Политика
№ 40 (066), 20 октября 2017 г.

Нижнему Новгороду назначают правильную «голову»

Горожане окончательно лишились возможности влиять на политические события

Нижнему Новгороду назначают правильную «голову»

Фото: www.gorduma.nnov.ru

Не успел Глеб Никитин толком освоиться во вверенной ему области, как он тут же сделался главным ньюсмейкером, поскольку начал озвучивать достаточно резонансные намерения относительно политического устройства Нижнего Новгорода. Причем если намерение относительно одноглавой модели управления не может быть реализовано в один момент, то смена сити-менеджера фактически уже произошла: Сергей Белов, по каким-то причинам не устроивший Никитина, подал в отставку, а его кресло вовсю уже примеряет депутат госдумы Владимир Панов.

Одноглавая модель

Первое, о чем вообще Никитин заговорил в новом статусе, так это о четкой, всем понятной властной вертикали, которая должна быть выстроена в регионе. В общем-то, это ожидаемо: главой Нижегородской области Глеб Сергеевич стал как раз благодаря вертикали «президент-губернатор», и именно выстраивания дальнейшей бесконфликтной цепочки («губернатор-муниципальные образования») ждут от него в Москве. Видимо, его предшественник Валерий Шанцев не смог такую цепочку создать. Лояльность Валерия Павлиновича по отношению к президенту всем хорошо известно, но одной лояльности мало: важно, чтобы управленческая система на местах работала как часы.

Так вот, первое, что, с точки зрения Никитина, мешает «перезагрузке» местной политической системы, — это двуглавая модель управления городом. Она была введена при активном содействии Валерия Шанцева в 2010 году, как поговаривают, для того, чтобы произвести рокировку ключевых фигур. По большому счету, это чисто номинальное нововведение. Председатель городской думы фактически остается таковым, только называется теперь главой города (ну, у него добавляется немного представительских функций, которые, правда, у него и без того были). Глава муниципалитета тоже таковым и остается, только называется теперь сити-менеджером. Однако если присмотреться (а у нас было достаточное время, чтобы присмотреться), определенная разница все-таки есть.

Главный плюс «двуглавости» заключается в том, что у управленца существует дублер, который во время кризиса может его заменить. Собственно говоря, так оно в последнее время и происходило: пока Сергей Белов был занят судами и закулисными консультациями, Елизавета Солонченко рулила потихоньку городским хозяйством. Для губернатора же плюс заключается в том, что если по каким-то причинам его ставленник не окажется главой города (а это, как мы наглядно убедились, не исключено), то у него есть запасной вариант — «протащить» своего человека в сити-менеджеры.

Главный же минус данной модели заключается в возможности переложить ответственность с одних плеч на другие. В результате горожане толком не знают, к кому идти с возникшими проблемами, а губернатор не знает, с кого именно за эти проблемы спрашивать.

Похоже, Никитин решил для себя, что в Нижнем Новгороде ему нужна одна правая рука, и при этом он уверен, что рука эта должна быть ему верна. И главу муниципалитета должен выбирать (назначать, если хотите) непосредственно губернатор.

Надо сказать, что именно такую модель лоббировал в последние годы своего «правления» уставший от склок Валерий Шанцев. То есть чтобы вместо им же когда-то внедренной двуглавой модели была одноглавая, и при этом чтобы мэра выбирала комиссия из депутатов и представителей областного правительства (то есть чтобы губернатор мог оказывать прямое влияние на выбор главы муниципалитета). Однако ни в областном, ни в городском парламенте данное предложение не было принято однозначно. Фактически оно было проигнорировано.

Теперь эту же модель пытается реализовать Глеб Никитин — и у него как у новоявленного главы региона (а «присланных», как правило, все побаиваются) может это получиться. По крайней мере, явного сопротивления Никитин не встретил.

Однако для реализации данного намерения нужно время. Нужно, чтобы соответствующий закон принял областной парламент и чтобы депутаты гордумы внесли затем изменения в устав города.

Чем не устроил Белов

На встрече Глеба Никитина с ключевыми фигурами города он высказал пожелание, чтобы сити-менеджер Сергей Белов ушел в отставку. Значит, у новоиспеченного главы региона уже есть какие-то претензии к Белову. С одной стороны, Белов известен тем, что именно при нем (то есть когда он был заместителем главы Ленинского района) произошло обрушение дома-общежития на улице героя Самочкина. Через какое-то время в связи с этим было возбуждено уголовное дело, в котором Белов сначала значился подозреваемым, а потом обвиняемым. Если говорить вкратце, он мог поспособствовать своевременному расселению жильцов, но не сделал этого.

Несмотря на определенное торможение со стороны прокуратуры, дело было доведено до суда. Недавно был вынесен приговор, согласно которому Сергей Белов вместе с Надеждой Рожковой, рулившей в момент обрушения районом, признаны виновными и приговорены к штрафу. Однако приговор не может быть приведен в исполнение в связи с истечением срока давности дела. Более того, с такой судимостью чисто юридически можно продолжать управлять городским муниципалитетом, о чем сити-менеджер и заявил, покинув зал суда.

Однако это только чисто юридически. С точки зрения здравого смысла районный управленец, допустивший столь серьезную ошибку, да еще и пытавшийся уйти от ответственности (с самого начала Сергей Белов не признавал своей вины), вряд ли способен полноценно управлять городом. По крайней мере, у тех, кто выбирал главу муниципалитета, такой вопрос после оглашения приговора должен был возникнуть. Но он почему-то не возник.

Возник этот вопрос у Глеба Никитина, однако мотивация, как нам представляется, была совсем иной. Вряд ли новый глава региона успел ознакомиться с делом Белова и с его способностями управлять городским хозяйством. Просто Никитину нужен был во главе этого хозяйства свой человек. Белов же своим не был. Вот и все.

Надо отдать судимому сити-менеджеру должное: может быть, он пытался решить проблемы города не особо эффективно, но по крайне мере он честно пытался их решать, ни с кем не конфликтуя и не проявляя амбиций. Однако в ходе встречи с врио определенные амбиции у него взыграли: не Никитин, дескать, выбирал сити-менеджера, не ему и снимать. Это был явный намек на то, что добровольно Белов в отставку уходить не собирается.

Однако глава региона, которому нужна была быстрая рокировка, задействовал иные рычаги: Сергей Белов был вызван в Москву, и там, в администрации Президента, ему сказали что-то такое, после чего амбиции пропали, и произошел самоотвод.

Темный козырь

На место Сергея Белова (и, видимо, в качестве одного-единственного будущего мэра) врио губернатора прочит Владимира Панова. Данный персонаж нижегородцам фактически не известен. Известно лишь, что когда Вороненков и Бочкарев открыто и доблестно сражались за главный городской округ, чтобы пролезть в Госдуму, в последний момент «дополнительным» кандидатом по тому же округу стал Владимир Панов. Официально в его избирательном фонде было 20 млн рублей, причем в списке генеральных жертвователей значится некоммерческий фонд, председателем которого является глава города Елизавета Солонченко. Фонд этот спонсировал кандидатов практически на всех округах — и вот что удивительно, суммы-то были по выборным меркам смешные (по 2–4 млн каждому), но именно эти кандидаты неизменно одерживали победу.

Опосредованно данный фонд связан не только и не столько с городской властью, сколько с партией «Единая Россия». Небольшая ремарка: в результате тех выборов на всех ключевых округах должны были победить (и победили) кандидаты-единороссы, и Панов был как раз таким.

Все деньги из его фонда были официально потрачены, однако никакой особой агитации нижегородцы не видели. За Вороненкова — да, весь город был украшен его портретами, за Бочкарева — да, трамвайчики с его изображением ходили, а вот за Панова — ну совсем ничего не было. Однако прошел в Госдуму именно он. И дружба с Никитиным, и зачистка для него кресла сити-менеджера — все это говорит о том, что Панов отлично встроен в закулисную политическую систему и имеет тесные связи в администрации Президента.

Вся эта история со сменой моделей и с рокировками достаточно ожидаема и в общем-то забавна, но в ней есть один очень настораживающий момент. Перемена в управлении городом происходят без какого-либо участия рядовых нижегородцев. Сначала мы лишились возможности выбирать главу города (и, соответственно, влиять на его действия). Нам оставили право выбирать депутатов гордумы, которые, в свою очередь, решат там у себя, кто будет управленцем. Теперь же такое решение принимает фактически глава региона — депутатам остается лишь юридически оформить потом это решение, проголосовав за «правильную» кандидатуру. То есть от всеобщих выборов политическая система Нижнего Новгорода плавно перешла к назначениям. Несомненно, многие политики поддерживают и даже лоббируют данный переход, оправданный необходимостью выстраивания вертикали. Однако нижегородцам, окончательно потерявшим право что-либо решать, гораздо сложнее будет добиваться решения «сверху» своих насущных проблем.