Среда обитания
№ 76 (1779), 15 июля 2011 г.

Уездное пепелище

Как и от кого охраняют исторический центр Нижнего Новгорода

Уездное пепелище

Речь пойдёт о трёх домах, расположенных в самом центре Нижнего Новгорода — на улице Грузинской.Ещё несколько лет назад этот кусочек старейшей улицы, один из милых уголков старого Нижнего, приютившийся за Большой Покровской, напротив театра Комедии, был вполне гармоничным и живым. Главная достопримечательность — двухэтажный дом № 34, с большим балконом с резными столбиками ограждения, с навершиями крыши, напоминающими о древнерусских теремах, — привлекал и до сих пор привлекает внимание, пожалуй, любого — и нижегородца, и гостя. Я встречала его на фотографиях в архитектурных блогах, на картине известного художника Юркова. Одним словом, почти символ места. А вокруг стояли крепкие деревянные дома, в их числе прекрасный, романтичный образец нижегородского деревянного модерна — дом № 32 д, в глубине квартала. И, конечно, неотъемлемая часть любого нижегородского исторического насаждения — приусадебные участки, ­сирень, липы.

В конце двухтысячных ландшафт начал разрушаться на глазах. Один за другим горели дома, окружавшие дом № 34. Так и стоят головешки, вместо домов. Вокруг — бурьян и, конечно же, новый символ Старого Нижнего — синий строительный забор. Остался нетронутым огнем только один дом, тот самый, с большим балконом, с картины Юркова. Прохожу мимо — жив. И вдруг в интернет-обсуждении судьбы историко-культурного наследия города встречаю отчаянное сообщение жительницы, Натальи Макаровой, что и он под угрозой.

Как выяснилось из документов, многоквартирный жилой дом № 34а — дом купца Полушкина, являющийся объектом культурного наследия регионального значения. В окладных книгах налогов на недвижимость Первой Кремлёвской части Нижнего Новгорода за 1911—1917 годы значится домовладение Полушкина по Грузинскому переулку, состоящее из дома и хозяйственных помещений.

То есть дом обладает статусом, дающим право на охрану, — это памятник. А основной принцип действующего федерального законодательства об охране памятников истории и культуры — принцип целостности памятника и его земельного участка как объекта охраны. В целях сохранения памятников истории и культуры в их исторической среде на сопряжённых с ними территориях устанавливаются охранные зоны. Здесь ограничивается строительство и хозяйственная деятельность. Но… ни для дома № 34 по Грузинской, ни для множества других объектов охранные зоны Управлением охраны историко-культурного наследия Нижегородской области разработаны не были. Чего удивляться, что при строительстве от памятника истории и культуры порой остается фасадная стеночка, за которой высится стеклобетонный офисный центр!

Впрочем, отсутствие охранной зоны — лишь одно из множества чересчур своеобразного обращения с законами, которое продемонстрировали лица, принимавшие решения в отношении этой территории. В частности, с земельным законодательством. Самое главное и самое печальное в отношении судьбы дома, перспективы его сохранения состоит в том, что большая часть исторического домовладения была бесплатно передана депутату Заксобрания, крупному застройщику Вадиму Жуку. А жители, собственники квартир, имея на руках все документальные доказательства своей правоты, в том числе отмену постановления горадминистрации о передаче земли и не могут добиться её фактического возвращения.

Сейчас домовладение находится в разграбленном состоянии: земли ему оставлено ровно по отмостку. Зелёный двор под окнами, качели во дворе в нескольких шагах от стены, сараи, в которых хранились дрова (в части квартир до сих пор печное отопление) — это всё уже не имеет никакого отношения к дому, это изъятая территория. А тот самый примечательный балкон, останавливающий внимание прохожих и художников, — теперь уже тоже выходит за пределы оставленной дому территории по отмостку.

Как это получилось? По нормативам всё хорошо: дому положено около восьми соток земли. Это примерно соответствует и площади участка, выделенного в своё время, век назад, при строительстве дома и служб. Собственно, она и должна ­приниматься к сведению при ­проходящем межевании. Сведения о домовладении № 34 внесены в Государственный реестр объектов капитального строительства как о ранее учтённом объекте недвижимости (учётный номер № 345, кадастровый — № 52:18:0060067:0:6). Именно восемь соток числятся в технических документах и кадастровом паспорте.

Но в августе 2008 вышло Постанов­ление главы горадминистрации «Об утверждении границ сформированного земельного участка». Это Постановление передало бесплатно в собственность земельный участок площадью 0,1062 га (почти 11 соток) дому 32 д. В эту площадь земельного участка вошла и придомовая территория № 34 по улице Грузинская. То есть горадминистрация отняла почти половину придомовой территории у дома 34, передав её дому 32 д. Почему?

Вспомните, 32 д — это тот самый романтичный образец нижегородского деревянного модерна. В глубине квартала, за домом 34, он стоял, увитый девичьим виноградом, составляя вместе с ним гармоничную среду, перенося зрителя в «серебряное» начало XX века. Даже сейчас, полусожжённый, он производит впечатление и пропорциями, и витыми линиями резьбы, не традиционной, не фольклорной.

В 2008 году в этом доме все четыре квартиры купил Вадим Жук, ставший таким образом единственным собственником дома 32 д. Как раз после дом и сгорел. И началась процедура межевания, приведшая к столь щедрому наделению нового собственника дома золотой землёй центра. Без обоснований. При том что по нормативам дому № 32 д полагалось менее четырёх с половиной соток.

И вообще-то, многоквартирные дома бесплатно получают землю в собственность, именно когда они являются многоквартирными и у каждой квартиры — свой собственник. А единственный собственник дома должен землю выкупать. Вопрос о земле должен был решиться с прежними собственниками квартир, это их должны были наделить бесплатно придомовой территорией — каждому по доле. Но тогда цена их собственности была бы уже другой, и за копейки перспективную недвижимость в центре получить бы не удалось.

Жители дома № 34 обратились в городскую прокуратуру, и — о, радость! — здесь их поддержали. Увидев нарушения, городская прокуратура вынесла представление «Об устранении нарушений земельного и градостроительного законодательства». На основании этого представления уже в марте 2009 глава горадминистрации вынес новое Постановление — об отмене прежнего, августовского, отнявшего у дома половину придомовой территории. Казалось бы, восстановлена справедливость.

Но не тут-то было. Уже через неделю, в апреле, состоялись публичные слушания по новому проекту межевания. И тут жители вплотную ­столкнулись со своей беспомощностью перед чиновничьими играми. Вместо того, чтобы выполнить замечания прокуратуры и привести проект межевания обоих домов в соответствие с нормативами, сгоревшему «дому Жука» по новому проекту опять выделяют 11 соток, а дому 34 — ещё меньше, чем было, — 2 сотки. То есть сначала ограбили, дали вполовину меньше, чем положено, а теперь, после постановления прокуратуры, — уже в четыре раза меньше! За два года жители так и не смогли добиться от городской администрации реального выполнения представления прокуратуры, хотя гора бумаг растёт.

Надо сказать, что в европейских городах, где стремятся сохранить исторический облик, муниципалитеты всемерно взаимодействуют с собственниками, специально находят для старинных зданий таких собственников?инвесторов, которые могут его поддерживать, при необходимости реставрировать, которые организуют в таких домах кафе, рестораны, частные музеи, магазины, гостиницы и так далее. Эти собственники пользуются различными программами и льготами. У нас же наоборот.

В том же 2008 году для дома № 34 нашелся инвестор, готовый расселить жителей и организовать в доме мини-гостиницу. И требовалось для этого одно — соблюдение закона, нормативов по земле. И для того, кто вкладывается в историческую недвижимость, это означало бы не только затраты, но и вложение денег. И памятник был бы спасён. Но вместо этого городская администрация передала фактически весь придомовой участок г-ну Жуку, не имеющему к дому 34 д никакого отношения. Инвестор ушёл. Земля здесь очень и очень дорогая, и без земли жители инвестора никогда не найдут.

На изъятой территории планируется строительство. Рядом со стенами дома 34 уже положен бордюрный камень. Как решится вопрос с самим домом? Жители смертельно боятся поджога. Увы, это более чем реально, если учесть, что вокруг, вплотную, расселённые дома — они уже горели не единожды, и что будет с ними этим летом, когда наступит жара? Может ли и хочет ли власть обеспечить пожарную безопасность объекта историко-культурного наследия? Даже если, паче чаяния, администрация мирно расселит жителей дома, это не поможет сохранить сам дом от ­уничтожения в огне, который спрячет все концы в воду. Только деньги бюджетные будут потрачены — вместо того, чтобы, выполнив земельные нормативы, расселить людей за счет инвестора и сохранить памятник для горожан.

Увидев ситуацию вопиющего нарушения прав собственников и прав горожан на доступ к историко-культурному наследию, мы с коллегами и жителями пригласили в понедельник, 11 июля, журналистов и всех неравнодушных к ситуации с историческим ландшафтом Нижнего Новгорода, фотографов и блоггеров на открытую пресс-конференцию прямо у дома. Пришли действительно неравнодушные. В защиту прав собственников квартир дома 34 решили включиться защитники жилищных прав организации «Солидарность» и правозащитница Мария Попова. Пришли создатели группы «Сохраним Нижний Новгород», открытой в одной из соцсетей. Нам кажется, объединение всех заинтересованных в сохранении исторического ландшафта нижегородцев — тоже очень важный путь спасения и этого дома, и других, попадающих в аналогичные ловушки.

Сейчас всё дело в политической воле органов местного самоуправления. Они обязаны с опозданием на два года исполнить представление городской прокуратуры и снять с кадастрового учета зарегистрированный Жуком участок в 11 соток. А жители собираются составлять обращение к президенту России.

Ирина Фуфаева,
председатель совета общественной организации «Зеленый мир», инициатор создания движения в защиту исторического ландшафта Нижнего Новгорода