Спецпроект / Перекресток мнений
№ 20 (62), 16 августа 2007 г.

Жуков - в Сочи, Шанцев - в Нижнем

Президент Владимир Путин принял решение, кто будет отвечать за подготовку Зимних Олимпийских игр 2014 года в Сочи. Это назначение досталось вице-премьеру федерального правительства Александру Жукову, который сыграл важную роль в работе оргкомитета по проведению Олимпиады в Сочи, а также в контактах с членами МОК, принявшими решение в пользу России. Однако, несмотря на то, что кандидатура Жукова имела определенные преимущества (вице-премьер пользуется доверием президента, курирует развитие физкультуры и спорта), у него были достаточно сильные конкуренты. В качестве таковых эксперты называли главу Министерства экономического развития и торговли Германа Грефа, руководителя Росспорта Вячеслава Фетисова и губернатора Нижегородской области Валерия Шанцева.

Причем у кандидатуры нижегородского губернатора они находили сильные стороны, которые пока не замечены у вице-премьера Жукова. Прежде всего, это его хозяйственный опыт в решении проблем городской инфраструктуры, которыми придется заняться в Сочи, чтобы превратить эту во многих отношениях еще советскую «здравницу» в олимпийскую столицу и курорт международного уровня. Но президент сделал иной выбор, и осваивать средства на подготовку Олимпиады, сумма которых официально составляет 12 млрд. долларов, а, по экспертным оценкам, может дойти и до 30 млрд долларов, будут не соратники Шанцева, известные нам по областному правительству, а совсем другие люди.

Сам глава Нижегородской области, вероятно, поддержит это кадровое решение президента, как и положено губернатору, занимающему чёткое положение в «вертикали власти». Но возможно, в глубине души, которую не принято обнажать даже перед близкими людьми, не то что перед берущими интервью журналистами, у него останется сожаление, что «карта легла» не в его пользу. Нет, он никогда и нигде не говорил, что хотел бы отвечать за подготовку Олимпиады в Сочи. Однако у нас не принято, чтобы чиновник заявлял о том, что желает работать в новой должности прежде, чем эту должность ему предложат. Поэтому и Валерий Шанцев на своей пресс-конференции, где он подводил итоги своей деятельности за двухлетний период, по поводу возможного перехода на другую работу сказал: «...Никаких предложений мне не поступало, и никаких планов карьерного роста у меня нет». На языке чиновника это означает, что если бы поступило солидное предложение, то и о планах карьерного роста был бы другой разговор.

После назначения Жукова возвращаться к этой истории не имело бы смысла, если бы она не показала слабое место нынешней нижегородской власти, которое делает ее крайне уязвимой для внешних воздействий. Представим, что было бы, если бы президент в поисках человека, которому можно доверить подготовку к Олимпиаде и многомиллиардный бюджет, остановил свой выбор на нижегородском губернаторе и сделал ему предложение, «от которого невозможно отказаться». Можно почти не сомневаться, что Валерий Шанцев, человек с амбициями, принял бы такое предложение с благодарностью и со всей своей энергией приступил бы к решению новых задач. Вместе с ним ушли бы наиболее деятельные министры областного правительства, которых их начальник пожелал бы взять с собой. Чем бы это обернулось для жителей нашей области?

Если два переезда на квартиру равны одному пожару, то смена двух губернаторов за два года равна стихийному бедствию. Должность главы нашей области оказалась бы мишенью интриг различных лоббистских группировок, нацеленных на проведение своего человека, который затем бы вернул вложенные в него затраты с большими процентами. Причем в случае ухода Шанцева ситуация для области была бы еще хуже, чем после ухода Немцова на работу в правительство. Тогда было по крайней мере два «системных» кандидата (Иван Скляров и Юрий Лебедев) и один претендент от «оппозиции» (Геннадий Ходырев), которые обладали авторитетом у региональной элиты и населения. В настоящее время среди нижегородцев нет ни одного политика или бизнесмена, чье влияние сравнимо с тем, какое должно быть у реального кандидата в губернаторы.

Так, Вадим Булавинов как мэр Нижнего Новгорода явно уступает Склярову, Виктор Клочай фигура на посту вице-губернатора менее заметная, чем Лебедев в 1997 году, а лидер местных коммунистов — единственной оппозиционной силы в области — Николай Рябов не идет в сравнение с Ходыревым. Переехавшие в Москву Вадим Воробьев и Евгений Люлин могут рассматриваться в качестве претендентов на губернаторскую должность лишь как члены команды Сергея Кириенко и вряд ли пройдут селекцию в Администрации президента, если бы перед ней поставили задачу подыскать нового главу Нижегородской области.

Таким образом, в случае гипотетического ухода Валерия Шанцева наиболее вероятной кандидатурой на роль его преемника стал бы «варяг» из Москвы или Петербурга. Правда, нельзя исключать, что при таких обстоятельствах пост нижегородского губернатора был бы предложен полпреду президента Александру Коновалову, но, судя по его выступлениям, идеологическая дискуссия привлекает его более административно-хозяйственной работы. Нетрудно догадаться, чем обернулся бы приход нового губернатора во главе новой команды со стороны в условиях, когда региональные политики и бизнесмены слишком слабы для того чтобы защитить не то что интересы населения, но даже своей собственной корпорации. Все вылилось бы в тривиальный передел власти и собственности, когда сильные начинают вытеснять слабых, а слабые отыгрываться на слабейших. Под предлогом вхождения в работу и реорганизации управления были бы приостановлены как минимум на полгода программы экономического развития и социальной направленности, которые выполняются при Шанцеве и его правительстве. А это означало бы, что средняя заработная плата, среднедушевые доходы и бюджетная обеспеченность в нашей области в 2009 году не выйдут на среднероссийский уровень, в 2010 году метро не появится в верхней части города и от ряда инвестиционных проектов придется отказаться.

Нет уж, пусть лучше Жуков едет в Сочи, а Шанцев пока остается в Нижнем...