Культурный слой
№ 100 (1514), 11 сентября 2009 г.

Группа имени себя любимого

Группа имени себя любимого
В последнюю неделю лета в федеральном эфире радиостанции «Maximum» появилась песня нижегородской группы «Денис Волохов» — «Сотни раз». Песню прокрутил Андрей Бухарин в своей программе «Уроки русского».

Следом на музыкальном форуме nn.ru я прочитал пресс-релиз «Дениса Волохова», из которого узнал, что «группа, которой за два года существования покорились все концертные площадки города, это новое слово в нижегородской музыке». Я вполне разделял скепсис участников того форума. Юзер vp вопрошал: «Широко известная в Нижнем — это где? Может, в каком-то микрорайоне?» Другой юзер, Сычъ, тоже подлил масла в огонь: «Кто этот загадочный суперстар, о котором не слышал никто из моих интересующихся музыкой друзей?».

Я забрался в гугл, поискал упоминания о загадочной группе. И нашел. Выяснилось, что в ноябре 2007 года нижегородский студент Денис Волохов собрал музыкантов в группу под названием «The Pictures», а спустя полтора года сменил состав и переименовал свой бэнд.

Кроме того, я узнал, что в 2008 году группа «Денис Волохов» выступила на центральной площади Нижнего Новгорода на Дне Города. И эту возможность группа получила «после того, как песни «Дениса Волохова» понравились сотрудникам администрации города» (так написано!). Еще меня заинтересовала такая информация: «Возможно, продюсировать музыкантов будет Леонид Бурлаков, раскрутивший в свое время группы «Мумий Тролль» и «Братья Гримм». Ого-го, подумал я. И они туда же!

В следующей статье говорилось уже более определенно: «В ближайшее время ребятам должен придти контракт на сотрудничество с известным московским продюсером Леонидом Бурлаковым. Группа отправила ему демо-запись, после чего поступил звонок от помощницы продюсера с предложением о сотрудничестве, а также приглашение на международный фестиваль «MIDEM-2009» в Канны». Сразу во Францию!

Еще в одной заметке: «В конце марта (в 2009 году), по словам участников «The Pictures», Бурлаков предложил им контракт». Свершилось!

Дальше — больше. В сети вовсю пиарился тот факт, что группа «The Pictures» сочинила песню, посвященную Примадонне. Вернее, ее уходу со сцены.

«Я включил телевизор.

Ну, а там я услышал:

Аллочка объявила,

Что со сцены уйти решила.

Даст концерт последний скоро.

Что за горе? Что за горе?

Я подарю мильён, мильён, мильён алых роз

Перед тем, как ты уйдешь...»

Текст песни сопровождал такой комментарий: «Нам очень хотелось бы, чтобы Алла Борисовна приехала к нам на концерт. Тогда мы могли бы заключить с ней контракт», — делятся своими планами ребята».

Что же это, мастера пиара?

Притом что музыка группы «Денис Волохов» — это все тот поп-рок, в котором слышатся и «Мумий Тролль», и «Братья Гримм», и, скажем, «Танцы минус». И дебютный альбом амбициозной команды называется... «Платиновый». Не прибавить, не убавить!

Надо было срочно знакомиться с самим Денисом.

«Я адекватный»

— Начнем с того, откуда вы возникли? Для меня группа «Денис Волохов» — абсолютно новое имя.

— Учась в старших классах школы, я решил собрать группу, которая будет исполнять мои песни. В этом мне помог одноклассник Андрей Видяйкин, ныне басист группы «Денис Волохов». Нашлись музыканты, начали играть — дело было в далеком 2004 году. К концу 2007 года в команде остались я и Андрей, остальные поменялись. Обозвались «The Pictures», дали первый концерт, потом ещё и ещё. Песни которые я писал, разделял на «пикчеровские» и «сольные». Музыка «The Pictures» была менее профессиональной, серьёзной, личной. В целом, я скажу так — та музыка была «недоделанная». А этим летом я созрел для того, чтобы изменить не только музыкальную стилистику своих песен, но и смысловую нагрузку. И обозваться именем себя любимого. Музыка стала сдержаннее — нет мата, дворовых слов, меньше слащавости.

— Да-да, как раз хотел спросить. Для поп-рока, который вы играете, у вас на удивление панковские тексты. Например, «Пошла ты на х.., детка», «Доставай косяк, немедленно исправим», «Соси свой чупа-чупс»...

— Вот уж не знаю, почему. Так сложилось.

— Группа уже озвучила имя своего продюсера Леонида Бурлакова. Как произошел альянс?

— Давайте правильно расставим акценты: я ни разу не говорил, что Бурлаков — наш продюсер (Вот те на! — Прим. автора), но говорил о том, что группа «Денис Волохов» с ним сотрудничает. Правда, в последнее время — менее плодотворно. О договоре с ним говорить преждевременно. По словам самого Леонида Владимировича, его зацепила мелодика песен, правда, тех, которые ещё неизвестны широкому кругу.

— Почему сейчас менее плодотворно?

— Есть понятие «профессиональной этики». В некоторые вещи посвящается определённый и специально обозначенный круг людей.

— В самой известной твоей песне «Сотни раз» поется следующее: «Сколько раз в этой жизни мне говорили: «пока», не перезванивали, не отвечали мне...» Это песня об отношениях музыканта с продюсерами и шоу-бизнесом?

— В моём положении петь о том, что «за мной бегают, плачут обо мне...» — несколько неоправданно. Неужели я настолько известный, что именно так всё и складывается в моей творческой карьере, как об этом поётся в песне? Конечно, нет! Поверьте, я адекватный, а песня рассказывает о человеке, которому сложно найти свою любовь. Что же до шоу-бизнеса, не сказал бы, что я его штурмую. Просто отсылаю демо-записи продюсерам и на лейблы, размещаю информацию и треки, где только это возможно — вот и вся моя заслуга.

«Я интеллигент»

— Если можно, расскажи, в какой среде ты вырос? Был отличником?

— Вырос в среднестатистической семье. Жил то в Омске, то в Новом Уренгое, то в Тюмени, теперь вот в Нижнем Новгороде. Чем старше я становился, тем большим разгильдяем я выглядел в глазах моих старых знакомых. Но в школе был «хорошистом», правда, в аттестате за выпускной класс у меня одна тройка — за «труды». Хотя, не удивляюсь, если кто-то говорит, что я интеллигент — уже часто начал такое слышать в свой адрес.

— Творчество каких групп из прошлого тебе наиболее дорого? Есть ли музыкант, с которым бы ты охотно сотрудничал?

— Порой меня посещает мысль о том, что хотел бы поработать с Дживаном Гаспаряном, известным мастером игры на дудуке. Его музыка — это его сердце. У меня много музыки любимой — от Вивальди и Nino Rota до Janis Joplin и Ирины Богушевской. Последние несколько дней слушаю Дэмиана Райса. У него очень красивый голос, ему веришь.

— Есть мнение, что чем меньше человек слушает музыки, тем лучше у него выходит собственная.

— В моём случае всё наоборот. Без музыки мне тяжко. Думаю, дело тут в качестве той музыки, которую человек слушает.

— Кто, по-твоему, в нашей стране имеет право сказать: «Рок-н-ролл жив»?

— Борис Гребенщиков, Юрий Шевчук — они многое сделали, многое могут еще сказать.

— Политика и социальные проблемы могут стать темами твоих песен?

— Теоретически — могут. Я и сам думал по этому поводу. Вот только пока не случилось написать ни одной такой песни. О политике я бы пел, скорее всего, в последнюю очередь, но вот о социальном устройстве или проблемах, возможно. Думаю, деградация общества очевидна — реалити-шоу, огромное количество посредственных сериалов, рекламные слоганы в головах людей приняли вид прописных истин. Обо всем этом можно спеть.

«Мы будем первыми»

— Ощущает ли себя «Денис Волохов» нижегородской группой?

— Я не чувствую, что мы принадлежим какому-то региону, в частности нижегородскому. Местные организаторы фестивалей не представляют, с какими группами мы могли выступать на одной сцене — никто не играет в нашем стиле. В Нижнем сложно быть музыкантом: клубов нет, организаторов адекватных тоже почти нет. За концерты нередко платят сами музыканты, в общем, дурдом. Я отдаю себе отчёт в том, что не все музыканты играют на высоком уровне, но талантливые есть. Нет спонсоров, готовых обратить внимание на такого рода музыкантов. И только после того, как они уедут в Москву и там получат известность, они могут надеяться на то, чтобы собрать полный зал в родном городе. Сейчас я пытаюсь договориться с областным министерством образования о том, чтобы организовать в нижегородских школах и университетах ряд бесплатных концертов для учащихся, хочу познакомить молодое поколение с нижегородской музыкой. Это серьёзный проект, говорить о нём ещё рано, но я надеюсь, что это случится. Пускай мы будем первыми, кто начнёт двигать этот процесс в нужном для самих музыкантов направлении, а нижегородцы, надеюсь, об этом не пожалеют.

— И все же — подробнее об этом проекте.

— Процесс находится на стадии переговоров, поэтому многое из того, что я скажу сейчас, может измениться.

— Тогда еще о группе. Что происходит внутри группы? Советуешься ли ты с музыкантами по составу песен, по аранжировкам или полный диктат?

— Не скажу, что все мы дружные и инициативные, впрочем, это дело времени, ведь состав группы недавно обновился. Состав песен определяю я, но вот аранжировки могут быть совместной работой. Музыкант — творческая единица, им очень вредно подрезать крылья. Мне интересно слышать то, как мою песню чувствует каждый музыкант. В случае «диктатуры» может потеряться интерес к деятельности группы, а это, непременно, отразится на качестве музыки, на звучании. Поэтому один из первых вопросов, который я задаю новому музыканту: «Тебе нравится моя музыка?» Если «да», то мы продолжаем беседовать, если «нет» — нам беседовать не о чем.

Важно, чтобы творчество музыкантов группы не шло во вред песне, ведь у каждой из них есть своё звучание, и здесь главное — его найти, а потом не утратить. Это цель творческого поиска участников группы. Случается, что написав песню, я слышу её окончательное звучание и баста! Только так и никак иначе! Здесь я доверяюсь своему музыкальному чутью. По большому счёту я хочу, чтобы каждый из нас был самодостаточной творческой единицей. Без диктатуры, без анархии и ради одной цели — играть качественную и честную музыку.