Общество
№ 43 (1457), 24 апреля 2009 г.

Эдуард Лимонов: «Я самый предсказуемый человек в России»

Политик и писатель Эдуард Лимонов объявил о своём желании участвовать в следующих выборах президента России. Они, если кто не помнит, состоятся в 2012 году. Лимонов считает, что три года — вполне достаточный срок, чтобы объяснить людям, зачем он это делает и добиться от власти допуска к выборам. Чем всё это закончится, мы не знаем и пока расспрашиваем Эдуарда Вениаминовича (нашего, кстати, земляка — он родился в Дзержинске) о его взглядах на политику и будущее России.

— Александр Проханов недавно написал в «Завтра» передовицу, посвященную Ахмату Кадырову, а затем взял у него пространное интервью. По мнению Александра Андреевича, если б каждый губернатор вёл себя, как Кадыров, многие проблемы (игорные дома, наркомания, проституция, коррупция) были бы решены уже на региональном уровне. Что вы думаете по этому поводу?

— Ряд проблем действительно был бы решен, но центр для этого должен был бы дать губернаторам деспотическую власть. Такую, какой сам центр еще не имеет. Регионы оказались бы жестокими деспотиями во главе с полувоенными лидерами, свободно распоряжающимися гражданами, их жизнями и имуществом. Упаси нас боже от подобных райских уголков без проституции, наркомании и игорных домов.

— Вы заявили о своём желании выдвигаться в президенты России в 2012 году. Качества, которые, на ваш взгляд, необходимы главе государства российского? Есть ли они у вас? И каких качеств не хватает нынешним руководителям России?

— Во главе нашего государства стоят такие себе плейбои-чекисты. Уже научившиеся выбирать галстуки или автомобили. Но их сознание — низкое, обывательское. Царей в свое время подготавливали к власти папы-цари и сиятельные воспитатели. Революционеры-большевики приблизились к мировому духу еще в тюрьмах и ссылках, потому Россией правили, может, и не добрые, но мощные люди, понимавшие что у них в руках. Для плейбоев-чекистов Россия — это нефтяные доллары, а лидерство — это возможность войти в мировую тусовку: Берлускони, Шредер, Буш и прочие Меркели. Глава государства российского должен обладать высочайшим чувством Истории, быть ослепительно мудрым человеком, быть народным типом, безусловно бессребреником, даже с аскетическим уклоном. (Коррупцию например, уничтожит только аскет.) Ну и, конечно, он должен понимать современный мир. А не быть всего лишь разбогатевшим «совком». А в моём понимании «совок» — убогость мировоззрения, ограниченность и беспомощное незнание мира. Я обладаю большей частью перечисленных положительных качеств плюс еще многими.

— У меня, быть может, банальный вопрос, но он меня действительно мучает: а почему эти люди во власти не хотят сделать каких-то элементарных вещей, чтобы сохранить о себе светлую память потомков? Почему что бы ни делали русские власти в сфере, скажем, демографии, остаётся неизменное ощущение, что дети — то есть новые российские граждане им всё-таки не нужны? Их же кормить придётся, пособия выдавать на них, и прочее. Если б были нужны, если б власть действительно думала о том, какой будет Россия через 30 лет, разве они позволили бы русским вымирать такими темпами?

— Могу только повторить: эти люди не имеют чувства Истории, они не чувствуют себя протагонистами на исторической сцене. Потому они не работают на светлую память потомства.

— Чтобы с чем-то бороться — нужно понимать, с чем именно мы боремся. Российская власть, российская элита — они, собственно, кто? Классические либералы, социал-дарвинисты? Или чиновничество, не имеющее никаких действительных убеждений?

— Российская элита сегодня — это сослуживцы Путина по работе у Собчака. Там всякие набрались. Кудрин и Греф — это один тип, Сергей Иванов — яркий представитель другого. И так далее. Я не так уж их изучал, но могу сказать, что выделяются несколько типов. Вот возьмите Сергея Миронова... Есть над чем подумать. При этом принцип формирования элиты — именно принадлежность к категории «сослуживцы Путина».

— Как бы вы определили собственные политические взгляды?

справка

Эдуард Вениаминович Лимонов (Савенко) родился 22 февраля 1943, в г. Дзер­жинск Горьковской области.

Русский писатель, публицист, политический деятель.

Трудовую деятельность начал в 17 лет. Работал грузчиком, монтажником-высот­ником, строителем, сталеваром, завальщиком шихты, обрубщиком.

С начала шестидесятых пишет стихи, затем занялся прозой, потом журналистикой. Автор более сорока книг, переведённых на основные языки мира.

В 1974 году эмигрировал из СССР и жил в США. Поводом к этому, по свидетельству самого Лимонова, послужило поставленное сотрудниками КГБ условие: при отказе быть «секретным сотрудником» — эмиграция на Запад.

В 1975–1976 работает корректором в нью-йоркской газете «Новое русское слово». В русской эмигрантской прессе пишет острые обличительные статьи против капитализма и буржуазного образа жизни. Принимает участие в деятельности Социалистической Рабочей Партии США. В связи с этим вызывался на допросы в ФБР.

В мае 1976 приковывает себя наручниками к зданию «New York Times», требуя публикации своих статей. В 1976 московская газета «Неделя» перепечатала из «Нового русского слова» опубликованную в сентябре 1974 статью Лимонова «Разочарование». В связи с публикацией этой статьи в СССР следует увольнение из «Нового русского слова». Это было первая и последняя публикация Лимонова в СССР до 1989 года.

В 1980 переезжает во Францию, где сближается с руководителями Французской Коммунистической Партии. Пишет для журнала «Революсьон» — печатного органа ФКП.

В начале девяностых восстановил советское гражданство и возвратился в Россию, где начал активную политическую деятельность. Участвовал в событиях 21 сентября-4 октября 1993 года в Москве, в обороне Белого Дома (Верховного Совета РСФСР). Печатался в газете «Советская Россия». Основатель и первый редактор газеты «Лимонка».

Принимал участие в боевых действиях в Югославии на стороне сербов, в грузино-абхазском конфликте — на стороне Абхазии, в молдовско-приднестровском конфликте — на стороне Приднестровской Молдавской Республики. Обвинялся в том, что в 2000–2001 годах готовил вооруженное вторжение в Казахстан для защиты русскоязычного населения.

В апреле 2001 года по обвинению в хранении оружия и созданию незаконных вооружённых формирований (обвинение снято) был заключён в следственный изолятор ФСБ Лефортово. 15 апреля 2003 года приговорён к четырём годам лишения свободы. Освобождён условно-досрочно.

Ведёт активную оппозиционную борьбу. Является одним из лидеров оппозиционной коалиции «Другая Россия».

Владеет английским и французским языками.

— Определять их в рамках политической терминологии я не хочу, потому что получится приблизительно. А приблизительно получится из-за того, что политическая терминология создавалась давным-давно и устарела. Я — ярый сторонник народовластия, то есть власти четвертого сословия, большинства, сдающего в наем свои навыки и рабочие руки. Это важно, потому что мои союзники либералы клянутся и божатся средним классом, а о народе говорят плохо или утверждают, что его вообще не существует.

— Такие понятия, как «советский-анти­советский», для вас имеют какой-то смысл? Или эти градации давно устарели и ничего не объясняют?

— Для меня эти понятия имеют смысл, поскольку всегда можно понять степень бестолковости человека по той ярости, с которой он отрицает советское прошлое. У большей части народа все же есть звериное нормальное чутье не отказываться от советского периода Истории.

— Вам не кажется, что потенциал русского народа подорван? Что воля к жизни у русского человека истощена? Или, может быть, всё обстоит иначе, и русские, как нация патерналистская, просто ориентируются на отцов государства? И если народу дать, что называется, большую идею, общее дело — всё стремительно изменится?

— У меня нет данных статистики о том, подорвана или нет. Как позитивно заряженный политический и исторический персонаж я делаю свою работу. У меня есть догадка что арифметика в оценке народов не работает. Достаточно, видимо, здорового меньшинства, чтобы вытянуть нацию на себе к подвигам и создать ей героическую репутацию. Один старик-фронтовик как-то сказал мне по поводу Великой Отечественной: «Вы думаете, Эдуард Вениаминович, что в ту войну все были блистательными героями? Так не было. На одного героя приходилось три шкурника». Нужны ли комментарии? Войну все равно выиграли.

— В России идут сокращения на большом количество промышленных предприятий. Фактически обречена химическая промышленность Дзержинска — того города, где вы родились. А ведь в начале восьмидесятых Дзержинск был третьим в Европе химическим гигантом. Большие неприятности на Горьковском автозаводе. Как вы думаете, возможно ли изменить эту ситуацию?

— Мировой кризис становится все более похож на конец мирового рынка. Похож на конец самой системы либерального капитализма. Меня сам факт кризиса ничуть не печалит. Отсоединившись от мировой экономики, наша страна обречена стать более независимым и национальным государством. Даже если полного отсоединения не произойдет. Но то что люди теряют работу — тяжело. Горьковский автозавод нужно сохранить. Нужно обязать граждан покупать российское, даже если продукция менее хромирована и мчится чуть медленнее иномарок. В кризис государство обязано поддержать граждан и их семьи индивидуально. Я предлагаю освободить безработных и бедных от всех налогов и поборов, простить долги, если они есть, не брать с людей за квартплату и услуги ЖКХ, заставить богатых платить акцизы на предметы роскоши, запретить вывоз капиталов из России, заморозить цены на основные продукты питания, национализировать валютные резервы Центробанка. Осуществлять экспорт только за рубли, импорт — в валюте страны-импортера. Отказаться от проведения Зимней Олимпиады в Сочи: сэкономим массу денег и так далее. Государство на то и существует, чтобы настоять на необходимых большинству населения мерах. Государство должно всей своей силой и мощью придти в экономику. А вот из политики оно должно немедленно уйти, вытащить из неё свои сапоги.

— В случае вашего прихода к власти, будут ли инкорпорированы представители прежних элит — скажем, ряд нынешних экономических управленцев — в новую власть? Будут ли подвергнуты тем или иным репрессиям люди ответственные за откровенно неудачные экономические реформы последних лет: например, авторы монетизации льгот?

— Репрессий не будет, они контрпродуктивны, так как сплачивают репрессируемых. Достаточно бывает отстранить человека от работы. В любом министерстве при разных сменяющихся назначенных политически министрах есть технические руководители, которые несут на себе полный груз работы. Их следует оставить. Иначе все развалится.

— Что вы хотели бы сказать людям, которые отравлены антилимоновской госпропагандой и видят в вас исключительно скандалиста, радикала и человека, которому свойственно совершать крайне неоднозначные поступки?

— Отравленных антилимоновской госпропагандой не так много. Народные массы не забыли советские навыки, когда считалось, что если власть чернит человека, то это достойный человек. Народные массы в 2009 году придерживаются такого же мнения. Никаких неоднозначных поступков я не совершал. Увидел, что против сербов мобилизована вся мощь западных стран, и счел нужным и благородным стать на сторону сербов. В 1993 году я был в Москве на стороне не Верховного Совета, но на стороне народа, который мобилизовался вокруг Верховного Совета. Лощеные воры украли у нас нашу Россию. Нужно вернуть нам всем нашу страну. Все однозначно. Я самый предсказуемый человек в России.

Беседовал Евгений Лавлинский