№ 49 (1367), 10 июля 2008 г.

Политика
№ 49 (1367), 10 июля 2008 г.
Кто заказал нижегородских правозащитников?

Кто заказал нижегородских правозащитников?

В прошлом номере мы опубликовали фрагменты дискуссии блоггеров о программе НТВ «Гуманитарный паек», в которой руководитель Центра защиты мигрантов Алмаз Чолоян выступила с обвинениями в адрес нижегородских правозащитников. На этот раз — реакция «пострадавшей стороны». Тем временем, 15 июля состоится очередное судебное заседание по делу нижегородского правозащитника Станислава Дмитриевского, приговорённого к двухлетнему условному заключению за публикацию обращений Ахмеда Закаева и Аслана Масхадова к российскому народу и Европарламенту. На повестке дня — требование запретить Дмитриевскому участие в несанкционированных публичных акциях, а также про­длить испытательный срок. С заявлением о вменении новых обязанностей по приговору в суд обратилась уголовно-исполнительная инспекция.  
Экономика / Точка кипения
№ 49 (1367), 10 июля 2008 г.
Рискованное дело

Рискованное дело

Рухнет ли экономика Нижегородской области после вступления России в ВТО?
Вступление России во Всемирную торговую организацию — одно из важнейших экономических событий глобального порядка для нашей страны. Мы активно стремимся туда последние несколько лет. Но пока ожидаемое событие никак не случается. Тем не менее, рано или поздно оно произойдет. Как это отразится на экономике Нижегородской области? Можно ли избежать негативных последствий присоединения?  
Общество
№ 49 (1367), 10 июля 2008 г.
Занимательная арифметика, или Почему 282 = 666

Занимательная арифметика, или Почему 282 = 666

Статья 282 Уголовного кодекса — знаковое явление в новейшей российской законодательной практике. Эффективный механизм для контроля над «некорректным» гражданским мышлением. Или другими словами, способ борьбы с теми, кто не в идеологическом кремлёвском мэйнстриме. По крайней мере, практика применения 282-й наглядно демонстриурет, кто подпадает под её карательное действие. Достаточно вспомнить, что обыски в квартирах и офисах нижегородских оппозиционеров проводились под эгидой борьбы с экстремизмом. Неудивительно, что периодически слышны возгласы — от шёпота до воплей — об отмене 282-й. «Новая» в Нижнем» продолжает дискуссии обозревателей и экспертов за и против статьи УК об экстремизме. В этом номере высказываются филолог Алексей Коровашко и политолог Андрей Макарычев.  
Культурный слой / Живая речь
№ 49 (1367), 10 июля 2008 г.

Версия Марины Кулаковой

Любая книга начинается с обложки. Именно она излучает ту скрытую радиоволну, частота которой либо совпадает с «амплитудой» читательских ожиданий, либо существует сама по себе, дожидаясь более подходящего случая. Если, например, обложку занимает голая женщина с дымящимся пистолетом в одной руке и бокалом вина в другой, то вряд ли можно рассчитывать на приобщение к утонченным изыскам постмодернистского чтива, подменяющего динамику сюжета хитроумным плетением давно заношенных словес. И, наоборот, для тех, кто ищет что-нибудь непритязательное в привокзальном киоске, воспроизведение на обложке творений Кандинского будет равнозначно грозному предупреждению: «Осторожно, заражено!» Иногда, впрочем, происходит непредвиденное рассогласование художественного оформления и той словесной «начинки», за упаковку которого оно отвечает. Именно такой случай, как мне кажется, представляет собой и обложка новой книги Марины Кулаковой «Живая». Тигр, который ее украшает, настолько притягивает внимание непосредственного наблюдателя, что заставляет его память целенаправленно подбрасывать строго определенные ассоциации: знаменитые фильмы «Укротительница тигров» и «Полосатый рейс», а также новомодную программу «Цирк со звездами», где в клетку с хищниками шагают все, кому не лень. Поэтому человек, вскользь увидевший «Живую» на полке книжного магазина, вполне может подумать, что перед ним не что иное, как записки дрессировщицы или откровения участницы телевизионного шоу («Живая, или вся правда об Эдгарде Запашном»).  
Культурный слой / Частные хроники
№ 49 (1367), 10 июля 2008 г.
На полпути к храму

На полпути к храму

Говорю себе: не надо этого касаться. Есть вопросы, которых не задают вслух. Есть темы, не предназначенные для дискуссий. Не спрашивают у влюбленного: почему ты любишь? Или у верующего: почему ты веришь? Скальпель разума готов препарировать любые явления мира, кроме веры и любви. Лезвие его крошится и тупится мгновенно, столкнувшись с этими твердынями, воздвигнутыми в недрах личности. Здесь нелепо и неуместно пытливое «почему?». Это алмазный стержень, вокруг которого разрастается мякоть души. Он не может быть поврежден или поколеблен без риска разрушения всего человеческого существа. Система этих аксиом неприкасаема, попытка её задеть не ведет ни к чему доброму, конструктивному, всегда воспринимается как опасная агрессия. Мгновенно включаются все механизмы самосохранения, обогащая кровь адреналином. Эмоции полностью замещают логику. Даже фанаты-болельщики не станут вам отвечать на вопрос, почему, собственно, именно их команда достойна победы. Они вас в лучшем случае не станут слушать, а в худшем — побьют. И боюсь здесь добавить, что по-человечески будут правы.  
Среда обитания / Экспертиза
№ 49 (1367), 10 июля 2008 г.
«Метро глубокого заложения вполне возможно»

«Метро глубокого заложения вполне возможно»

Фрагменты из заключения об инженерно-геологической обстановке — от метромоста до станции «Горьковская»
Похоже, что строительство метро стало той самой темой, которая сделала из большей части электората общество, пробудив в нём лучшие качества — самостоятельность, инициативность и ответственность. Жаркие дискуссии развернулись в газетах, на телевидении, в интернете, на кухнях и в отдельных дворах. «Новая» в Нижнем» продолжает активно участвовать в обсуждении. В этом номере — техническое заключение экспертов-геологов, которое было подготовлено ещё в конце восьмидесятых. Экспертное обоснование точки зрения, например, Елены Кармазиной, которая уже много лет говорит о том, что метро быть должно, но глубокого заложения.  
Среда обитания
№ 49 (1367), 10 июля 2008 г.
Химическая война еще не закончилась

Химическая война еще не закончилась

За прошлый год в России было уничтожено около десяти тонн химического оружия, причем уже сейчас масштабы ликвидации превышают мировые. Однако независимые экологи полагают, что взятые темпы работ зачастую не соответствуют общепринятым экологическим нормам.