Общество
№ 46 (2477), 29 апреля 2016

Расточительный хозяин

За всем негодованием и праведным гневом, которые готовы нахлынуть каждый раз, когда читаешь новости, когда видишь и слышишь вокруг произвол, беспредел, сплошное воровство и самоуправство, остается кое-что еще. В последнее время часто становится по-злому смешно от происходящего.

Есть одно очень теплое словосочетание: рачительный хозяин. Это вовсе не обязывает нас воображать богатство, изобилие. Эта фраза, в первую очередь, несет в себе заботу и благоустроенность.

Как рачительный хозяин может выносить деньги из дома и пихать их в соседской квартире во все цветочные горшки и темные щели? Он же и так хозяин, владелец и распорядитель своего хозяйства. И цель его — преумножать преимущества сглаживая недостатки. Бывает, в гостях у бедняка в глухой деревне уютнее, чем в особняке.

Но здесь хозяева, самые настоящие, в патриархальном смысле хозяева жизни, страны, да и людей по большому счету, прячут по всему миру свои счета. Рассовывают купюры в карманы чужих пальто в темных гардеробах и кладовых.

Или все-таки не чужих пальто? Или они, быть может, знают что-то, все эти депутаты-губернаторы-чиновники-олигархи, чего не знаем мы? Например, что через 20 лет вся Россия аккурат по самые границы уйдет под землю, провалится в небывалых размеров черную бездну, откуда столетьями добывали и качали, добывали и качали, сдабривая все это кровью своих и чужих.

Сомневаюсь в возможности подобного катаклизма.

И все-таки что-то есть в этом нелепое, в этих зарубежных активах.

Существует мнение, что дети в определенном возрасте стараются подражать родителям, а становясь чуть старше — стараются во всем перечить, хотя это удается реже, чем хотелось бы подростку. Грабли-то все те же.

Если найдется что-то плохое, что можно вспомнить о вашем отце, это обязательно припомнит кто-то из близких в пылу бытового сражения: ты прямо как он неуравновешен-бессердечен-глуп-упрям! Припомнят и хорошее, несомненно. Или нечто нейтральное, но запоминающееся: походку, позу, лоб в апофеозе папиросы.

Вдруг наше общество, с учетом некоторых условностей, живет по схожим законам? Пусть это будет грубо, но, в конце концов, отец народов (собиратель земли Русской) у нас уже есть, песни про него уже поют, всячески героизируют. Спасибо баррелю за это.

Чиновники всех рангов и званий, судьи, правоохранители, менеджеры госкорпораций — все они воруют не в последнюю очередь потому, что знают: наверху воруют точно так же и даже хуже. Ворует замначальника департамента, и его начальник прет как ломовая лошадь. Министр экологии вроде как украл миллиард на экологическом бедствии — что ж тут такого, начальник министра тоже прет дуром. И даже если все это абсолютно неверно, мы все равно уже все обо всем знаем.

Компромат нипочем, никого не удивить. Истина была озвучена уже давно: пьют и воруют. А парадигмам нужно следовать.

Нельзя, конечно, загребать под одну гребенку всех. Но из неблагополучных по тем или иным причинам семей часто выходят дети, создающие семьи с идентичными проблемами. Конечно, случается и так, что индивидуальные особенности восьмого по счету ребенка в семье, осиротевшего в девять, берут верх над окружающей действительностью, никто не спорит. Но это, к несчастью сирот, детей пьяниц и домашних насильников, случается нечасто.

Было бы странно наблюдать семейство, где отец еженедельно заносит соседу заработанные всем миром деньги, надеясь однажды переехать к нему на П. Ж. Да и как в такой ситуации должен вести себя старший сын?

По-существу у него было бы два варианта: стать опорой для родни, бороться с отцовским произволом, восстанавливать справедливость. Или из и без того скудного семейного общака начать заносить еще кому, сформировать подушку безопасности на случай, когда мать сляжет от паралича, а младшим братьям и сестрам будет нечего есть.

Потом сбежать туда, куда заносил, где уже поселил свою девушку. Сбежать от обезумевших от голода маленьких кровожадных монстров, готовых поживиться чьей-нибудь рукой или голенью.

Кажется, картина перестает быть смешной и становится очень страшной.

Но сквозь все эту мрачную муть все равно пробивается один и тот же тихий, жалкий вопрос: неужели они все в итоге сбегут?

Переедут в Панаму и Лондон, забудут все, что здесь было, как страшный и мучительно долгий сон, и будут жить счастливой жизнью людей, добившихся всего своим трудом. А что здесь тогда? Снова наружу в выберется голодный монстр.