Спорт
№ 115 (1818), 14 октября 2011 г.

Павел Карелин: 27 апреля 1990 года — 9 октября 2011 года

Во вторник, 11 октября, Нижний прощался с Павлом Карелиным. Погода, как всегда это бывает в чёрные дни календаря, испортилась с самого утра, весь день шёл дождь. Но сотни людей, пришедших к зданию училища олимпийского резерва, чтобы попрощаться со своим товарищем, понимали, что небо скорбит вместе с ними. Павел был самым многообещающим молодым спортсменом Нижегородской области — несмотря на то, что российская команда по прыжкам на лыжах с трамплина никогда не входила в элиту своего вида спорта, юный Павел часто занимал места в десятке на этапах Кубка мира, несколько раз даже поднимался на подиум — и это в 21-то год! Летние соревнования обещали сложиться для Карелина как нельзя лучше — на всех стартах молодой трамплинист был в десятке. Однако, вопреки спортивным результатам, на заключительные летние старты спортсмен, занимавший на тот момент 6-е место в общем зачёте, не поехал — и именно с этого момента берёт отсчёт трагическая история, случившаяся ранним утром воскресенья 9 октября на 572-м километре трассы М-7.

В конце августа из сборной неожиданно «ушли» её главного тренера Александра Святова, причём формулировка была совершенно типичной для России — «по собственному желанию по состоянию здоровья». Святов, с приходом которого результаты российских трамплинистов резко пошли в гору, был отлучён от команды, чему, естественно, воспротивились все её члены — от самого опытного Дмитрия Васильева до молодых спортсменов, в числе которых был и Карелин. Затем Павел пошёл ещё дальше — Святов был ещё и личным тренером нижегородца, поэтому Карелин, поняв, что возвращение Александра Николаевича в сборную невозможно, решил перейти на индивидуальную подготовку с личным тренером. Направил письмо в федерацию со своим решением — и тут же получил гору проблем от обидчивых чиновников. Будучи готовым к продолжению летних стартов, Павел получил отказ под предлогом письма, которое Карелин отправил в Федерацию её президенту Александру Уварову несколько недель назад. В письме сообщалось о глубоком порезе, мешающем спортсмену тренироваться, из-за чего он вернулся в Нижний, желая отдохнуть, восстановиться и решить все накопившиеся дела. Когда травма зажила, Карелин выразил готовность поехать со всей командой на сборы, чтобы подготовиться к заключительным этапам летних стартов, но получил отказ. Представьте себе состояние молодого спортсмена, которому не дают возможности выступить — и, может быть, подняться с 6-го места в общем зачёте ещё выше! За несколько дней до своей гибели Карелин сетовал на недопонимание между ним и Федерацией, говорил, что Уваров лично запретил ему выступать в финале Гран-При и надеялся, что в зимнем сезоне руководство уже не будет вставлять ему палки в колеса.

Именно это и стало косвенной причиной случившейся трагедии. Будь Карелин в это время на сборе со своей командой — ничего бы не случилось; именно об этом, кстати, говорил и Дмитрий Васильев, самый опытный наш «летающий лыжник», который был очень дружен с Павлом и называл его своим младшим братом. Но Павел остался на своей родине — а тут друзья попросили добросить их до Воротынца. Добрый и отзывчивый, Карелин согласился.

В 4:40 утра его «Мерседес» на полном ходу влетел под фуру. Левая передняя — водительская — часть автомобиля перестала существовать, до заднего сиденья машина превратилась в груду металла. Сейчас, после расследования, проведённого на месте трагедии сотрудниками ГИБДД, мы можем предполагать, что Павел не рассчитал боковой интервал и дистанцию между двумя трейлерами, идущими по соседним полосам: судя по всему, Карелин, надеялся проскочить между ними, но не сумел. По прошествии времени начинают всплывать новые обстоятельства: если сначала одной из главных версий было лопнувшее колесо на автомобиле Карелина или неисправность подушек безопасности на водительском месте (эта версия после получения снимков с места аварии выглядит просто нелепой), то сейчас стало известно, что на момент трагедии молодой спортсмен был пьян. В его крови обнаружили алкоголь в количестве 1,5 промилле, что соответствует опьянению средней степени. Более того, у Карелина не было прав — временное разрешение закончило своё действие ещё в конце сентября, а права были отобраны в конце августа — как сообщил сотрудник ГИБДД, за отказ от прохождения медицинского освидетельствования. А как говорят медики, в таком состоянии человек, находясь за рулем, неправильно оценивает расстояние — что, судя по всему, и подвело Карелина.

Как бы то ни было и кто бы ни был виноват в произошедшем, Россия потеряла одного из самых талантливых своих спортсменов. Да и не хочется говорить, что Павел сам виноват в своей ­гибели. Оба его пассажира остались живы, один, с травмами головы, находится в больнице, другой же вообще не получил никаких повреждений — погибнув сам, Павел спас своих попутчиков.

Те, кто знал спортсмена, говорят, что Карелин всегда был отзывчивым и добрым парнем, хоть и характер имел непростой. Павел рос без родителей, его воспитывала бабушка Мария Викторовна, которая теперь осталась совсем одна. Ещё печальнее становится от слов Александра Святова, разговаривавшего с Павлом за несколько часов до трагедии: личный тренер Карелина рассказал, что парень собирался жениться на своей невесте Надежде, о чём уже успел сообщить ему и своим партнерам по сборной. Но осуществить свои планы Павлу было не суждено…

Две женщины, потерявшие одна — внука, другая — жениха, на похоронах никуда не отходили друг от друга. Надежда поддерживала бабушку Павла, которая перенесла тяжелейший удар. На похороны Карелина приехал и его личный тренер, и президент нашей федерации по лыжному двоеборью и прыжкам на лыжах с трамплина, и его первый тренер Владимир Фролов; срочно прилетел со сборов из Германии старший тренер сборной Казахстана, сообщивший, что прилететь собирались и многие спортсмены, но просто не успели по времени. В последний путь Павла Карелина провожал военный оркестр и сотни людей, перенесших гибель молодого таланта как свою собственную трагедию.

Когда в небо над Бугровским кладбищем ударил троекратный залп и оркестр заиграл траурную мелодию, гроб начали опускать в землю. И дождь перестал идти. Покойся с миром, Павел.


Евгений Куликов