Культурный слой
№ 10 (036), 24 марта 2017 г.

А мы всё набираем высоту!

Светлояр — сотворчество

А мы всё набираем высоту!
А мы всё набираем высоту! Планета НН. Весна XXI века. Руины высот. На крыше недостроенной многоэтажки в центре заречной части Нижнего Новгорода молодые люди, подростки читают стихи.

Оттуда виден весь город, во все концы света… «Давай воспитывать пространство!» Видео экстрим-стихов на крыше — у нас в группе ВКонтакте «Светлояр русской словесности» — так называется наше движение и сообщество.

Светлоярцы удивительные существа, — эгоцентризм поэтов в нашем кругу превращается в логоцентризм поэзии: ребята умеют и любят писать стихи вместе, в соавторстве. Как правило, инициатором совместных стихотворческих экспромтов — дуэтов и хоров выступает наша Соня. Она же — заводила таких экстремальных походов и выходов за пределы обыденности, например, на Крышу. Не верите? — Смотрите! — слушайте. Это — содружество и сотворчество!

 

Соня БАРАШКОВА
16 лет

teen

Все покидают вскоре
Область возраста «teen».
Окна души зашторь и
Слепо беги, лети.
Всё, что ты хочешь — странно! —
Брезжит невдалеке.
Взрослость гноится раной,
Пухнущей на руке
Не в результате драки
С уличной пацанвой —
Так расцветают маки:
Ржавистый, дождевой
Сгусток внутри ладони,
Медленный кровоток.
Алый цветочек… Тронь и…
Недоросль, росток…
Нежно почти: подросток.
Хиппи? Стрейт-эджер? Скин?
Муторно и непросто
Жить, если возраст — «teen».

 

***

В соавторстве с Сергеем Скуратовским

Я был холодным и твердым, я был мостом, я лежал над пропастью. По эту сторону в землю вошли пальцы ног, по ту сторону — руки; я вцепился зубами в рассыпчатый суглинок.
Ф. Кафка

Я вижу мост, что падает в цветы,
Окостеневшую расправив спину.
Он в пустоту глядел из пустоты,
Под ним ходили раньше корабли, но…
Он так устал от тяжести и тряски,
Под ребрами скопилась тьма и ржавь,
Ты не бывал мостом, но ты представь,
Что дни твои узки, а ночи вязки,
Ты — линия, ты — средоточье линий!
Ты смотришь в красоту из красоты,
Как это больно — жить посередине,
Поэтому мост падает в цветы.

 

***

В соавторстве с Настей Бездетной

1

А вечерами поезда метро
Съезжаются со всех концов в депо,
В тоннелей безобразное нутро
Соскальзывают медленно; а по —
Над городом сырые облака
Разносят по дворам туман и снег.
Твой двор белёс, как лик снеговика,
А иногда, подобно старцу, сед.
А иногда твой двор — волшебный сад,
Скрывающий в себе волшебный плод.
Нагая Ева по снегу идёт,
И поезда подземные гудят.

2

Мой страшный сон — пустеющий вагон
И яростью сверкающие очи.
И поезд тот — между мирами прочерк,
А может, никудышный полигон
Для гопоты, бомжей и имбицилов
И тех, кто не оплачивал билет —
Героев жизни девяностых лет,
Что встретили конец в объятьях ила,
Что втихомолку пили этанол
(СССР раздёргав на цитаты,
Решили перейти на ацетаты
И, упиваясь, падали под стол).
Напрасный труд — описывать мой сон.
Меня трясёт, внутри буянит поезд,
В поту холодном, сильно беспокоясь,
Я просыпаюсь с солнцем в унисон.

 

***

В соавторстве с Романом Шишковым

Посыпаны дома извёсткой белой.
Нырну в окно, как в полынью, как в прорубь
И выверну изнанкой этот город,
И вынырну из собственного тела!
Вот в сумерках трамвай последний тает,
Искря рогами, туловом тряся…
Он ночь пугал — та извивалась вся,
Металась вдоль него вороньей стаей.

 

***

АНЯ ДУДЕНКОВА

Девочка-май

Соне

За серой завесой упругих струй,
Как ни щурься, не разберёшь,
Как изящно хватает она шампунь
И нагая выходит под дождь.
В свете молний тонкий мелькал силуэт
И с громом сливался крик
Молодой души. А дождь-поэт,
Шепча, к ней губами приник.
«Смешала шестьсот шестьдесят шесть
Штук шампуней ты.
Тебе не чужда древесная лесть,
Комплименты ночной темноты.
Ласка тихих русалок-берёз,
Что зелёные косы плетут…
Под потоком их мавьих слёз,
Хохоча, ты творила абсурд.»
Шурша мешаниною из шестиста
Шестидесяти шести тысяч
Вымокших звёзд, рассвет застал
Ливень, пытаясь огонь высечь.
С десятой спички вспыхнуло солнце,
НасквОзь пронзив дождливую ересь.
Убегая, умылась она из колодца,
В святость света сего не веря.
Она боится того золотого,
Что красит свежепомытое небо
В лимонно-рубинно-бирюзовый,
Даря красоту тем, кто не слепы.
Она не слепа. Ей противен солнечный
Диск, и тепло, и свет, и лето.
В душе её пасмурно, хмуро, облачно —
В цветущей душе молодого поэта.
Ты — раздвоённая резким ударом
Молнии стройная, дикая берёзка.
В сердце девИчьем трепещет пожаром
Пламя взошедшего вешнего солнца.
Дождь, уходя, поцелует шершавые
Губы твои и глаза берёзьи,
Вздохнёт неслышно, и, шумно шурша,
Простится с весною морозною.
Холодная девочка по имени Май,
Что носит большие мужские рубашки,
Что пишет стихи… Такая маленькая,
С огромным сердцем полевой ромашки.
Шестьсот шестьдесят шесть чистых
ЛЕсно-небЕсно-древесных шампуней
Тебе даровал дождь серебристый.
И пускает Вселенная струи-слюни.

 

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

«Светлояр русской словесности»

Это движение и содружество молодых и мастеров, — пишущих и читающих.

Четвёртый год в движении и сообществе «Светлояр русской словесности» соединяются природные тропы и тропы литературные: филология, поэзия, мифология, экология, этнография.

Основная аудитория — юношеская. И основные авторы — молодёжь от 15 до 30 лет.

Литературная школа-студия «Первоцветы»/ Светлояр русской словесности проводит сейчас постоянные встречи и занятия в ЦГДБ им. Горького г. Нижнего Новгорода, а также летние фестивали и семинары на Светлояре — в них входит прохождение необычного Китежского маршрута, связанного с именами классиков, в том числе, крупнейших мастеров сегодняшней русской литературы. Маршрут с авторскими чтениями и критическими разборами, с серьёзными погружениями в литературу и русский язык.

Критерии и ориентиры — «глубина, чистота, тайна» — как в легендарном озере Светлояр. У нас немало ребят из Нижегодской области (Бор, Городец, Семёнов), есть люди из других городов России. Ходим мы по всей России: каждый год бываем в Великом Новгороде, в Старой Руссе на Юношеских чтениях по Достоевскому, в тютчевском Овстуге, в Болдине. Мы — открыты к общению, в том числе в интернете: группа ВКонтакте «Светлояр русской словесности». Мы рады всем, кого зовёт и притягивает русская словесность, природа и язык.

 

Весна с портфелем

Вскрыла вены Зима; и ручьи
Растекаются кровью по мартовским улицам.
В моём новом портфеле звенят ключи
И учебник с тетрадкой целуются.
Берёзы простёрли к небу ладони —
Мокрые чёрные ветви галок ловили.
Почему на дне портфеля так неспокойно?
Неужто успели протечь чернила?
Светило кромсает небеса на мгновения,
Лучом пронизывая облако мохнатое.
Из глубины портфеля им уравнения
Улыбаются то мягко, то щербато.

 

***

В сотворчестве с Соней

Солнце руки и губы чужие желтит
И ласкает, шутя, крышу дома.
Всё должно было быть по-другому.
Подгнивает февраль, землю крася в графит.
Надломился графитовый стержень внутри,
Раскрошившись на мелкие всхлипы.
Надо мной узловатые липы
Солнцу шепчут: «Гори же, гори,
Ты костёр посредине небесной реки,
Глубины голубиной ныряльщик.
И не спрашивай, что будет дальше.
Только сердце до дна сбереги»…