Общество
№ 5 (1853), 20 января 2012 г.

Центр «Э» атакуэ

Нижегородские борцы с «экстремизмом» завели громкое дело на «антифа»-активистов

Центр «Э» атакуэ
Уголовное дело, инициированное ЦПЭ ГУ МВД России по Нижегородской области в отношении ряда активистов-антифашистов в декабре 2011 года, – не первый, но один из весьма ярких примеров деятельности «борцов с экстремизмом». Казалось бы, методы этой структуры неизменно вызывают споры: активисты разных политических мастей обвиняют сотрудников «Центра «Э»» и в фальсификациях уголовных дел, и в использовании подставных понятых, свидетелей и потерпевших, и в лжесвидетельствовании на предварительных и судебных следствиях, и в грубейших нарушения закона «Об оперативно-розыскной деятельности». А также в угрозах, психологическом и физическом давлении на обвиняемых и членов их семей. Однако нижегородское дело стало прецедентным. По версии пострадавших активистов, на этот раз Центр сам создал экстремистское сообщество, обеспечив его уставом, членскими билетами и информационными ресурсами в интернете.

Преступление

Итак, в декабре прошлого года Артёму Быстрову, Павлу Кривоносову, Олегу Гембаруку, Альберту Гайнутдинову и Дмитрию Колесову были предъявлены обвинения по ч. 2 ст. 282.1 УК, («Организация экстремистского сообщества»), ч. 2 ст. 213 («Хулиганство», сопряжённое с сопротивлением представителям власти), п. «б» ч. 2 ст. 115 и п. «б» ч. 2 ст. 116 («Умышленное причинение легкого вреда здоровью» и «побои» — по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы) и ч. 3. ст. 35 («Совершение преступления организованной группой»).

Адвокатам обвиняемых удалось помочь своим подзащитным избежать содержания под стражей на время предварительного следствия по делу. Однако Антон Тарасов, адвокат Быстрова, рассказал интересные детали о действиях сотрудников полиции: «В кабинете у следователя нам было предложено следующее: если Артём даст признательные показания, которые им необходимы, то мера пресечения Артёму будет избрана в виде подписки о невыезде, если мы отказываемся от их предложения, то они выходят с ходатайством в суд для решения вопроса о мере пресечения в виде заключения под стражу. Это стандартная практика правоохранительных органов при задержании. На следующий день было назначено судебное заседание в связи с ходатайством следователя об избрании Быстрову меры пресечения в виде заключения под стражу. Несмотря на все старания сотрудников Центра «Э», а также следователей — в суд приехали пять оперативников, два следователя и прокурор — Артёму была избрана мера пресечения в виде домашнего ареста. Мы посчитали это своей первой маленькой победой».

Обвинение

Основаниями предъявленных обвинений по организации экстремистского сообщества стали изъятые в ходе обыска тиражные периодические издания культурологического содержания, SIM-карты, складной нож, компакт-диски, модем, компьютеры, пара штанов, нашивка с надписью «Antifaschistische Aktion», удостоверение несуществующей экстремистской организации «Antifa-R.A.S.H.» и другие «материалы экстремистского содержания, запрещённые к гражданскому обороту», по мнению следствия «свидетельствующие о противоправной деятельности группировки». Ряд экспертиз, проведённых Отделом специальной связи и информатизации УФСБ России по Нижегородской области, поддержал позицию обвинения. Не стало сюрпризом и то, что выводы специалистов подтвердили наличие экстремистского содержания в изъятых материалах, несмотря на то, что в компетенцию этого органа вообще не входит оценка содержания анализируемого материала. Следователь утверждает, что в январе 2007 года было создано некое «экстремистское сообщество», представляющее из себя «сплочённую, устойчивую, организованную группу лиц для подготовки и совершения преступлений экстремистской направленности». Заметим, что единственным признаком организованности этой «группы» было давнее знакомство обвиняемых между собой. Однако подполковнику юстиции Блиновой этого вполне хватило для предъявления обвинений: «Состав преступного сообщества отличался тесной взаимосвязью его участников, высокой дисциплиной, стремлением участников к единому результату, намерением осуществлять преступную деятельность в течение длительного периода времени».

Так, в качестве целей «преступной группы» следствием были обозначены: «пропаганда идей насильственного изменения государственного строя как проявления фашизма», «установление анархии» и «применение насилия по мотивам идеологической ненависти и вражды в отношении социальных групп «скинхеды, футбольные фанаты» и «состоятельные граждане России»». Кроме того, в вину активистам были поставлены «мероприятия по уклонению от уголовной и административной ответственности»: «ни в коем случае не давать показаний, не раскрывать данных соучастников, о задержании уведомлять адвоката». А наличие у одного из обвиняемых юридического образования, вероятно, интерпретировалось как отягчающее обстоятельство. Напомним, что право не свидетельствовать против себя и своих близких, а также право на защиту – основополагающие права, гарантированные Конституцией Российской Федерации. Однако следователь Блинова не только проигнорировала эти факты, но и сочла их ещё одним преступлением в ряду прочих, не менее абсурдных. Плюс всем «участникам» выдуманной «группы» вменяются преступления насильственного характера, именуемые в материалах дела как «акции прямого действия», а именно - три эпизода «нападений» на представителей «социальных групп» «скинхедов, футбольных фанатов». «Потерпевшие» не только не опознали нападавших, но по некоторым сведениям, утверждали, что их показания были получены под психологическим давлением со стороны сотрудников ЦПЭ, а в одном случае и вовсе были подготовлены заранее.

Защита

Объяснения, данные одним из фигурантов дела о ходе проведённого в его доме обыска недвусмысленно говорят о многочисленных нарушениях, допущенных сотрудниками полиции: «Обыск проводился одновременно в нескольких помещениях разными сотрудниками», «найденное» удостоверение экстремистской группировки «Antifa-R.A.S.H.» мне не принадлежит и было подброшено, что могут подтвердить свидетели, лица с которыми я проживаю и которые присутствовали при обыске». Обвиняемый был силой доставлен в отдел ЦПЭ вместе с двумя своими друзьями, где все трое насильно удерживались в течение длительного времени, подвергались психологическому давлению и принуждались к «сотрудничеству» под угрозой уголовного преследования. Также удостоверения несуществующей экстремистской организации были подброшены и другим обвиняемым по делу, которые позднее были подвергнуты таким же насильственным действиям со стороны сотрудников Центра «Э» под руководством следователя Блиновой Е. В. Остальным задержанным также угрожали физической расправой, принудили подписать заранее подготовленные показания, подтверждающие участие в деятельности «группировки». По фактам грубых нарушений, по их мнению, допущенных в ходе следственных действий, задержанными были направлены жалобы в Управление собственной безопасности при МВД и Следственный комитет. Однако объективных данных, подтверждающих доводы заявителей, обнаружено не было, как не усмотрели специалисты этих структур состава преступления в действиях сотрудников ЦПЭ.

Приступивший позднее к защите одного из обвиняемых, петербургский адвокат Дмитрий Динзе в ходатайстве следователю Блиновой просит истребовать из оперативного управления ЦПЭ по Нижегородской области материалы, которые бы подтверждали фактическое существование и функционирование указанной «экстремистской организации», наличие между членами организации постоянной связи, материалов, которые бы могли обосновать утверждение следствия о создании экстремистского сообщества. А также ходатайствует о назначении комплексной экспертизы с привлечением социологов, лингвистов и психологов для доказательства экстремистского характера деятельности организации, для определения принадлежности «футбольных фанатов», «скинхедов» к устойчивой социальной группе, наличия в представленных на исследование материалах призывов к неподчинению законам Российской Федерации, а также ряда других ключевых фактов и обстоятельств, имеющих непосредственное отношение к расследованию данного уголовного дела.

Ходатайство было отклонено в полном объеме. Уточним. Следователь Блинова объяснила решение отклонить ходатайство Динзе, использовав вполне себе странные основания: «Ходатайство адвоката является ни чем иным, как формой противодействия в расследовании преступлений экстремистской направленности». Блинова расценила закономерные требования адвоката «как способ затянуть предварительное следствие и направить следствие по ложному следу – не в отношении фактических виновников совершения преступлений, а в отношении сотрудников полиции и свидетелей обвинения, что поможет фигурантам по делу избежать уголовной ответственности и уйти от заслуженного наказания». Следователь утверждает, что «оснований для сомнения в виновности обвиняемых и необходимости сбора каких-либо новых доказательств у следствия не имеется».

«Новая» в Нижнем» будет внимательно следить за развитием событий.


Дженни КУРПЕН
специально для «Новой» в Нижнем»