Культурный слой
№ 20 (1723), 25 февраля 2011 г.

Одиннадцать врагов Мишина

Председателем местного отделения Союза театральных деятелей на безальтернативной основе почти единогласно избран Александр Иванович Мишин. Лишь 11 человек осмелились проголосовать против кандидатуры человека, который грозился закрыть в Нижнем Новгороде театр, а после вмешательства центрального аппарата СТД, лично председателя творческого Союза Александра Калягина и министра культуры России Александра Авдеева приютил у себя в кукольном театре с позором изгнанного из ТЮЗа, скандально знаменитого директора Максима Владимировича Крохина, назвав его хорошим специалистом.

11 против 71, которые голосовали «за» — по разным причинам: приказано, безразлично, лишь бы не меня. Ну, а некоторым, безусловно, импонирует стиль руководства Александра Ивановича — твёрдая рука!

Мне даже жаль, что голосование было тайным — 11 принципиальных людей достойны того, чтобы мы знали их имена. С другой стороны, героев, как и разведчиков, сдавать никак нельзя. Они честно пытались как-то повлиять на культурную перспективу в нашем королевстве, что-то изменить, заложить основу для обновления. Не вышло. Их было всего одиннадцать.

А вот на предвыборных собраниях в театрах не всё шло так однозначно. В театре «Вера», например, двенадцать голосов было отдано за кандидатуру другого заместителя председателя Союза — заслуженного артиста России Сергея Блохина и только шесть — за Мишина. Семь человек поддержало Мишина в Театре драмы (единогласно?!).

«Всем артистам театра, поднявшим руки за Блохина, были обещаны ­репрессии… Мы вернулись в семидесятые? Чего мы боимся? Поразительно, но я сам, когда говорил, буквально трясся — от волнения или страха? Что же это? Генетика или мы плохо читаем Чехова?.. ». — «Это, действительно, генетика. По себе чувствую… Новому поколению проще. Они чаще, чем мы, свободны в своих мнениях, хоть и чаще ошибаются… если мы язык в ж… засунем, то они это быстро у нас переймут — тогда опять тьма!». Эти ЖЖ-признания свидетельствуют о том, что участие в выборах руководителя творческого Союза у многих происходило весьма и весьма драматично, вызывая внутреннюю ломку и изменение в структуре личности.

Конечно, чтобы правильно сориентировать робких нижегородцев, председатель СТД Александр Калягин мог бы обозначить для них возможные проблемы в случае «безальтернативного избрания»: при председателе, так зарекомендовавшем себя в острой конфликтной ситуации и по части фестивальной политики, отношения с центральным СТД могут складываться трудно. И ни фестивалей, ни грантов театральному Нижнему не видать, нововведений и творческих инициатив тоже не предвидится. И вообще смена курса — назрела. Но этого не произошло.

Как признаётся сунувший голову в самый водоворот событий «самовыдвиженец» Сергей Блохин (на самом деле делегированный на этот отчаянный жест теми, кто хочет оздоровительных перемен!), всё происходящее в стенах Союза похоже на какую-то секретную организацию. Ему не удалось даже до конца озвучить на конференции своё выступление и перечень тех проблем, которые препятствуют модернизации театрального пространства в столице ПФО: «Я был назван беспринципным, рвущимся к власти человеком, ничего не делающим для СТД, желающим обогатиться и потешить свои амбиции и с позором был вычеркнут из списков на голосование и удалён из членов правления». Еще несколько делегатов всё же выступили с критикой деятельности правления. Но ситуацию это не переломило.

В разгар ТЮЗовского конфликта мне пришлось публично напомнить Александру Ивановичу Мишину, что творческий Союз не его личная вотчина. На что он мне на весь коридор министерства культуры кричал: «Но и не ваша!». Время показало, что он был прав: 71 холоп у Александра Ивановича всё же есть. А при наличии крепостных некоторые сразу ощущают себя барами. («Почему-то я так и думал, что вы меня выберете», — удовлетворенно сказал барин на пороге поместья, ой, извините, Дома актера, и зачитал список из шестнадцати человек, с которыми он хотел бы работать). Ну да, для многих творческих людей территория СТД давно уже — не своя. Артисты в личных разговорах мне, так же, как и Сергею Блохину, говорили, что у них нет даже желания приходить в Союз и в Дом актера. А зачем приходить? Разве что на второй этаж в библиотеку проскользнуть… Но нас не 11, нас больше, Сергей. За попытку — спасибо. За мужество.

И я думаю, что победа всё-таки пиррова. Потому что мысль, стремление анализировать и делать что-то конструктивное, вопреки сложившимся обстоятельствам, неуничтожимы.


p.s. Последний раз оживлённое общение театральных деятелей в Нижегородском Доме актёра наблюдалось в мае 2009-го во время Всероссийского Театрального форума. Но форум организовали москвичи — к проведению профессиональных дискуссий, обсуждению спектаклей и показам нового театрального оборудования нижегородское отделение СТД имело лишь косвенное отношение. Посетить мастер-класс знаменитого американского режиссера Ли Бруера нижегородцы тоже смогли только благодаря Форуму…