Политика
№ 7 (033), 3 марта 2017 г.

Под одной «крышей»

Власти усиливают контроль над нижегородскими СМИ

В последнее время вокруг СМИ в регионе наметилась ощутимая активность власти, и она не случайна. Что же происходит и чем это вызвано — постараемся разобраться.

Вертикаль

Видимо, прессу не зря называют «четвертой властью» — влияние она сохраняет даже в довольном зажатом обществе. Первые и вторые власти очень внимательно относятся к тому, кто и насколько успешно контролирует средства массовой информации. А также — за тем, как ведем себя мы, журналисты.

В последнее время (с точки зрения власти) необходимость такого внимания к прессе только увеличивается. Россия в последние полтора десятилетия постоянно экспериментирует на политическом пространстве, не принимая готовых форм государственного устройства, а пытаясь найти собственные. Поэтому в политическом дискурсе раз за разом возникают новообразования наподобие «суверенной демократии» или «вертикали власти».

Прессе в этих новых формах, наверное, еще только предстоит найти какое-то собственное устойчивое положение. Пока же она вынуждена «колебаться вместе генеральной линией», на ходу обучаясь оставаться востребованной обществом, будучи при этом и вписанной в установленные параметры, и выживая в непростых экономических условиях.

Очевидно, идеальной конструкцией современного СМИ была бы следующая: нравиться верхам, нравиться низам и при этом приносить доход, — то есть, нравиться не только читателям, но и рекламодателям.

Такую конструкцию легко представить у какого-нибудь развлекательного или научно-популярного журнала, у сборника текстов про моды, гороскопы или кулинарию, — в общем, у такого издания, которое максимально стремится убежать от политической темы. Даже журналу «Крокодил» с его сатирой непросто. А изданию общественно-политическому сложнее всего: его и содержать, и делать трудно, а отказаться от него тоже нельзя: жизнь тогда была бы грустна.

Мартышка и очки

Нижегородская — как и российская вообще — пресса получила мощный разгон в 1990-е, которые, кроме того, что оказались (показались?) «лихими», были еще и свободны. Не их вина, что люди, получившие свободу, не воспользовались шансом и, словно мартышка с очками в известной басне, растратили ее в основном на овладение собственностью, вышедшее, разумеется, по преимуществу, бандитским.

Так или иначе, в 90-е пресса многоцветно развивалась. Газетный и телевизионный бум обогатился на рубеже веков расцветом нижегородских сетевых ресурсов.

Сегодня, увы, процесс пошел в обратную сторону. И СМИ, даже с устойчивой репутацией и заметным кругом влияния, в основном закрываются. С точки зрения гражданского общества и плюрализма, обмена мнениями, явление, безусловно, невеселое.

Представьте, как соблазнительно для власти вернуть положение дел, при котором в каждом районе — по одной газете, плюс газета на город, еще одна — на регион, да тройка телеканалов, два из которых — федеральные. И никакого интернета!

Возвратить подобный status quo политическими методами сегодня весьма рискованно. Однако аккумулировать в своих руках как можно больше источников влияния — одна из главных задач сегодняшнего дня.

Танцуем девушек в цвету

При этом политическая конъюнктура такова, что располагает к изрядному единодушие и единомыслию. От выборов в государстве насовсем не отказались, однако проходить эти выборы обязаны с, как правило, предсказуемым результатом.

Рискнувшим пока еще не закрыться частным нижегородским изданиям приходится в этих условиях выстраивать собственные отношения с властью, иногда — довольно заковыристые, иногда же — прямолинейные, как договор об информационном обслуживании.

А вот государственные СМИ сегодня проходит процесс наибольшей ломки. Выборы как местного уровня (в районах) в сентябре 2017-го, так и, разумеется, президентские необходимо провести без сучка и задоринки, правильно. Это — внешние обстоятельства. Внутренние же заключаются в том, что у политэлиты в регионе былого единодушия нет — и тут, конечно, выиграет тот, кто сосредоточит под крылом наиболее количество медиа-ресурсов.

Так, в настоящее время правительство Нижегородской области является учредителем и соучредителем 89-ти СМИ: 60 газет (в том числе 51 районная), 12 телеканалов и телепрограмм, восьми радиоканалов и программ, одного информагентства и сетевого издания.

Частным изданиям приходится выстраивать собственные отношения с властью, иногда — прямолинейные, как договор об информационном обслуживании

Увы, финансирование прессы изменилось по сравнению даже с прошедшим годом. Однако если присмотреться, видно, что размер бюджетных субсидий был урезан (иногда — резко урезан), только для некоторых СМИ. Для других же он был даже увеличен.

Скажем, газета «Дзержинские ведомости» при годовом тираже в 130 тыс. экз. в 2016-м получила из областного бюджета 1 млн 390 тыс. В 2017-м эта поддержка сокращена почти вдвое — до 680 тыс. руб. А вот расходы, например, на «Городецкий вестник», наоборот, удвоены.

Возможно, логику таких решений следует искать в известном афоризме: каждому хочется «танцевать» ту девушку, которую накормил, а не оплачивать критику в собственный адрес.

Второй заяц

Как рассказал министр информационных технологий, связи и СМИ области Сергей Кучин, общий объем финансирования СМИ, в которых органы исполнительной власти являются учредителями, на 2017 год запланирован в сумме 234 млн руб. При этом общая тенденция «лучше меньше, да лучше» сохраняется: с 2012 года семь СМИ, принадлежавших ранее властям, были ликвидированы (или же правительство региона вышло из состава их учредителей).

Годовой бюджет утвержден, однако не успел год начаться, как меняется на глазах. Власти заговорили об оптимизации расходов на СМИ и даже назвали цифру, которую собираются «оптимизировать» начиная с 2018-го — 30 млн руб.

За механизмами оптимизации далеко ходить оказалось не нужно: он предложен в духе известной вертикали. Всех собирают под одну крышу. Таким образом, что, кажется, централизация вовсе не средство, а сама цель. Ведь по словам того же Сергея Кучина, с 2012-го объем финансирования СМИ из областной казны и без того сократился почти на 70 млн.

Часть депутатского корпуса Законодательного собрания, наверное, не случайно вдруг заговорила об акционировании «ННТВ». Взять в таких условиях готовый телеканал — привлекательно для любого акционера. Однако власть не может позволить себе с этим каналом расстаться.

В «красной» зоне

Разумеется, чтобы контролировать СМИ, не обязательно их покупать. Например, интернет-среда настолько разношерстна и раздроблена, что аккумулировать ее в кулак не удастся. Однако контроль возможен и здесь.

Так, международная правозащитная организация «Агора» опубликовала доклад, из которого следует: по итогам 2016 года Нижегородская область вошла в число регионов, где значительно ухудшилась ситуация с ограничением свободы в интернете. Кроме нас в «красной зоне» — еще 17 территорий, в том числе в ПФО Марий Эл, Чувашия, Владимирская область и Пермский край.

По статистике правозащитников, общее количество фактов ограничений свободы в интернете по сравнению с прошлым годом выросло почти в восемь (!) раз. А эксперты делают вывод, что дальше будет лишь хуже.

Особо активные ревнители «регулируют» прессу иначе. В регионе продолжают возбуждать уголовные дела за публикации, а чиновникам рекомендуют использовать иностранные сервисы.

А в сентябре прошлого года был похищен журналист издания «Виртуальная Выкса» Андрей Горелов, которого неизвестные в балаклавах затолкали в машину, увезли в лес, избили и изъяли карту памяти с информацией. Региональный министр Сергей Кучин считает, что по единичному случаю судить о свободе в нижегородском интернете нельзя. Но находятся и те, кто считает: даже один случай — это уже на один больше, чем нужно.

И нельзя с этим не согласиться.