Среда обитания / Экология
№ 20 (62), 16 августа 2007 г.

Цивилизация и природа: битва титанов. Часть 1

Цивилизация   и природа: битва титанов. Часть 1
Сегодня редакция начинает подробный рассказ о злоключениях уголка природы Нижегородской области, значительно пострадавшего от неумелых и неумных действий нефтяников, создавших аварию на трубопроводе с дизельным топливом, но не желающих возмещать вред, нанесенный природе. До окончательного результата спора между природой и бизнесом, а также людьми, их представляющими, пока очень и очень далеко.

По основной причине эта авария удивительным образом напоминает другую, кровопролитную и ужасную, унесшую около тысячи жизней. В те далекие несчастливые годы правления Горбачева, когда громыхнул Чернобыль, утонул круизный морской лайнер «Нахимов», землетрясение поглотило армянский Спитак и на 85% разрушило Ленинакан и Кировокан, а в Арзамасе взорвались вагоны с дзержинской взрывчаткой, — объемный взрыв сжиженных непредельных углеводородов в 15 километрах от городка Аша, что находится на границе Челябинской области и Башкортостана, недолго был «интересен» СМИ, подконтрольным КПСС. Но тогда, восемнадцать лет назад, третьего июня 1989 года в 23:14 по местному времени два железнодорожных пассажирских состава разметало огнем объемного взрыва. Причина — «человеческий фактор» (можем же мы придумывать умные слова, чтобы скрыть обычное головотяпство). В трубопроводе высокого давления со сжиженными газами, который проходил в одном километре от магистральных железнодорожных путей, снизилось давление. Это могло произойти из-за резкого увеличения объёма потребления или причиной могла стать заурядная дыра в трубе. Третьего не дано. Но выяснилось, что оператор просто (и эта простота пугает!) увеличил давление до требуемых 20 атмосфер. В низине возле насыпи образовалось парогазовое облако, которое взорвалось от искры из-под вагонных колес. Была бы взрывоопасная концентрация, а инициатор всегда найдется, как говорят нефтехимики.

Вспомнилась та трагедия не для того, чтобы пощекотать нервы или нагнать преждевременного страху перед основным повествованием, а показать, как ответственные люди наступают на грабли раз за разом, черенком получая по лбу. Выводы? Одно лишь смущенное трение лба. Слава богу, что в нашем случае погибли «лишь» миллионы штук бессловесной рыбы, да еще бобры, да еще растительность, но причина та же. До коих пор «специалисты», эксплуатирующие трубопроводы, будут компенсировать утечку продукта в результате нарушения герметичности путем увеличения давления, а в конечном итоге — расхода?

В нашей истории, происшедшей 18 лет спустя, когда давление в трубе с дизельным топливом снизилось до двух атмосфер, поступила команда поднять его до рабочих параметров, то есть тринадцати атмосфер. Хорошо, что солярка не является сжиженным газом, а температура кипения цетана (основного вещества дизельного топлива) — 286,5 градусов Цельсия, а не 20–30 градусов, как у сжиженных газов.

Короче, погиб уголок природы бескрайней планеты Земля площадью в 1/57 миллионной части поверхности суши. Масштабы произошедшего можно оценивать по-разному: все зависит от степени равнодушия и компетентности человека. Дотошный читатель не согласится со мной и скажет, что погорячился автор на счет гибели: десяток лет пройдет, и всё будет «о’кей». Автор не будет спорить, а приведет один пример, может быть, не очень широко известный в Нижнем Новгороде. Документы, однако, сохранились. В 1930-е годы в болотах Бурнаковской поймы был обнаружен малярийный комар, да и случаи заболеваний малярией время от времени фиксировались. Руководство города ничего не придумало лучшего, как отравить зловредного комара отходами перегонки нефти с завода имени 26 Бакинских комиссаров, находящегося поблизости: дешево и сердито. Отравили. И до сих пор на месте бывшего впадения речки Бурнаковки в Волгу сочатся нефтепродукты, загрязняя признанную гордость русского народа...

Нижегородская земля по части трубопроводов с углеводородами в ней не есть исключение из общероссийских правил, характерных для сырьевой страны. Каких только труб в ней нет! Вот, например, дизельное топливо, или попросту, солярка, которую из Альметьевска, что в Татарстане, гонят куда-то за границу. Куда — это нам не важно. Важно — как.

Рассмотрим сухие факты. Из отчета от 30 марта 2001 года генерал-майора И.В. Паньшина, начальника МЧС России по Нижегородской области, правительству области следует: «12 марта в 9 часов 25 минут поступило сообщение о розливе нефтепродуктов по адресу: Кстовский район, река Шавка у деревни Горный Борок... На месте обнаружено истечение нефтепродуктов в реку Шавка (масляное пятно размером около 500 метров на 8 метров) и установлено:

Магистральный продуктопровод Альметьевск — Нижний Новгород диаметром 550 мм на участке Казань — Кстово находился под давлением дизельного топлива 13 атмосфер, глубина заложения в грунт — 2 метра. В результате повреждения трубопровода (предполагаемая причина — старение металла корпуса трубопровода) в районе деревни Слободское произошёл розлив дизельного топлива в грунт, а затем в реку Шавка, на реке ледостав, площадь загрязнения составила около 4000 кв. м, объем разлившегося дизельного топлива уточняется».

Оставим скупые строки и прокомментируем их словами очевидцев, не принятыми компетентными органами при рассмотрении дела. Уже 8 марта рыбаки из д. Слободское рыбачили на речке Шавке (по-другому ее назвать трудно, так как ширина всего лишь 3–4 метра) и, пробурив лунки, обнаружили солярку, вместо чистой до того воды. А то, что она была до этого дня чистая, не вызывает сомнений, ибо в отчете опущено то обстоятельство, что разрыв трубопровода произошел на территории особо охраняемой природной территории (ООПТ) или, проще говоря, государственного памятника природы областного значения «Болото Шава». Паспорт на эту территорию утвержден распоряжением правительства Нижегородской области от 24 декабря 2003 года, № 808-р., хотя впервые уникальность этой природной территории объявлена решением Горьковского облисполкома от 20.08.75 г. № 545, и статус ее подтвержден решением Нижегородского областного Совета народных депутатов от 22.03.94 г. № 57. Площадь этой заповедной территории, на которой произрастают редкие виды флоры Нижегородской области, составляет 260,3 га. Как они сейчас после разлива тысяч тонн солярки? Очевидцы видели мертвых бобров, хатки которых накрыла волна из солярки. Ведь была зима, и они спокойно спали, как спали и пассажиры тех поездов, мчавшихся навстречу смерти.

(Продолжение в следующем номере)