Общество / Соцвопрос
№ 69 (1387), 18 сентября 2008 г.

Найти человека

Слухи о тотальном контроле несколько преувеличены?

Случилась с Юрием Михайловичем Анисимовым неприятная история. Этот 70-летний сотрудник машиностроительного завода отправился 20 июня собирать грибы в районе совхоза «Горьковский» и пропал. Был он человеком неприметным, среднего роста и телосложения, сероглазым и русоволосым с проседью. Видели его последний раз одетым в темно-зеленую куртку, белую кепку и черные резиновые сапоги и входящим в лесной массив возле садов, находящихся в черте города, возле Московского шоссе. С собой у него был мобильный телефон. Но он был отключен.

Родственники забили тревогу в тот же день. Но был выходной. И в милицию они обратились утром следующего дня. В это же время включился мобильный. Дозвониться им удавалось несколько раз. Но ответа они не разобрали. То ли телефон находился в зоне неуверенного приема, то ли Юрий Михайлович, говорил с трудом. Со здоровьем у него, как и всякого пожилого человека, было не очень. Страдал диабетом. Пошаливало сердце и поясница.

В Канавинском РОВД оперативно-розыскные мероприятия начались в тот же день, что очень важно, поскольку отдел не совпадал с местом жительства, а с местом пропажи. Благодаря усилиям сотрудников РОВД, были сделаны запросы в МВД, ФСБ и мобильную компанию. Установить местонахождение телефона удалось. Правда, весьма приблизительно. С точностью до 1,5 километров. Было предложено использовать для поисков собаку. Но учитывая прошедший дождь и обилие людей, гулявших в лесу, результата это не дало.

На следующий день лес еще раз прочесали силами друзей, родственников и сослуживцев. Но никто Юрия Михайловича не видел. Замолчал и телефон. Видимо, сел аккумулятор. А родственники продолжают обращаться в СМИ и Бюро регистрации несчастных случаев.

Что порадовало меня при общении с Нижегородским Бюро, так это полная открытость. Информацию они предоставляют всем желающим и принимают ее так же, не дожидаясь пресловутых трёх дней с момента пропажи. Но есть одна проблема. Называется она — неопознанные граждане. А это не только трупы, но и потерявшиеся дети, люди с психическими расстройствами или пожилые люди, имеющие проблемы с памятью. Конечно, можно полагаться на описание, особые приметы и другие признаки. В крайнем случае, приходить каждый раз на опознавание лично. Но у Юрия Михайловича остались только немолодая супруга и сын-инвалид. Они благодарны нашим службам, которые, с их точки зрения, делают все что должны и могут. И понимают, что их возможности тоже не безграничны. Со своей стороны они хотели бы помочь тем, кто попал в аналогичную ситуацию.

Сын Анисимова Андрей неоднократно слышал о найденных неизвестных. Но описания из 002 получал словесные, по сводкам РОВД. Он понимает насколько бы облегчил работу Бюро сайт с фото пропавших/найденных. Особенно в тех случаях, когда родственники не могут посетить Бюро лично. А учитывая наши российские просторы и трудности передвижения по ним, проблема эта должна быть всем очевидна. Но сайта нет.

У Юрия Михайловича были с собой документы и телефон. Но в поисках это не помогло. Видимо, пожилым людям, имеющим проблемы со здоровьем, не стоит отправляться в малолюдные места в одиночку. Даже в городе те услуги, которые предоставляют мобильные компании, могут давать разброс в сотни метров по определению места.

Оставляет желать лучшего и готовность других наших служб к подобным ситуациям. Все знают, что заявления о пропаже принимаются, как правило, на третьи сутки после проверки сведений. Поэтому стоит знать, что по закону, у вас не только должны круглосуточно принять заявления в том числе и по телефону. Эти сведения получены из справки Инспекции штаба ГУВД по Нижегородской области. Которая в свою очередь ссылается на требованиями приказа МВД России № 985 от 01.12.2005 г. Оперативный дежурный обязан незамедлительно внести поступившее в дежурную часть сообщение о происшествии в книгу учета сообщений о происшествиях. и выдать заявителю талон-уведомление. В соответствии с требованием УПК РФ сотрудниками ОВД по сообщению о происшествии проводится проверка, и по ее результатам в срок до трёх (а по ходатайству следователя или дознавателя до 10) суток принимается решение о возбуждении уголовного дела. Кстати, в случаях нарушения законных прав при принятии решения и разрешения сообщений о происшествиях граждане могут обратиться в инспекцию штаба ГУВД по телефону 431-65-17.

Из беседы с исполняющим обязанности начальника 3 оперативно-розыскной части по линии уголовного розыска ГУВД Нижегородской области Павлом Савиновым, стало ясно, что и розыск должен осуществляться немедленно. Со всем комплексом оперативно-розыскных мероприятий, включая выезд на место. Человек признается пропавшим без вести с момента подачи заявления. Хотя часть пострадавших находятся до истечения 10 дней и заведения дела. Всего в России за прошлый год пропало 110 тысяч человек. И 60 тысяч из них было найдено. В Нижегородской области за 8 месяцев этого года было 1574 пропавших. Из них разыскали 1176.

Спасателей к поискам Андрею привлечь не удалось. В первую очередь потому, что он искал мобильный пеленгатор, а МЧС оказалось оснащено преимущественно баграми. Хотя судя по сообщению информационного агентства «СеверИнформ», УВД Вологодской области еще в 2005 году приобрело за три миллиона рублей, выделенных из областного бюджета, специальный пеленгатор сигнала. Он может отслеживать и устанавливать местонахождение украденного телефона по его индивидуальному номеру. Отмечу, что аппаратура подобного уровня тогда была только в Чечне, Ингушетии, Москве и Московской области. При этом та техника, которую вологодские милиционеры использовали до покупки пеленгатора, признавалась несоответствующей необходимым требованиям.

К сожалению, получить сведения, такой же «несоответствующей» аппаратурой сегодня «оснащены» нижегородские службы или нет, невозможно. Ссылаясь на Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» от 20 мая 2005 года, с журналистами просто не обсуждают эту информацию. Действительно, в статье 12 оговорено, что сведения об используемых или использованных при проведении негласных оперативно-розыскных мероприятий силах, средствах, источниках, методах, планах и результатах оперативно-розыскной деятельности, а также об организации и о тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий составляют государственную тайну.

В аналогичном положении находятся российские мобильные компании. С 1 февраля этого года действует Приказ № 6 Министерства информационных технологий и связи РФ от 16 января 2008 года «Об утверждении требований к сетям электросвязи для проведения оперативно-розыскных мероприятий». Эти самые «требования» содержат пункт 9 который гласит, что в сетях связи обеспечивается исключение возможности обнаружения участниками контролируемого соединения или участниками передачи сообщений электросвязи факта проведения оперативно-розыскных мероприятий. В итоге, так или иначе, все заинтересованные лица ссылаются на необходимость согласования таких сведений с ФСБ.

Вологодцы, кстати говоря, планировали «привлечь» пеленгатор к расследованию дел о похищениях сотовых, которые занимали 70% в общем числе регистрируемых грабежей, совершаемых на территории области. Немного статистики — чтоб контекст был, как говорится. В 2006 году несколько российских социологических компаний провели опросы, как соотносится число поданных заявлений о краже телефонов с реальными кражами. Соотношение получилось один к пяти. То есть только 20% владельцев обращаются в милицию. По статистике УВД в Нижегородской области за 2007 год было совершено 1700 преступлений, связанных с мобильными телефонами. Из этих преступлений около 60% пришлось на кражи, 25% — на грабежи, оставшаяся часть — на случаи мошенничества.

Сотрудник пресс-службы нижегородского управления ФСБ Игорь Малахов уточнил, что сам факт возможности поиска местонахождения человека по мобильному телефону, либо самого аппарата никакой тайны не составляет. Тем более что сейчас на рынке мобильные компании активно рекламируют подобную услугу.

Из журналов, посвященных мобильной связи, можно узнать технологию поиска пропавшего мобильного телефона. Чтобы найти украденный телефон достаточно сделать запросы основным операторам и указать индивидуальный IMEI-номер, затем операторы сообщат, с какими SIM-картами использовался аппарат и на кого, на чьи паспортные данные они зарегистрированы. Потом телефон изымается у текущего владельца, и на этом история заканчивается.Чтобы узнать 15-значный IMEI-номер Вашего мобильного телефона, достаточно набрать на клавиатуре комбинацию * # 06 #. И он высветится на экране.

В то же время никаких кампаний по борьбе с воровством телефонов нет. Максимум, что может сделать МВД сегодня, это вести собственную базу данных IMEI-номеров. В нее вносятся все телефоны, которые были украдены и владельцы которых настояли на приеме заявления. Почему приходится настаивать? Поиск украденных телефонов технически прост, но выводит не на воров, а на перепродавцов или конечных покупателей. В случаях обычной кражи телефона у среднестатистического гражданина поиск такого аппарата накладен. Это дополнительная нагрузка для милиции, которая выступает в непривычной роли бюро добрых услуг, возвращающего аппарат. Однако, кроме благодарности, им остается незакрытое уголовное дело, так как воры не были пойманы.

Законопроекты по противодействию хищению мобильных телефонов уже не первый год пылятся в Государственной Думе. Разработанная с подачи МВД концепция законопроекта, которая предполагает создание базы данных краденых телефонов и жесткий запрет на торговлю «трубками» вне специализированных магазинов, нашла свое применение только в отдельных регионах России. В пресс-службе УВД в их числе мне назвали Татарстан.

Однако она вызвала недовольство компаний сотовой связи. Они отмечают, что идентификационный номер достаточно легко изменить и на рынке часто встречаются телефоны с дублирующими номерами и с одинаковыми IMEI. Но умалчивают про «серые», ввезенные с нарушением законодательства, и контрабандные трубки. Понятно, что мобильные компании заинтересованы в максимально быстром расширении клиентской базы.

Что же остается нам, простым пользователям мобильных телефонов, кроме вопросов о дооснащении милиции? Те самые общественные компании. Важная тема. Если, конечно, рассматривать мобильный телефон не как признак принадлежности к среднему классу, а средство самосохранения. Так, как могло бы быть в описанной истории. К сожалению, тема эта не интересует ни политические партии, ни общественные движения, ни органы власти. Ведь то же Министерство внутренних дел могло бы выступить в такой компании в виде союзника. А объектом ее приложения должны стать в первую очередь мобильные компании и салоны связи. Но для этого нужна инициатива и активность простых граждан.

P.S. А Юрия Михайловича до сих пор не нашли. Поиски идут уже два месяца. Если у вас есть или появится какая-то информация о его местонахождении, её можно сообщить по телефонам 246-02-02, 415-77-97 или 02.