Политика / Архитектура власти
№ 20 (62), 16 августа 2007 г.

Новое оружие Булавинова

Нижегородский мэр становится едва ли не более актуальной фигурой, чем губернатор

Глава Нижнего Новгорода Вадим Булавинов поставлен в непростые условия. Полномочия его именно как главы областного центра в крупном регионе постоянно находятся под угрозой. И даже убирать мусор на городских улицах так, как он хочет, ему не дают. В нетрадиционных условиях Булавинов и действует неординарно. Принципиально исключив всю политическую составляющую работы градоначальника, областная власть оставила ему исключительно составляющую хозяйственную, да и то с большими оговорками. Булавинов, чтобы не потерять политического лица, действует, вероятно, единственно возможным, неожиданным и эффективным образом: подчеркнуто занимаясь исключительно городским хозяйством, он занимается им таким образом, что выходит на авансцену федеральной политики. Становясь федеральной фигурой едва ли не более актуальной, чем его визави Валерий Шанцев.

Проблемы

Уходя в отпуск, губернатор собрал представителей прессы, которые ему показались наиболее значимыми, и рассказал, как отработал в регионе два года и чем намерен заняться впредь. Фамилия «Булавинов» на пресс-конференции не прозвучала, однако говорил о взаимоотношениях с городскими властями Валерий Шанцев неоднократно. Суть его настроя сводится к следующему: с нижегородским мэром мы не ссоримся, но полномочия ему не нужны, поэтому пусть он ими делится со мной. И чем больше отдаст, тем будет похвальней.

В принципе, это нормальная позиция сильного руководителя, который хочет забрать себе все рычаги, сам ими орудовать и сам за все отвечать. Однако Вадим Булавинов «со своей колокольни» вряд ли с ними согласен. Что губернатору, в общем, «по барабану».

Тем временем, у нижегородского мэра в диалоге (сугубо мирном) с областными властями есть оружие, которого Валерий Шанцев не предусмотрел. Оружие это могло возникнуть только сегодня, в нынешней политической ситуации в стране. Оно тем эффективнее, чем больше Булавинов собственно мэр, а не региональный политик вообще. И в будущем обещает быть еще более эффективным.

Пользуясь этим оружием практически малозаметно для губернатора, Вадим Евгеньевич решает и городские проблемы Нижнего Новгорода, и, что для нижегородцев менее важно, но тоже интересно — проблемы собственного политического будущего.

Этапы

Сегодня в стране мало-помалу наступает новый этап управленческих реформ. Построение вертикали власти продолжается. Приняты механизмы формирования и функционирования парламента. Выстраивается партийный процесс. Более или менее отлажены окружные и региональные сегменты вертикали. Уровень полпредов и губернаторов. Люди расставлены, выборы отменены, — все работает.

Чем заняться?

Неотрегулированным остался только один важный элемент, а именно — уровень местного самоуправления. Здесь еще, как видим, отношения глав местного самоуправления с представителями государственной власти не вполне идеально-вертикальные. Здесь еще существует институт выборности мэров, который не всегда удается контролировать, и именно поэтому он вызывает озабоченность — вспомним хотя бы непростую для власти проблему Андрея Климентьева в Нижнем Новгороде и то, сколько она принесла хлопот и переживаний. Наконец, на уровне местного самоуправления существуют еще всякие прописанные в Конституции полномочия и механизмы не вполне вертикального образца.

И всеми этими шероховатостями еще предстоит заняться. В декабре-марте страна сдает главный экзамен по вертикальному управлению — новые механизмы парламентского и партийного сектора можно будет посмотреть в деле. А затем, следуя управленческой логике, когда-никогда, но наступит-таки черед выстроить в стране новый механизм мэрской власти. Реформа местного самоуправления в новых условиях обязательно состоится.

И тут мы видим, что не кто иной, как именно Вадим Булавинов находится на переднем крае. Именно он сегодня служит своеобразным связующим звеном между государством (Кремлем) и муниципальной властью. Потому что первый начал диалог с властью по-новому и раз от раза приобретает полномочия, чтобы этот диалог вести.

Кондиции

Вообще, на внимательный взгляд создается впечатление, что таланты и опыт Вадима Булавинова более востребованы на межрегиональном и шире — на федеральном уровнях, а не на родной земле. В стране сформировался новый институт сильной власти, — и мэрам тоже нужно учиться с ним работать по-новому, потому что по-старому уже, видимо, не выйдет.

С другой стороны, президентской власти тоже нужны свои лидеры в среде мэров — и лидеры особого покроя. Не отсталые фрондеры-анархисты. И не одни лишь послушные служаки. Ей нужны думающие люди, с которыми можно вести конструктивный диалог, вырабатывая правила игры для местного самоуправления как такового.

Вадим Булавинов кажется вполне подходящей кандидатурой. У него прошлое, богатое именно выработкой законодательства. И, в частности, нормативных актов городского уровня. Именно он выстраивал местное самоуправление как депутат Городской думы Нижнего Новгорода, именно его работа и в Государственной думе была достаточно заметна.

Именно Булавинов имеет шестилетний опыт работы крупным градоначальником. Причем в этот период он не только не заводил новых конфликтов (он лично), но всячески их избегал и сглаживал. На первом этапе его первого мэрства именно с его именем было связано прекращение боевых действий между городом и областью.

При всем при этом, кроме главы государства, он остается одним из немногих политиков в стране, который может с полным правом гордиться тем, что его а) выбрал народ и б) выбрал огромным большинством, отдав за него при переизбрании (!) более 80 процентов голосов.

Наконец, именно у Булавинова сложилась репутация человека с головой на плечах, который может продуцировать идеи, однако палку не перегибает и рамки, в которых следует вести игру, не переступает.

Собственно, шаги в том направлении, где федеральная власть будет дискутировать с мэром Булавиновым о том, каким надлежит быть местному самоуправлению российского будущего, уже сделаны. И шаги порой весьма внушительные.

Этой весной предложения Вадима Булавинова о софинансировании федеральным центром и муниципальными органами проектов в сфере жилищно-коммунального хозяйства неожиданно для многих нашли поддержку в послании Федеральному Собранию главы государства, Владимира Путина. Булавинов не делал ничего такого, за что мог удостоится обидного и небезопасного клейма выскочки. Со стороны областной власти к нему не может быть нареканий — он делает свое дело, он работает мэром и озабочен тем, чтобы эта работа приносила все больше добрых плодов.

Между тем, именно булавиновские инициативы выделил глава государства.

Отметим, что эти предложения нижегородский мэр делал на встречах полуофициального «клуба мэров» крупных городов — именно он и является инициатором создания этой организации. Таким образом, был заложен некий плацдарм, платформа, с которой Булавинов может говорить с федеральной властью — уже не как частный мэр, но как представитель и олицетворение думающего мэрства.

Дальше — больше. В конце июня глава Нижнего Новгорода был избран председателем Ассоциации городов Поволжья. В этом качестве он проводит встречи со спикером Государственной думы Борисом Грызловым и другими уважаемыми людьми. Авторитет его на федеральном уровне растет, а между тем, отведенную ему муниципальную планку он не переступал. Так-то.

Модели

Чьи интересы — свои или города — преследует Булавинов? Насколько Булавинов сознателен в своих действиях? И насколько модель его поведения годится как пример для других?..

Какие обычно модели строят для Вадима Булавинова политологи?

Первый путь — уйти в политическую тень губернатора. Возможно, для города в каком-то смысле это было бы и неплохо. Работал же нижегородский мэр в тени полпреда и ничего: город был стабилен, а горожане положительно оценили итоги деятельности Булавинова на мэрском посту, переизбрав его упомянутым восьмидесятипроцентным большинством.

Однако это не слишком перспективно в смысле политической карьеры вообще. Это раз. И кроме того, — согласится ли губернатор, чтобы в тени у него во главе огромного областного центра был именно Булавинов?

Второй путь — борьба за независимость с областными властями. Для города этот путь чреват потрясениями и не факт, что принесет какие-то личные дивиденды, потому что с Шанцевым бороться трудно.

Таким образом, и первый, и второй образы действий сомнительны.

С другой стороны, все тенденции говорят, что должности становятся все более функциональными, а люди, занимающие эти должности, все больше становятся функциями.

Возможно, время, когда такая фигура, как Вадим Булавинов, могла быть российским мэром, вообще проходит, если уже не прошло?

Тогда искать для себя новые варианты политического будущего велит уже историческая система.

При всех этих условиях Вадим Булавинов (выработкой стратегии, безошибочным инстинктом политика или по совету старших по должности товарищей) выбрал для себя единственно возможную модель поведения. Он не теряется в тени губернатора. И не борется с ним. Он работает в регионе, постоянно (ненавязчиво) подчеркивая нужность и плодотворность своей работы. Одновременно он выходит на федеральный уровень — однако выходит с муниципальными проблемами.

Выборный год должен многое расставить по местам — думается, недолго осталось гадать, принесут ли плоды тактические ходы мэра и какие это будут плоды. Тогда станет ясна и окончательная цель этих ходов и правильно ли они были выбраны.