Культурный слой
№ 38 (064), 6 октября 2017 г.

Побеждает тот, кто остаётся в сердце

Итоги российского бард-фестиваля «Музыка сердец 2017»

Побеждает тот, кто остаётся в сердце

Фото: Наталья Уварова

В сентябре завершился одиннадцатый Российский бард-фестиваль «Музыка сердец», проходящий дважды в году в Городецком районе Нижегородской области, в пансионате «Буревестник». Оставил много радости. И вопросы.

Буревестники, как и альбатросы, — птицы, живущие в полёте над морем. Им легче летать на ветру, а не при штиле, — такая у них аэродинамика. В штиль они предпочитают держаться на воде, плавать. А когда поднимается ветер, сразу взлетают, поднимаются в воздух. Нетрудно догадаться, почему их назвали буревестниками.

Альбатросы крупнее буревестников, размах их крыльев достигает трёх с половиной, иногда больше, метров. Они облетают земной шар за сорок шесть дней. И не такой уж большой он, наш земной шар.

«Наш маленький шар, беспощадно земной…»

Что же делать тебе, альбатроска бескрылая?
Сердце бурю вещает, — хоть криком кричи.
А на сцене, роняя фраков крылья бессильные
Той же самой тоской изошли скрипачи.
Ты выходишь, выходишь из наивного возраста.
И стоишь, растерявшись, перед тихой стеной,
Разделивший мечты, — беспредельные, звёздные, —
И наш маленький шар, —
беспощадно земной…

Это моё юношеское стихотворение «Своему отражению в зеркале» вспомнилось мне незадолго до поездки в «Буревестник» на Российский бард-фестиваль «Музыка сердец», — ехала я туда вести поэтическую мастерскую и работать в жюри.

Строчка из него «наш маленький шар, беспощадно земной» послужила творческим импульсом одному из заданий интернет-конкурса. Предлагалось написать вариацию на тему строки этого стихотворения:  — не более 12 строк, в любом стиле и жанре.

Задание трудное. Что интересно — именно на него пришло наибольшее количество конкурсных работ. Среди них были интересные лирические зарисовки Олега Небукина, Наташи Уваровой, Александра Шарыгина. «Зацепило» всех членов жюри необычное стихотворение Савелия Лосева (=Сони Барашковой):

Поёт об осенней степи Сальсабиль.
Пустельги кричат. Шевелится ковыль.
С архадом худая калмычка Кеке
Спускается ловко к Яшкули-реке.
Венок из пушицы плетет Яляне.
Лежат облака на оленьей спине.
Рябиновый лист в супротивном ключе
Прилип к покрасневшей руке Окалче
Над полем овсяным шумит кереметь.
Оглянется время и скажет: не сме (р) ть.
Оно сотворит меня чьей-то женой —
Сухой, травяной, беспощадно земной…

Чуть забегая вперёд, скажу, что мир этого стихотворения не вмещался в рамки конкурсного задания. Соня Барашкова стала лауреатом, но не интернет-конкурса, а устного фестивального состязания сентябрьской «Музыки сердец».

В финал устного состязания по решению жюри вышли три участника: Соня Барашкова (Н. Новгород), Малегин Сергей (г. Солигач) и Наталья Караванова (г. Кострома). По положению о конкурсе в подведении итогов принимают участие только заранее зарегистрировавшиеся участники. Наталья Караванова не была зарегистрирована. Поэтому Дипломы лауреатов I и II степени распределились соответственно между двумя остальными участниками.

Вернёмся к интернет-конкурсу.

Ироническая, и очень смешная «Ночная вариация (антиколыбельная)» Марины Гусаровой стала полной неожиданностью, в отличие от варианта Татьяны Уткиной, которая умеет иногда быть парадоксальной, но на этот раз её текст оказался слишком предсказуемым, «лобовым». Марина Гусарова показала высокий уровень владения словом, нестандартный ритмический рисунок, интересные ассоциативные ряды — именно как вариации на заданную тему. Классическая формула: «поэзия — это езда в незнаемое», — прорыв, разрыв шаблона, с сохранением гармонических основ бытия и текста.

У Игоря Гудымы из Воркуты прозвучала важная мысль-формула о том, что «…наивные дети/ либо взрослеть, либо гибнуть обречены». Телепатическая услышанность и «подхваченность» мысли и чувства через одну только строку — это здорово. Все стихи, присланные на конкурс, на фестивале были озвучены и прокомментированы на моей мастерской «Традиции и новаторство» 15 сентября, все они по-своему интересны, каждому из авторов стоит искать свои темы, решения, звучания.

Стихотворение Олега Небукина стало победителем во втором интернет-конкурсе «Нестрой гитары барду не помеха…». Интересные варианты на этот конкурс прислали Александр Шарыгин (Павлово), Анна Сивкова и Елена Рогожина. А в конкурсе приветствий, посвященном пятилетию фестиваля, победила Татьяна Аракчеева.

Магический кристалл

«Музыка вершин» — называются часы фестиваля, когда выступают корифеи.

Шекспир, Пастернак, Тарковский, Левитанский, Юнна Мориц, Борис Рыжий — что между ними общего?

Сергей Никитин, как вариант. Его слух. В последнее время его интересует Борис Рыжий — мы услышали несколько песен на его стихи, — терпких и тонких.

Сергей Яковлевич Никитин широко известен — песни из любимых кинофильмов, огромные тиражи пластинок и дисков, разного рода эфиры. К нему везут и ведут детей, чтобы они увидели на сцене, на концерте, как в телескоп: далёкие поэтические звёзды становятся ближе, отчётливее и крупнее, если их берёт в «объектив» своего зрения и слуха, если их выбирает и превращает в песни этот человек. Он увеличивает, усиливает, приближает к нам стихи своих любимых поэтов — кристаллизацией в себе, выращиванием «магического кристалла».

Стихи воспринимают и слышат далеко не все. Сквозь его оптику не услышит только абсолютно глухой. Спасибо — мастеру. На таких встречах начинаешь понимать, что главное не слова, не музыка, не как, и не что, а кто.

Александр Городницкий — на сцене. Переполненный зал встаёт и поёт «Атланты держат небо…». «Атлантов» знают миллионы.

«Севастополь останется русским», написанная в 2008-м, подхватывается с первого прослушивания.

И, кстати, — «Над Канадой небо синее» — тоже, оказывается, боже ты мой, его песня!.. И давно любимые «На материк». И «Перекаты». И уморительная «жена французского посла». И «паруса Крузенштерна».

Александр Городницкий — не совсем человек и совсем не музыкант. Как самое основное дерево в священной роще. Он пережил в отрочестве блокаду Ленинграда, — сороковые, пятидесятые, шестидесятые и остальные — прошлого века, а дальше нулевые и прочие. Но когда сейчас на сцене, мы все только что слышали это, — от песни к песне голос его всё крепнет, а через полчаса начинает наливаться ещё большей мощью и рокотом обертонов, — а в финале концерта — см. начало — переполненный зал встаёт и поёт «Атланты держат небо»! — это потрясение — чувство древнее, античное, с хором внутри.

…Есть слова-мелодии, которые, как знакомые тропинки у дома, как воздух и ветер сознания сопровождают нас с детства, и нам даже в голову не приходит, насколько наша внутренняя звуко-смысловая вселенная, её какая-то важная, основоположная земная часть, её карта может быть очерчена порой одним человеком, — вот, например, Городницким, — геофизиком, доктором наук, и гуманитарием, как он сам говорит, до мозга костей. Магнитное поле океана и тектоника литосферных плит. Песни, стихи, книги. Всё это — один человек. Городницкий.

Какой путь! — и какая сопричастность сегодняшней жизни — с её русским Севастополем. Песня «Севастополь», написанная десять лет назад, — подхвачена и тогда, и сейчас — хором, единым вздохом. Что может быть важнее?

Мне, видимо, не случайно, — вспомнилась священная роща в северных лесах Нижегородского края, где удалось однажды побывать, — роща с огромным «намоленным» деревом в центре. Колоссальное дерево в сердцевине леса… оно уже не совсем дерево. И непонятно, а главное, неважно! — сколько ему лет. Много, да. Но священное дерево — оно живое, мощное, и продолжает расти. А вокруг много молодых — тонких, буйных, засыхающих и погибших, всяких-разных. Но сила не в них. Сила в центральном, таинственном. Оно звучит, как хор (для юных — отсылка к фильму «Аватар», где центральный образ «древа души» уходит корнями в древнейшее мирочувствование, мирослышание наших предков).

Городницкий — именно такая тайна. И при этом очень простой, очень живой человек — с разлетающимися взглядами (глазами, и не только), склонный к юмору и совсем не принимающий стёба и глума. У него свои слабости, заморочки и пристрастия, — у кого их нет? Он классный. Чудесный. Новая встреча была огромна и значительна.

«Но зато — дуэт для скрипки.
И — альта!..»

Чем так пленила всех эта песня о Моцарте, — а точнее о духе и радости творчества — на стихи Давида Самойлова, исполненная дуэтом из Ярославля Светланой Дудалевой и Ириной Кашириной? Драйвом, задором и необъяснимой новизной слуховой картинки… И ещё тем, что сама песня несла в себе взрывное счастье творчества. Это была вспышка горячего света изнутри драматургически прекрасного стихотворения. Исполнено не идеально (от музыкантов слышала), но — зато — см. рефрен!

Дуэтов и коллективов на этот раз было много.

Дуэт «Богара» из Чебоксар запомнился ещё на первом прослушивании каким-то изумляющим взаимопроникновением голосов.

Очень интересно было слушать нижегородский дуэт «Марципан» — Галина Спиридонова и Наталья Балукова — глубокое, с трагическими нотами, с тонкими музыкальными и вокальными решениями исполнение песен на стихи нижегородских поэтов Наташи Аксельруд и Аркадия Блинцовского (Сарлыка).

Лауреатом в номинации «коллектив исполнителей» стало трио «НасТроение» из Ульяновска, которое для меня лично было скорее качественным музыкальным фоном, чем ярким впечатлением, — но вполне могу допустить, что их музыкально-исполнительское мастерство (оценка нюансов — дело профессионалов-музыкантов в составе жюри) — было на высоте.

При всех спорных моментах — конкурсная соревновательная модель «Музыки сердец» — работает на развитие — и фестиваля, и конкурсантов.

Участники мастерских прошлых фестивалей поднимаются на новую высоту, вплоть до высшей ступеньки лауреатского пьедестала. Яркий пример: высшую награду в номинации «полное авторство» получил Дмитрий Курилов, который был весной в тройке призёров поэтического конкурса.

Удивительные люди с музыкаль­ным+языковым слухом, мастера авторской песни, поющие поэты… Загадка и вечное притяжение. Приглашённые гости этого фестиваля — они же члены жюри — были великолепны. Вдумчивый многогранный Валерий Чечет.

Мария Махова — с маленькими трагикомедиями повседневной жизни, когда паузами-молчаниями и стуками в ритме сердца сказано не меньше, чем словами, и музыкой. И универсальная скрипка второй Маши в этом тандеме — Марии Федотовой, подчёркнувшая смыслы и чувства так отчётливо и ярко, что в памяти остался смешной и грустный рисунок цветным фломастером…

Ураганный Павел Фархтдинов — с песнями-водоворотами, песнями-тайфунами. С его «высшей арифметикой»:

От одного солнца — миллион теней.
От одного ветра — миллион листьев.
На миллион детей — один гений.
На одного гения — один выстрел.
На одном нерве быть нельзя первым.
На одном вокзале я вчера видел
Одного БОМЖа. У него на коже
Нарисовано чувство. Пусть плохое, но все же…
Для одной правды — миллион жизней.
Для одной жизни — миллион песен.
Для одной песни — килотонны боли.
Для одной боли — человек тесен.
Одного солнца — миллионы теней…

И с пониманием, что «неважно, что кто-то не слышит… важно, что кто-то услышал…»

Это действительно так.

Кто победил?

Пятибалльная система оценок с открытым голосованием «большого жюри» и с закрытым обсуждением результатов дала сбой: итоги вызвали вопросы и споры. Ещё возник вечный вопрос — кто и как должен оценивать поэтов, и — новый его ракурс — должны ли быть в составе жюри поэты и филологи? Вы удивитесь, но есть мнение, что быть их не должно. На том основании, что поэзия — она ведь не для поэтов, а для всех остальных простых людей. И в ней — все понимают одинаково. И чего там особо понимать?..

Такая постановка вопроса меня, честно, — изумила. Что возразить? Попробовала представить соревнования по прыжкам в высоту или в воду, и судейскую коллегию, в которой внезапно сидят боксёры, лыжники и, допустим, стоматологи… Представляете?

Но так не делают! Легкоатлетов обучают, оценивают и судят в чемпионатах — легкоатлеты, боксёров — боксёры. Квалификацию любых специалистов — врачей, лётчиков, токарей, пекарей, операторов связи и машинного доения — подтверждают и оценивают, и повышают — своими оценками — специалисты, профессионалы.

Оценивать живое исполнение песенной поэзии и поэтов — дело очень непростое. Требует особой профессиональной квалификации. Искусствоведческой, культурологической, и конкретно — филологической. В жюри обязательно должны быть, кроме музыкантов и любых других почётных гостей, не просто поэты, но поэты-филологи. Иначе всё превратится в профанацию, утратит импульс развития и смысл.

Для меня неудивительно, что система даже простейших подсчётов, баллов и чисел в творческих конкурсах даёт сбой. Музыку и поэзию трудно рассчитать на первый, второй, третий. Но оценить — можно. Можно и нужно делать это квалифицированно.

А победит тот, кто останется в сердце.

Победителей — много на «Музыке сердец».