Политика / Спецсобытие
№ 21 (1339), 27 марта 2008 г.

Реформы начинаются там, где кончаются деньги

На прошлой неделе Борис Немцов и Владимир Милов презентовали нижегородской общественности свой независимый экспертный доклад «Путин. Итоги» в редакции газета «Биржа». Убойные цифры и факты, приведенные в докладе, который был опубликован в «Новой газете», не вызвали у собравшихся экспертов и журналистов особого желания согласиться или спорить с авторами. Гораздо больший интерес возбуждала возможность личного общения с Борисом Немцовым, который теперь довольно редко выступает перед местными представителями «четвертой власти». И надо признать, что наш бывший губернатор был в ударе, живо и легко реагируя на задаваемые ему вопросы.

Например, на вопрос о причине, заставившей написать этот доклад, Немцов ответил, что воспользовался последней оставшейся возможностью привлечь внимание российских граждан к негативным итогам правления президента Путина. При этом он сообщил, что ни одно издательство в стране, кроме «Новой газеты», не решилось опубликовать этот текст, опасаясь вызвать гнев властей. На вопрос, к какой аудитории обращен доклад, политик сказал, что они с соавтором писали для мыслящей части российского общества, которая для них во многом совпадает с формирующимся средним классом. По поводу реакции Кремля на их труд Немцов ответил, что там, конечно, доклад читали, но хранят молчание и, по некоторым признакам, обдумывают, какое предложение сделать авторам, чтобы они не смогли от него отказаться.

На прямой вопрос, не хочет ли он покаяться, Борис Ефимович сказал, как отрезал, что каяться ему не в чем

В отношении своей нынешней роли на политической сцене России бывший лидер СПС, а ныне беспартийный либерал сказал, что видит себя просветителем народных масс. Ему очень понравился образ, предложенный одним из журналистов — коробейник, идущий с книгами по городам и весям страны и сеющий разумное, доброе, вечное. Именно с просветительской деятельностью среди представителей среднего класса, как и с понижением уровня жизни россиян, вследствие финансового кризиса и падения цен на нефть, Немцов связывает свои надежды на возвращение либералов в большую политику. Вместе с тем он согласен, что терпение нашего народа практически безгранично, поэтому особых иллюзий на этот счет не испытывает.

Хотя большинство вопросов к Немцову было адресовано ему как федеральному политику, не остались обойденными вниманием и региональные проблемы. Так, бывшего губернатора спросили об его отношении к работе нынешнего главы области. Немцов ответил, что «без ложного политеса» достаточно высоко оценивает деятельность Валерия Шанцева, который импонирует ему амбициозными целями и решимостью в достижении конкретных результатов. Правда, он сказал, что к действующему губернатору могут быть претензии по части преференций московскому бизнесу или его отношения к историко-культурному наследию Нижнего Новгорода.

Хотя «губернатор, дважды избранный большинством населения области», как с явным удовольствием говорит о себе Немцов, обращался и к делам нижегородским, было видно, что сегодня его больше волнует то, что происходит в Москве. Особенно задушевно он говорил на темы, связанные с его перспективами быть востребованным в ближайшем будущем. Собственно, Немцов и предлагает себя в качестве альтернативы нынешним руководителям страны, заявляя в докладе, что он «имеет за плечами уникальный опыт государственного управления и публичной политики», и представляясь «ответственным политиком, не замешанным в коррупции и активно боровшимся с ней в период работы на государственной службе». На встрече он вспомнил то время, когда Борис Ельцин рассматривал в качестве своих преемников Немцова и Путина, отнеся конечный выбор к проблемам Ельцина, но никак не Немцова.

И никто из присутствующих не задал политику вопрос о том, что изменилось бы, если бы тогда карта легла в его пользу. Обвиняя действующую власть, что она не использовала упавшие на нее с неба нефтедоллары для проведения необходимых реформ, Немцов неосторожно припомнил собственную фразу: «Реформы начинаются там, где кончаются деньги». Возникает закономерный вопрос: решился бы он сам на реформирование экономики и общества, если бы государство при нем находилось в состоянии финансового благополучия? Критикуя президента за выбор авторитарной модели модернизации, утвердившей в стране авторитаризм без модернизации, Немцов вместе с тем несколько лукавит. Он уже предпочитает не вспоминать, что в свое время сам находился в плену этих идей, называя в качестве образцов для подражания Петра I, Столыпина, Пиночета — политиков авторитарного типа.

Отдельной темой беседы стало признание Борисом Ефимовичем своих ошибок в нижегородский период. Таких, по большому счету, он назвал две. Первая из них состоит в несвоевременном переходе с поста губернатора на работу в правительство, с характерной оговоркой, что уходить в Москву надо было позже — после дефолта. Вторая проявилась в снятии с работы Дмитрия Беднякова. Впрочем, потом Немцов признал также, что порой ошибался в людях, которых выдвинул в руководство. Одной из таких «ошибок» стал Борис Бревнов, покинувший Россию ради США, великодушно простив Родине свой долг в 7,5 млрд. рублей, что до дефолта превышало

1 млрд. долларов. Однако на прямой вопрос, не хочет ли он покаяться, Борис Ефимович сказал, как отрезал, что каяться ему не в чем.

Говорят, «они ничего не забыли и ничему не научились». После обсуждения доклада Бориса Немцова создается впечатление, что он многому научился, но многое забыл. А ведь можно провести немало аналогий между концом президентства Путина и концом губернаторства Немцова, вплоть до совпадений в словах и делах. Выступая демократом по отношению к верховной власти, Немцов часто представал самодержцем перед своими подчиненными. Быть может, в этом кроется одна из причин того, почему некогда яркий политик оказался нужен сегодня менее 1% россиян, поддержавших его на выборах в Госдуму. И если настанет завтрашний день для российской демократии, народ окажет доверие уже совсем другим лидерам, что с грустью признал во время встречи сам Немцов.