Культурный слой
№ 75 (2216), 11 июля 2014 г.

Евгений Прощин: «Начинает доходить до абсурда, когда критические мероприятия выглядят ценнее, чем поэтические...»

Евгений Прощин: «Начинает доходить до абсурда, когда критические мероприятия выглядят ценнее, чем поэтические...»

Визитная карточка

Тростник


Махнёшь рукой и что-нибудь уронишь —

Конторку, вазу, ворона, Воронеж.

Огромный сторож, открутив звонок,

Полнеба запирает на замок


И спать ложится. В воздухе совместном

Согласный звук простых жильцов небесных

С их лапками, воткнутыми по шесть,

А сколько в них от Бога, то не счесть.


Но ты стоишь, продрогший, поминутный,

Себя опять на ноль деля, как будто

Кругом вой ветра и кимвалов стон,

И смерть двойную вносит почтальон.


В тебе хрип сдавленный, лёд позапрошлый,

Вагончик пытошный, кацап дотошный.


Что было

— Евгений, Нижнему вы известны не только как поэт, но и как культуртрегер. Можно констатировать, что мероприятия прошедшего литературного сезона случились и получились?

— Я бы не стал говорить о прошедших мероприятиях как о литературном сезоне. Да, прошел фестиваль «Стрелка», да, впервые состоялись «Большие местные чтения», на которых можно было услышать стихи почти всех заслуживающих в Нижнем Новгороде внимания поэтов (а это несколько десятков человек), да, вышли новые книги в поэтической серии «Арсенала», но это все же не литературный сезон.

Дело в том, что для литературного сезона мало самих мероприятий. Для него необходима определенная концепция, и мы ее, кажется, нашли. Со следующей осени планируется масштабная программа под общим названием «Нижегородская волна», вот тогда о сезоне и поговорим.

А те мероприятия, что уже прошли, вызвали у меня положительные, по большей части, эмоции. Дело не только в высоком уровне местных поэтов, радует так же и публика, вполне квалифицированная и очень мотивированная. Знаете, даже страшновато становится, когда в зале устанавливается внимательная тишина, никто не ходит и разговаривает, а все слушают. Это очень ценный момент, такое бывает не везде.

Особенно это проявило себя на «Больших местных чтениях», где что авторы, что зрители были максимально отмобилизованы, поэтому все мои опасения быстро сошли на нет.

Поэтому итог таков: мы закрепились на определенных рубежах, теперь пора двигаться дальше, чтобы деятельность была максимально концептуальной, неслучайной, подробно продуманной до мелочей.

— Вы не так давно сказали, что сейчас настало время для посткураторского периода.

— Объясняю на пальцах. Представьте себе большой российский город. Вдруг в нем появляется человек, который решает, а почему бы в этом городе не быть фестивалю современной поэзии.

Он устраивает этот фестиваль, на который приезжают поэты из разных городов и выступают поэты местные. Местные поэты становятся известны в столицах, они ездят на фестивали, попадают в «длинные» и «короткие» списки литпремий, бывает так, что и выигрывают эти премии.

Их печатают в журналах, издают книги в Москве. Вроде все благополучно, не так ли? На самом деле не все. Я привел реальную схему развития, которая справедлива для Нижнего и еще для нескольких крупных городов в России. Но в какой-то момент запрос «с места» заставляет менять тактику и стратегию.

Дело в том, что фигура куратора, который не только устраивает фестивали, но и каким-то образом актуализирует и легитимизирует местных авторов, выглядит чересчур значимой.

Получается так, что вся сложная конструкция региональной поэтической жизни оказывается замкнутой на нем, а куратор чересчур сильно замкнут на этой самой своей функции. И в какой-то момент возникает не стаганация, конечно, но приходит момент, который настойчиво требует перестановки акцентов.

Иными словами, посткураторский период наступает, когда совершенно точно выполнена задача встраивания региональной поэзии в общероссийский контекст, когда точно нет опасений, что все это сорвется в какой-то «сепаратистский» междусобойчик, потому что общий уровень эстетической квалификации принципиально высок и сам по себе является препятствием на пути к культурному замыканию.

К слову, я нисколько не держусь за то, что поэтический Нижний Новгород достаточное количество лет ассоциируется со мной и моими проектами. Сейчас меня гораздо больше привлекает не «я», а «мы», потому что второй вариант позволяет корректировать ту аберрацию, вольные и невольные искажения объективной панорамы, что неизбежны, если речь идет об условном последнем и решающем праве голоса.

— Чем будет «Нижегородская волна» — набором из разноталантливых авторов или я могу услышать иную интерпретацию?

— Вот как раз продолжая отвечать и на предыдущий вопрос, можно сказать, что «Нижегородская волна» — это не течение, не школа, не кружок или семинар, но самое общее название для тех мероприятий и проектов, что начнутся или продолжатся с осени 2014 года. У нашего проекта очень много задач, но неизменно одно: в перекрестье внимания всегда находится сама современная поэзия, ее ценность непреложна.

Дело в том, что в последнее время поэзию, точнее саму фигуру поэта, стала заслонять фигура критика-литературоведа. Я сам академический филолог, поэтому прекрасно понимаю, в чем недочет такого положения вещей.

Критику мало нужен автор, критик находится в ситуации самообольщения, ему кажется, что говорить умные слова — это настолько «круче», чем сами стихи, что можно два часа говорить сами умные слова, даже особо не цитируя того, кого разбираешь.

Отсюда и разговоры, что хватит уже поэтических вечеров и фестивалей, давайте лучше обсуждать, а не читать стихи. Я не понимаю, в чем тут проблема, если честно. Давайте в одном месте читать стихи, а в другом их обсуждать. Это удобнее, потому что не всякий, кто хочет читать стихи, хочет их обсуждать, и наоборот.

Но начинает доходить до абсурда, когда критические мероприятия выглядят ценнее, чем поэтические. Это имело бы смысл, если бы у нас критика была глубокой и интересной, но, на мой субъективный взгляд, ее уровень сейчас невысок.

Можно сказать о какой-то общей «аспирантской» болезни критиков, где толкование текстов подменяется мышлением по аналогии или просто подставлением фактов под заемную теорию. Так и получается, что открываешь одну статью одного критика и читаешь, что современная поэзия, например, фиолетовая. А в другой статье того же автора обнаруживаешь, что современная поэзия еще и серо-буро-малиновая.

Надеюсь, такая шизофазичная стадия критики скоро закончится. И вот чтобы избежать подобных казусов мы везде указываем, что, несмотря на разный формат мероприятий, рефлексия всегда строится вокруг текстов. Не каких-нибудь, но данных и конкретных текстов. Это страхует от гуманитарного волюнтаризма.

Поэтому важнейшая задача «Ниже­городской волны» — попробовать выявить всю эту корреляцию, взаимодействие на внутрирегиональном уровне. А это, кстати, касается не только самих поэтов.

Нам очень важно понять, что такое социально-коммуникативные качества современной поэзии, насколько возможно нарисовать некую культурную карту Нижнего на данной основе. Поэтому планируется максимально коммуницировать с различными институциями, говорить разное о современной поэзии в разных топосах.

Что будет

— Анонс мероприятий и проектов на следующий сезон приятно поражает. В чём заключается концепт и как будут расставлены акценты?

— Есть проекты, связанные с выступлениями современных поэтов. Помимо уже проводившихся «Стрелки» и «Больших местных чтений» мы очень надеемся на успех «Техники чтения».

Это цикл мероприятий, на каждом из которых выступят три нижегородских автора. Вокруг их текстов, но не в ущерб им, выстраиваются критические замечания. Их озвучивают как специально «назначенные» комментаторы, так и сами авторы и даже публика, интерактив важен и неизбежен.

То есть вместо того, чтобы блуждать в трех соснах, мы тем самым убиваем двух (или трех?) зайцев: поэтическое слово остается главным героем, но происходит его осмысление и актуализация в контексте сказанного о нем. Еще одна большая и важная программа — «Поэзия и актуальные гуманитарные исследования».

Мы планируем сделать стихи предметом разговора в самых разных научных контекстах, от философии до, не знаю, теории архитектуры.

И вести эти разговоры мы будем со специалистами в разных областях, на разных кафедрах и в разных вузах. Вообще, планируется, что вузы должны стать не только площадкой для выступлений, но важнейшими участниками современных процессов.

Можно также упомянуть медиа-поэтическую студию «Пелешян». Не секрет, что для большинства медиапоэзия — это такой поэтический видеоклип, где под поэтический текст подбирается произвольный визуальный ряд. Но это не так. Медиастудия — это мастер-классы и обсуждения возможностей взаимодействия поэзии и области визуального искусства как подспорья в создании своего собственного медиапоэтического материала.

Скажем и о поэтической газете «Метромост». Это не просто газета со стихами. Это такое печатное издание, которое, начиная с его внешнего вида и заканчивая контентом, реализует идею внутренних взаимодействий и пересечений. Хотелось бы, чтобы у газеты был как бы коллективный редактор, чтобы сами авторы предлагали к публикации стихи нижегородцев, хотя только нижегородскими именами мы точно не обойдемся.

Вообще, сложно говорить о том, что пока еще не реализовано. Давайте лучше вернемся к этому разговору попозже, но уже сейчас можно говорить где-то о 20 проектах в составе «Нижегородской волны», с их очень разной направленностью, от поэтических чтений и научных диспутов и конференции до имиджевых и популяризаторских программ. Скучать точно не придется.

— Поэзией не захлебнемся?

— Нет, не захлебнемся. При всей масштабности внутри не так уж и много регулярных проектов на весь сезон, многие из них связаны с разовой реализацией.

К тому же надо учесть, что формат разнообразен. Устаешь ведь не от количества мероприятий, а от их одинаковости.

Поэтому, разрабатывая программу на предстоящий сезон, мы и учитывали, чтобы проекты не повторяли друг друга, не пересекались как в своем содержании, так и в том, кто и зачем в этих проектах задействован. Нас ждет тяжелая, но очень интересная работа, главным героем которой современная поэзия и станет.

— Сыграет ли первый литературный сезон определяющую роль в развитии поэтического сообщества?

— Грядущий сезон не может не быть определяющим. Региональный проект такого рода для России то ли редкость, то ли вообще новость. Мы прекрасно понимаем, что не имеем права расслабиться и сделать хуже то, что можем сделать лучше.

Так что некое ощущение поэтического Нижнего через год неизбежно должно смениться, проблематика региональный столицы, как говорится, вопиёт.

Надо быть дураком, чтобы не воспользоваться тем, что в городе есть все факторы и шансы для реализации масштабных проектов, которые могут качественно повлиять на целостную картину поэтической жизни в регионах.

Это и есть главная задача на сезон — привести в движение все элементы, извлечь из запасников те ресурсы, которые позволят нам реализовать инновационные идеи.

ПОДТЕКСТ

Евгений Прощин

Поэт, литературтрегер, кандидат филологических наук. Родился в 1976 году в Коврове. Окончил филфак Горьковского государственного университета им. Н.И. Лобачевского, где в настоящее время преподает. Стихи печатались в журналах «Воздух», «Волга», «Новый берег», альманахах «Абзац» и «Слова». Автор книги стихов «Двадцать два несчастья» (2007). Организатор фестиваля «Стрелка» в Нижнем Новгороде. Лауреат премии «Литературрентген» (Екатеринбург, 2006) за «организацию лучшего внестоличного поэтического фестиваля в России». Осенью 2014 года при непосредственном участии Евгения стартует новый проект, обещающий перевернуть поэтическую жизнь города.