Среда обитания
№ 31 (1734), 25 марта 2011 г.

Без защиты

Десятки вновь выявленных объектов культурного наследия региона лишились своего статуса

Без защиты

Дом Евланова после реставрации

В регионе произошло важное событие, почему-то не замеченное общественностью: 76 зданий и сооружений, которые входили в список вновь выявленных объектов культурного наследия, лишились этого статуса. Согласно постановлению областного правительства № 78 от 8 февраля этого года, они сняты с государственной охраны. Теперь эти здания можно перестраивать и просто сносить. Речь идёт не только о «гнилушках», о которых любят говорить городские и областные власти. Иммунитета лишились достаточно крепкие дома XIX века на Покровке, Большой Печерской и Черниговской, как минимум интересные с историко-архитектурной точки зрения.
Один из корпусов психиатрической больницы

О бульдозере и наручниках

Прежде всего, краеведы и архитекторы шокированы тем, что с государственной охраны снят дом Евланова (Большая Печёрская, дом 31 а), построенный в первой четверти XIX века в стиле классицизма. В 1986 году это здание было вычеркнуто из списка объектов культурного наследия и назначено на слом. На этом месте решили построить ещё один корпус института прикладной физики.

Однако за здание вступились молодые архитекторы и реставраторы. Они провели исследования и разработали проект, обосновывающий ценность дома Евланова. Этого оказалось мало: архитектору Елене Кармазинной пришлось привязать себя к зданию, чтобы не допустить его слом. В результате власти вернули дом в список вновь выявленных памятников.

И вот сегодня он опять вычеркнут из перечня объектов культурного наследия.

Интересно, что совсем недавно дом был отреставрирован. Заметьте: не отремонтирован, а именно отреставрирован, как и подобает памятнику, — со всей осторожностью, с сохранением малейших архитектурных особенностей. Чтобы осуществить этот проект, были привлечены достаточно крупные инвестиции.

Чем руководствовались эксперты, лишая это здание иммунитета?

За комментариями мы обратились к заместителю руководителя областного Управления охраны культурного наследия Игорю Петрову. Он сообщил, что специалистами была проведена экспертная работа по оценке культурной ценности всех объектов, о которых идёт речь в постановлении.

— В конце восьмидесятых годов большая часть дома Евланова была разрушена, — рассказывает Игорь Владимирович, — впритык к зданию возвели многоэтажный пристрой корпуса института прикладной физики. Это привело к изменению градостроительной ситуации. Поэтому эксперты пришли к выводу об отсутствии достаточных оснований для включения данного здания в реестр памятников.

Герой СССР — не в счёт?

Ещё один объект, лишившийся иммунитета, — усадьба Соколовой на улице Ошарской (1860 года постройки). Согласно законодательству, на каждый памятник должен быть разработан свой паспорт, где были бы описаны особенности здания. Работа эта кропотливая, и не на все объекты культурного наследия составлены паспорта. На усадьбу Соколовой такой документ составлен, и он попал в распоряжение нашей редакции. В частности, в нём говорится: «Усадебный комплекс, сохранивший все основные поcтройки, является характерным примером городской усадьбы второй половины XIX века. Главный усадебный дом, возведённый по красным линиям улиц, проложенных по первому регулярному плану города 1770 года и уточнённому генеральным планом города 1839 года, имеет важное градостроительное значение — закрепляет своим объёмом пересечение исторических улиц Ошарской и Октябрьской. В архитектурном облике существующих сооружений ярко отражены черты эклектики второй половины XIX века».

Добавим, что на главном доме усадьбы есть мемориальная доска, оповещающая прохожих, что здесь жил герой Советского Союза Иван Якушенко, погибший на фронте в 1942 году. Это обстоятельство также отражено в паспорте и вносит свою лепту в ценность комплекса. Однако лица, составившие постановление, посчитали, что всего вышеизложенного недостаточно, чтобы оставить усадьбу Соколовой в списке объектов культурного наследия.

С печальной подписью «на память»

Наверняка все нижегородцы обращали внимание на здания из красного кирпича, расположенные вдоль Оки ниже Благовещенского монастыря. Это комплекс паровой мельницы Дегтярева, его тоже сняли с охраны. Он построен в конце XIX века по проекту нижегородского архитектора Фельдта, но одно из зданий, входящее в состав комплекса, было возведено раньше, в 1840-х годах, знаменитым архитектором Кизеветтером.

Все эти сооружения выполнены в «кирпичном стиле». Как отмечают историки, этот стиль сочетал в себе изящество и утилитаризм: фигурная кладка из красного кирпича придаёт этим неоштукатуренным зданиям художественную выразительность.

Мельница Дегтярева неоднократно была объектом фотосъёмок знаменитого Максима Дмитриева.

По словам начальника отдела историко-культурных исследований НИП «Этнос» Алексея Давыдова, это единственный мельничный комплекс XIX века в черте Нижнего Новгорода, дошедший до нас в целости.

— В городе есть другие подобные промышленные комплексы, обладающие большей целостностью и сохранностью, — поясняет Игорь Петров, — например, мельница Башкирова на противоположном берегу Оки, которая является памятником архитектуры регионального значения.

Вместе с тем, Алексей Давыдов утверждает, что здания остальных мельничных комплексов в большинстве своём перестраивались, а именно дегтяревский практически не претерпел изменений.

Как видим, ситуация не однозначная, и она требует очень тщательного разбирательства. Перечень объектов, по которым принято решение об отказе включить их в реестр памятников позволяет сомневаться, что такой кропотливый анализ был сделан.

По башне зазвенел колокол

О зданиях, снятых с государственной охраны, можно рассказывать бесконечно долго. Среди них — два интересных в архитектурном плане комплекса психиатрических больниц (на улицах Ульянова и Кащенко). Особняком стоит кирпичная башенка на улице Пушкина с небольшой частью стены. Она давно уже стоит особняком: это всё, что осталось от старообрядческого скита, где был похоронен известный в XIX веке купец и меценат Бугров.

Вся территория скита во второй половине XX века была застроена многоэтажными домами, на его месте появился жилой микрорайон по улице Артельной. Осталась только кирпичная ограда с угловой башенкой.

По словам Игоря Петрова, в городе и области сохранились несколько крупных исторических объектов, позволяющих более полно и ярко сохранить у потомков память о Бугровых, о их благотворительных делах. Почти все они включены в реестр памятников истории и культуры. Поэтому башенку и решено было снять с охраны.

Одним из возможных аргументов в этом вопросе мог быть и генплан развития города, согласно которому здесь предусмотрено строительство дублера проспекта Гагарина. Очевидно, для тех, кто составлял генплан, наличие памятников на территории застройки являлось препятствием проектных решений.

Вместе с тем, согласно законодательству, любой гражданин или группа граждан может подать заявление в орган охраны памятников с предложением включить тот или иной объект в государственный реестр объектов культурного наследия. Как рассказал Игорь Петров, к этому заявлению нужно приложить различные документы, обосновывающие и подтверждающие ценность этого сооружения. Нижегородское общество охраны памятников, по словам его председателя Татьяны Рыжовой, готово заняться работой по обоснованию культурной ценности по целому ряду объектов, однако эта работа сложная и не всегда общественность может её квалифицированно провести.

Депутат Заксобрания четвёртого созыва Александр Сериков не смог ответить четко, вступится ли он за теперь уже бывшие памятники. Однако ситуацию Сериков всё же прокомментировал, заявив, что для него в этом постановлении «много странностей».

Рождественская резервация

А теперь — самое, пожалуй, интересное. Это пресловутое постановление 87 появилось на основании экспертизы, которую областное правительство заказало по результатам конкурса коллективу специалистов ННГАСУ. Не бесплатно, разумеется: если отталкиваться от конкурсной документации, на эту работу выделено из бюджета области сотни тысяч рублей.

Очень хотелось бы знать, как эксперты обосновывали снятие с охраны вновь выявленных объектов культурного наследия. Один из этих экспертов, сотрудник ННГАСУ Анна Гельфонд, от интервью отказалась, предложив написать запрос на имя ректора.

Вместе с тем, согласно постановлению правительства РФ № 569 от 15 июля 2009 года, лица, проводящие историко-культурную экспертизу, должны пройти государственную аттестацию. Сегодня в нашем регионе есть только один аттестованный специалист — Наталья Бахарева, которая, кстати, когда-то ставила перечисленные выше объекты на охрану. От каких-либо комментариев она отказалась, однако известно, что Бахареву к этой работе не привлекали.

Стало быть, экспертизу выполняли лица, не прошедшие госаттестацию.

Представители областного правительства могут сослаться на то, что долгое время не было положения о порядке аттестации, и её, соответственно, пройти никто не мог.

Действительно, порядок этот был утвержден приказом Росохранкультуры № 563 от 26 августа 2010 года. По странному совпадению конкурс на проведение экспертизы был объявлен в этот же день, 26 августа 2010 года. Конечно, сотрудники управления конкурсов и аукционов вряд ли были знакомы с новым приказом Росохранкультуры. Но представить, что о нём не знали чиновники из управления охраны памятников, просто смешно.

Итак, когда конкурс проводился, приказ о порядке аттестации уже был, а 9 ноября, когда экспертиза только началась, он вступил в силу.

Таким образом можно сомневаться в том, что процедура подготовки постановления была легитимной. Но даже если всё прошло законно, само это постановление знаковое. Становится понятно, что имели в виду власти Нижнего Новгорода, обещая изменить город. Застройщики не первый год активно наступают на историческую часть, и сегодня это наступление приобрело масштабный характер.

А как же уникальные здания, памятники старой архитектуры?

А вот вам Рождественская слобода — проект культурно-исторического анклава, которому глава администрации Нижнего Новгорода Олег Кондрашов уделяет так много внимания.

Эту резервацию мы, так и быть, пока оставим…