру Путину кандидатуру Валерия Шанцева на пост нижегородского губернатора подсказала «тройка» Примаков — Лужков — Ходырев. Исходя из того, что Шанцев засиделся на вторых ролях, а ещё, чтобы поставить на место «нижегородское элитное ополчение».

«С деньгами и дурак сделает, а ты сделай без денег»

При определенной схожести стратегий Геннадия Ходырева и Валерия Шанцева у них оказались весьма отличающиеся ресурсы. Да и руководили они Нижегородской областью в разные эпохи. В свое время предшественник Ходырева и Шанцева Иван Скляров изрек истину в последней инстанции: «С деньгами и дурак сделает, а ты сделай без денег». У Шанцева деньги есть, у Ходырева их не было. Ошибочно считать, что нынешний губернатор заработал десятки миллиардов рублей в региональную казну. В ходыревские времена только начиналось наведение порядка и выстраивание вертикали власти. Мало кто помнит те смешные рычаги влияния, которые были у Ходырева против неплательщиков налогов из числа крупных предприятий. Единственным способом борьбы с теми, кто имел счета в оффшоре, было вывешивание «черного списка» в Интернете. В соответствии с действовавшим законодательством губернатор не знал (!), кто и сколько платит налогов, — в областные закрома деньги поступали обезличенными. Крупные налогоплательщики, пользуясь войной элит, противоречиями между полпредом, губернатором и региональным парламентом, маневрировали во властных коридорах и минимизировали выплату налогов в обмен на политическую лояльность, поддержку тех или иных проектов, конкретных чиновников или депутатов. И самое главное — к 2005–2006 годам нефтегазовые деньги, многократно прокрутившись, наконец-то попали в те регионы, где нет нефти и газа, а есть предприятия, выполняющие заказы для нефтяных и газовых монстров. Анализ показывает, что бюджеты и средние зарплаты быстро растут не только в Нижегородской области, но и в Московской, Калужской и многих других регионах примерно теми же темпами. В ходыревские времена этого подъема еще не было — все переживали, что задачу удвоения ВВП к 2010 году не выполнить и «Португалию не догнать». Напоминаем, что именно такая задача ставилась на уровне федерального правительства.

Сейчас совсем другие правила игры. Крупные налогоплательщики, испытав «синдром Ходорковского», предпочитают платить налоги аккуратно, чтобы не поссориться с губернатором, за которым теперь (но не в ходыревские времена!) — силовики и налоговики. Сейчас даже главы районных администраций получили доступ к коммерческим тайнам предприятий и знают, какие налоги и в каком размере заплачены хозяйствующими субъектами. Сейчас нет возможности у суперкрупных и крупных предприятий купить льготы по налогам за политическую лояльность — все уже вне политики и лояльны. Кроме того, на налогоплательщиков можно нажимать как хочешь, и они заплатят в соответствии с планом выполнения и районных, и областного бюджетов. Как мы видим, активно трясут и налогоплательщиков из числа физических лиц — автомобилистов, собственников земельных паев и участков...

Понятно, что переход от ходыревской вольницы к шанцевской дисциплине произошел не из-за субъективных качеств бывшего и нынешнего губернаторов Нижегородской области. После сентября 2004 года (когда состоялся переход от выборности губернаторов к их полуназначаемости) мы стали жить в другой — вертикально-интегрированной стране. Элиты это поняли быстрее, простые граждане вникают только сейчас, когда их просвечивают по оплате штрафов и налогов.

Шанцев может, но не знает, как

В 2001 году в Нижегородской области губернатора Геннадия Ходырева, как говорится, не ждали. Многие главы районных администраций работали на губернаторских выборах (по крайней мере, до первого тура) против него. В силу его принадлежности к КПРФ, было объявлено, что Ходырев — несистемный губернатор, которого не жалуют в Кремле. А значит, в планах администрации президента есть существование антиходыревской оппозиции, например, в Законодательном собрании Нижегородской области. Однако, несмотря на «несистемность», Ходырев знал кадры, хозяйственный потенциал региона, в том числе предприятия военно-промышленного комплекса. А люди знали его. Губернатору Ходыреву не нужно было мотаться по районам, изучать обстановку. Он знал свои ресурсы и возможности. Когда его настойчиво приглашали в тот или иной район, он мягко отказывался: «Будем мы вместе плакать, ну и что?» Понятно, что губернаторство Ходырева не задалось, но с определенной натяжкой можно сказать: он знал, как сделать, но в силу многих причин не мог.

Губернатора Валерия Шанцева тоже никто не ждал в Нижегородской области. Он фактически проигнорировал выборы глав местного самоуправления, видимо, полагая, что такой нейтралитет позволит ему жестче требовать с глав районов. Но за Шанцевым было главное — очевидная поддержка президента Путина. И поэтому «чужак» стал «системным» губернатором, выступить против которого означало перечить Кремлю. Однако проблема Шанцева в том, что почти за два года он плохо узнал Нижегородскую область — и кадры, и хозяйственный потенциал районов, и возможности предприятий, в том числе военно-промышленного комплекса. Знания его тут фрагментарны. Поэтому можно сказать про Шанцева: он может сделать, но не знает как.

Ходырев и Шанцев идут разными путями, но их главные ошибки на удивление похожи. Это отсутствие нормальных отношений с нижегородской элитой. Ходырев считал: раз она не со мной, то плевать на нее. У Шанцева все по-другому: я создам новую элиту взамен нынешней. Как все это происходило и происходит — читайте в следующем номере.