Культурный слой
№ 64 (1622), 18 июня 2010 г.

«Вы поэта не поправите и не сможете пресечь»

Владимир Решетников

Родился 17 апреля 1971 года в посёлке Сухобезводное Горьковской (Нижегородской) области. Окончил Горьковский строительный техникум, затем Педагогический университет.

В 1989—1991 годах служил в Советской Армии.

Трудовую деятельность начал в испра­вительной колонии в родном по­сёлке: работал мастером в ПТУ и психологом. В настоящее время служит там же, в отделе охраны в звании майора.

Стихи пишет с 14 лет. Участвовал в ряде творческих поэтических встречах, конкурсах, фестивалях и семинарах молодых литераторов (Саратов, Арзамас, Болдино, Семёнов, Выкса, Кстово и др.). Автор четырёх сборников стихов и книги рассказов.

Печатался в местной прессе, в поэтических альманахах. Снимался в фильме к 100?летию поэта Бориса Корнилова (ННТВ, май 2007 года).

Член Союза писателей России с 2007 года.

Женат, воспитывает сына и дочь.


2020

Вот и сбылись предсказания,

Поздно пенять на судьбу.

В чёрном, пустующем здании

Рукопись в кучу сгребу.


Здесь на столешнице матовой

Бредил разбросанный стих,

Каждой строкою изматывал

Тех, кто остался в живых.


Круглые сутки затмение,

Пыль непроглядной стеной,

Кто-то из них, тем не менее,

Звал в пустоту за собой.


Тронулись в путь полуголые,

К чёрту от голой земли,

Может быть, это Монголия? —

Всё разобрать не могли.


Год — ни травинки, ни листика,

Год — на закат, ни заря,

Всюду какая-то мистика –

Без кораблей якоря.


Как за грехи наказание,

Стих оборвался в бреду,

Выйду из чёрного здания,

Выйду и с ними пойду.


Что не дописано — пройдено

Будет, испито до дна…

Верю — отыщется Родина,

Если у сердца она.


***

Лес и поле под небом серым,

Зябнет в стылом тумане село…

Невозможно прожить без веры,

Да и веруя жить тяжело.


Тяжело наблюдать вот эти

Неживые жилые дома,

В них давно поселился ветер,

Захвативший добро задарма.


Растворились, куда-то делись

Обитатели здешних мест,

И коррозия, словно ересь,

Объедает церковный крест.


А ведь жили когда-то, жили

Добры молодцы — только держись!

Не жалея своих сухожилий,

Обустроили новую жизнь.


Помню, раньше гордились ими

И под знаменем красным одним

Мы у каждого знали имя

И фамилию, и псевдоним…


Их неверия кара настигла,

Как провидец давно предрекал,

Звезды падали, словно иглы,

На последнего из могикан.

Свежий ветер туман рассеял,

Я узрел голубую даль —

Вспомнил заповедь по Моисею,

Мол, кумира себе не создай.


Лес и поле под небом серым,

Оживет ли родное село?

Парадокс, но дойти до веры

Все ж неверие нам помогло…


***

Бьёт в затылок вчерашнее палицей,

Хлещет совесть по нервам, что плеть.

Всё равно: лучше пасть и раскаяться,

Чем бездействовать и сожалеть.


А ты знаешь, что солнышко

с пятнами? —

У любого грехи позади.

Непонятная ты, непонятного

Не оправдывай и не суди.


Жизнь горчит осужденья отравою,

А случится — оступишься, пусть

Виноватою будешь ли, правою —

Я тебя осуждать не возьмусь…


***

Встретились они совсем случайно

На площадке лестничной в ДэКа,

Он курил, она пакетик чайный

Шпарила в стакане кипятка.


Говорили обо всем на свете,

Говорили, чтобы не молчать,

На лице румяном он заметил

Тайного желания печать.


Всякая случайность не случайна,

Вероятность встречи велика —

Оказался тот пакетик чайный

В пепельнице около бычка.


Две стихии, разные, по сути:

Влаги аромат и пыл огня…

Что же было дальше? — дорисуйте

Вы картину эту за меня…


Глаза

Мужик с азартными глазами

Колол под сердце раза три,

Но вот попал… и боров замер,

И что-то екнуло внутри.


Обмяк он, рухнул у забора,

Кропя и плавя белый снег,

Еще теплел сраженный боров,

Уже наелся человек…


Бесплодно вызывая жалость

У тех, жующих за окном,

Башка кровавая лежала

В сугробе кверху пятаком.


Глаза немного приоткрыты,

Глаза, счастливей многих глаз,

Всю жизнь смотревшие в корыто,

Смотрели в небо первый раз!..


***

В голову ударило,

Ноги заплело,

Не серчай, сударыня,

Не серчай зело.


Вопреки порадуйся —

Как степной ковыль,

Гнёт меня под градусом,

Под сороковым.


Гнёт к землице — матери

Пьяною слезой,

Не на то мы тратили

Времечко с тобой.


Распылили цельное,

Разорвали связь,

Цены вместо ценностей

Чтили, не боясь.


Под дождём, под ливневым,

Горькой горько пьян,

Наизнанку выверну

Душу, что карман.


Из души не вычурной

Горечь соскреби,

Без остатка вычерпай

Кровушку рябин.


Да, и клёна золото

Вынуть поспеши,

Видишь — дно расколото,

Дно моей души.


Ты поймёшь, сударыня,

Отчего зело

В голову ударило,

Ноги заплело…


***

Ширь земная необъятна,

Синева над головой.

Находиться так отрадно

Между небом и землёй.


Принимая нежность неба,

В небо влюблена земля,

Хорошо бы с милой мне бы

Жить во имя, ради, для..!


***

Владимиру Жильцову


От звона лишних словоблудий

На мне усталости печать.

Давай, Иваныч, просто будем

Про жизнь нелёгкую молчать.


Ты обожжён законом волчьим,

Моя судьба — закон читать,

Как хорошо с тобою молча,

Всё вспоминая, забывать.

Забыть о прошлом, не иначе

Забыть о будущем, когда

Мы друг о друге вдруг заплачем,

Прощаясь, может, навсегда…


И чтобы врозь от словоблудий

Не впасть в агонию тоски,

Давай с тобою вместе будем

Молчать по-русски, по-мужски!


Яблоки

Яблоки падают оземь,

Падают по одному.

Мне беспокойно возле,

Яблочко я подниму.


Светит янтарная нежность,

Паданец, друг наливной

Что ты почувствовал между

Веткой и жёсткой землёй?


Стук мне в ответ, да и только,

Словно падения гимн:

Падать, конечно, не горько —

Стало бы слаще другим…


***

Захару Прилепину

Чокнусь я с тобой стаканом разовым,

Пластиковым хрустом ужаснусь.

Затяни же песню Стеньки Разина

Про былую, будущую Русь.


Ты остерегаешь: будет месиво

Мутное, кровавое, и глядь —

Братцы на плечо «стволы» повесили,

Могут по ошибке расстрелять.


Знаешь, я давно с душой расстрелянной,

Просто по инерции совсем

Возраст тела меряю апрелями,

Насчитал недавно — тридцать семь.


***

То не градусник зашкаливал

До озноба — сорока,

Не похмелье подле шкалика,

Подле первого пока.


Я в уме и трезвой памяти

Выдаю прямую речь.

Вы поэта не поправите

И не сможете пресечь.


Вся земля покрыта оспами!

Я кричу, меня несёт:

Переделай грешных, Господи!

Семь деньков на всё про всё!


Опадёт на землю перхотью

Весь черёмуховый цвет.

Я бреду по жизни нехотя,

Потому что жизни нет…