Культурный слой
№ 52 (2052), 17 мая 2013 г.

Группа как экосистема

Группа как экосистема
Квинтет «Иллинойз» второй альбом «Для никого» записывал и сводил с заметным трепетным тщанием. Видимо, поэтому работа вышла столь цельной и продуманной. Все ингредиенты группы налицо: умный авант-рок, ироничные тексты Саши Филипповой. Но главное — подобные работы вселяют веру в то, что Нижний таки существует на музыкальной карте страны и у него есть свой голос.

— Как вам кажется, вы создали шедевр, вы создали альбом, который забудут к концу года? — задаю вопрос Ксении Балашовой (саксофон, клавиши) и Михаилу Зельманову (барабаны).

Михаил Зельманов: Синдром второго альбома бывает, когда беда с материалом. У нас нет проблем с этим — материала вагон, мы не успеваем все оформлять. Как бы это нескромно ни звучало, я думаю, что мы скорее создали шедевр, который не застрахован от того, что его забудут к концу года (смеется).

Ксения Балашова: Сложно объективно оценивать свое творчество, но вот честно — я могу слушать его так, как слушала бы чужое творчество, а не скрупулезно выискивать недостатки в звучании. С прошлыми пластинками такого не было. Надеюсь, это хороший знак.

— В целом материал, по сравнению с дебютным альбомом, стал спокойнее, уравновешеннее. Больше стало чисто музыкальных моментов, сочных проигрышей, переходов, и я бы даже сказал, что тексты Александры перестали главенствовать, как это было на дебютном альбоме. Изменения осознанны или спонтанны?

К. Б.: Время идет, мы взрослеем и музыка идет с нами в ногу. Момент ухода от юношеского максимализма, обилия и панк-рока не заметил никто, всё интуитивно получилось.

М. З.: Это выходило настолько спонтанно, что иногда дух захватывало. Совершенно неожиданно мы «сходили» в поп-формат на двух вещах, «Техника молодежи» и «Поп-музыка». Когда из Кирилла (Арцышевский, гитара — В.Д.) полилась тема «Поп-музыки»», мы гоняли ее кругами, не представляя, что из этого что-то получится. Потом Саша приходит и от неожиданности за пять минут сочиняет текст — бабах!

А «Для никого» поначалу была без саксофона и без слов, и спонтанно в конце пошла тема плясовая, похожая на такой грузинский хоровод. Созревала песня долго, как хорошее вино, но дозрела уже в студии со всеми саксами и словами. Мы словно уловили некий паттерн, который однажды на более гениальном уровне провернули «Битлз». Они как бы отказались от самих себя и сделали «Сержанта Пеппера». А затем, освободившись от собственного ложного «я», закрутили полиморфный «Белый альбом». Наш первый альбом имел родственную природу с «Пеппером», и то, что мы поиграли в это альтер эго, нам дало массу идей ко вторыму альбомому.

— А что касается текстов?..

— Мне бы не хотелось препарировать поток «Иллинойза» на текстовую и музыкальную составляющие, у нас они сильно переплетены. Тексты не несут прямых высказываний и скорее провоцируют на субъективный отклик и поиск двух-трех уровней смысла. Просто наблюдайте за своей реакцией — «Иллинойз» может отзеркалить в вас то, чего вы раньше в себе не замечали, он может разозлить или наоборот странно порадовать. Лучшее, что может произойти с вами, когда вы слушаете его — это встреча с самим собой.

— Я часто думаю о том, что сочинить альбом «Для никого» или для очень избранных в тысячу раз проще, чем сочинить альбом для широкого слушателя. И я всегда радуюсь за исполнителей из авант-обоймы, что с каждым альбомом делают контент все более открытым, доступным. Вы задумываетесь, как будет развиваться ваш бэнд?

К. Б.: «Иллинойз — единственное место, в котором я затыкаю свои орущие амбиции и просто слежу за тем, как развивается наше творчество само по себе, как живой организм с собственными повадками и волей. И стараюсь не задумываться о том, куда все это может завести.

М. З.: Здесь мне остается только вспомнить притчу про сороконожку, которая задумалась, как она идет, и упала. Это может быть и проще, и сложнее. Джин Винсент дурачился, сочинил свою Be-Bop-A-Lula, а она возьми и стань гимном поколения. А иные тужатся и пишут изо всех сил гимны, а получается ночной кошмар. Вывод простой — не нужно запариваться по аудитории и по отклику.

— «Иллинойз» — из лучших представителей российской некоммерческой рок-сцены. Но, к сожалению, группе приходится выживать в мире, где выше всего ценится богатство и успех. Долго ли группа может просуществовать в ситуации, когда у музыкантов нет возможности полностью удовлетворять свои материальные запросы?

К. Б.: В группе есть натурщица и буфетчица. И ничего, довольны и полны энтузиазма. Общество сейчас строится на деньгах, но опасность неудовлетворения материальных запросов грозит только тем, кто озабочен этими запросами и взглядами со стороны широкой общественности. А если у тебя иная система ценностей, становится совершенно фиолетово, будет ли у тебя автомобиль больше, чем у соседа, и не шепчутся ли у тебя за спиной твои «успешные» знакомые.

— Твой вклад в альбом очень велик. Сакс играет и риффы, и мелодии, тут как бы джаз и как бы академизм. А вопрос в том, все ли твои музыкальные решения группа схватывает на лету или приходится их пробивать?

— Всегда все происходит в атмосфере взаимного доверия. Если вдруг ребятам кажется, что какая-то новая тема звучит недостаточно хорошо, они предлагают мне ее модифицировать. Но если я отказываюсь ее менять — никогда не настаивают. Так, например, появилась не вполне тонально устойчивая саксофонная тема «Для никого». Правда у нас есть одна акустическая песня, из-за одной рояльной ноты которой мы чуть не передрались, я даже посреди репетиции начала собирать инструмент и куда-то пошла. Но помирились, конечно, а песня с тех пор так и называется: «Конфликтная».

— Вы сочиняете и записываете ни на кого не похожую музыку. Видимо, группа и устроена непросто. Так?

М. З.: «Иллинойз» устроен сильно иначе, чем большинство известных мне групп. Это разношерстная экосистема… представь, стоит дуб. По нему ходит кот, в его корнях живут зверьки, растут грибы, на ветвях птички гнезда вьют. И каждый участник этой экосистемы как-то ощущает ее по-своему. И выдает во внешнюю среду раз в несколько лет набор из желудей, птенцов, грибов, котят — и все это объединено в альбом. Особенностью этой системы является ее неосознанность. Из нее и черпается энергия. «Иллинойз» не ведает? что творит, у каждого участника своя картина мира, своя система ценностей, своя душевная организация. Если вселенная нас удерживает, значит ей это нужно. Но иногда забредают к нам грибники и говорят — ребята, что-то у вас грибочков маловато. Потом приходят кошатники и спрашивают, почему у вас мало котов на ветвях. Иногда заглядывают ребята, которым нужна мебель и говорят — о, какой у вас хороший дубок — из него получится неплохой шкаф, но вам не хватает лесопилки. Радует то, что есть люди, настроенные не узкоспециализированно, способные воспринять нас целиком. Они и получают максимальное удовольствие от того, что мы делаем.