Политика
№ 44 (070), 17 ноября 2017 г.

Вам сердце или легкие?

Участники «овражного» конфликта на Почайне впервые встретились в стенах гордумы

Вам сердце или легкие?
История с Почаинским оврагом, где идет подготовка к строительству вопреки мнению активистов и части жителей, получила продолжение. На недавнем заседании комиссии городской думы по экологии данная тема стала центральной — несмотря на то, что проект, давно уже утвержденный, фактически воплощается в жизнь. Дело в том, что конфликт этот получил широкий резонанс, а все подобные конфликты неизбежно обсуждаются депутатами — если уж не на «больших» заседаниях, то хотя бы на комиссиях. Что «из новенького»: впервые за всю эпопею заочной борьбы показался представитель застройщика, изложив кое-какие подробности. И не просто показался, но и изъявил желание выстроить диалог с недовольными. Среди собравшихся (в том числе и в рядах народных избранников) нашлись как сторонники возведения жилых домов на месте оврага, так и противники.

Ворох проблем

Инициативу поднять тему и рассмотреть ее всесторонне проявил депутат городской думы Евгений Лазарев, который, судя по тону и по обильно задаваемым острым вопросам, не очень-то поддерживает идею строительства жилого комплекса в Почаинском овраге. Воплощение данного проекта, как известно, связано с массой проблем. Это проблема уничтожения исторического ландшафта (здесь, напомним, и город был основан, и репрессированных расстреливали), это и снос зеленых насаждений вместе с птицами, и увеличение загазованности территории, и без того перенасыщенной всякими диоксидами — и так далее. Да и вообще, многие жители давно уже ждут не дождутся, когда же здесь появится парк — а тут на тебе, новое жилье.

В общем, ради возведения «Сердца Нижнего» (так называется строящийся жилой комплекс) придется пожертвовать легкими Нижнего — такой вот грустный каламбур.

По словам Лазарева, данные проблемы переросли спокойную грань и вызвали широкий общественный резонанс — поэтому они и рассматриваются на думе.

Кого там расселять?

Депутат напомнил, что первопричиной данного конфликта (как и многих других) стал инвестсовет, решения на котором принимаются узким кругом чиновников. То же самое, кстати, касается и градостроительного совета, где был утвержден проект застройки Почаинского оврага, разработанный известным в городе архитектором Тимофеевым. После обсуждений на градостроительном совете (пусть даже самых бурных) решение принималось отнюдь не путем голосования — его принимал единолично человек, возглавлявший совет (губернатор или его зам). В общем, все обсуждения проекта прошли без участия жителей и общественности, которые узнали о грядущей стройке, как всегда, слишком поздно — когда в овраге начали что-то засыпать.

Далее, после утверждения на советах, был заключен договор между застройщиком и мэрией о развитии застроенной территории — причем Евгений Лазарев выделил эпитет «застроенной». То есть подразумевается, что участок изобилует ветхим и аварийным фондом, который надо расселять, — ради этого, собственно говоря, подобные договора и придумали. Чиновники в ответ на это сообщили, что можно объявить о необходимости расселить пару сараев — и уже можно говорить о приходе застройщика. Видимо, в данном случае так оно и произошло.

Народ оповестить забыли

Вслед за Лазаревым взяла слово представитель общественной палаты Нина Ершова. Она рассказала о целой серии открытых обсуждений проблемы, на которых, к сожалению, застройщик не присутствовал, о том, как реагируют на застройку жители и эксперты, а также о сборе подписей. На сегодняшний день уже около 6 тысяч граждан поставили свои подписи против возведения жилого комплекса — и за сохранение Почаинского оврага, соответственно.

— Непонятно, что за жители 6 тысяч подписей собрали, — вклинился депутат Роман Буланов, который явно был недоволен негативным отношением к проекту застройщика. — Территория начала превращаться в культурную зону, застройщик 10 лет потратил, документацию подготовил. И вдруг прибегает инициативная группа…

Добавим, что застройщик потратил не только время, но и деньги, занявшись починкой ветхого коллектора — а эти работы, если верить представителям «Международной строительной компании», стоит около 100 миллионов рублей. Естественно, наиболее разумным вариантом было бы предъявление претензий к застройщику до согласования проекта и до каких бы то ни было вложений. Но это не вина ни активистов, ни жителей. Это системная проблема отсутствия элементарного оповещения населения о предстоящем строительстве. И публичные слушания тут, кстати, не панацея: во-первых, они не всегда по закону должны проводиться, а во-вторых, сообщается о них не в самых популярных городских газетах.

Дворы вместо парка

Между тем, несмотря на то, что проект выполнила известная мастерская, не все склонны ему симпатизировать. Архитектор Зоя Рюрикова, например, усомнилась в том, что его авторы сделали попытку вписать его в культурный контекст. По ее словам, парк на месте части оврага — не что иное как кусочки дворовых территорий будущих домов.

— Этот проект должен быть доработан или изменен, — завила архитектор, добавив, что вообще стоит поставить вопрос о целесообразности продления земельных отношений с застройщиком, который должен городу 37 млн рублей.

Напомним, по договору РЗТ «Международная строительная компания» заплатила только часть суммы за право пользования территорией. Остальную часть — 37 миллионов — мэрия пытается взыскать уже с помощью судебных приставов, однако те не могут найти (!) компанию.

Далее слово взял представитель компании «МСК» Олег Разживин, который сообщил, что компания готова вернуть долг, но не сразу. Об этом было отправлено письмо в городскую администрацию, оставшееся без ответа. Что же касается судебных приставов, то Разживин предположил, что фирму они искали в Нижнем Новгороде, тогда как она зарегистрирована в Москве. Столичные же приставы, видимо, найти ее не удосужились. В общем, складывается такое ощущение, что в данной истории почему-то подорваны элементарные коммуникативные связи: активисты и застройщик не могут достучаться до мэрии, мэрия не может достучаться до застройщика, приставы вообще не могут друг с другом связь наладить. Олег Разживин, видимо, решил выйти из этого порочного круга и изъявил готовность общаться с активистами — возможно, по итогам этого общения будет скорректирован проект.

Мэрия раздвоилась

Кстати, представитель застройщика упомянул о зарубежном инвесторе, который вообще не понимает, что происходит и почему общественность недовольна. Видимо, оффшорная компания, которая была изначально в составе учредителей «МСК», а потом исчезла, все-таки сохраняет связи с застройщиком.

Весьма лояльно Олег Разживин отнесся не только к едким вопросам депутата Лазарева, но и к выступлению юриста и гражданского активиста Марины Чуфариной, которая напомнила и об экологии, и о негативном настрое жителей, и о сборе подписей. Однако депутат Роман Буланов, которому, как все уже поняли, проект понравился, не был столь лоялен: он пообещал лишить Чуфарину слова, намекнул, что сбор подписей кем-то заказан, и вообще заявил, что юрист юридической работой должен заниматься, а не овраги защищать.

Финальным аккордом стало недоумение эколога Асхата Каюмова, который обнаружил двойственность подхода городских чиновников к проблеме Почаинского оврага. По его словам, управление главного архитектора Нижнего Новгорода уже несколько лет планомерно готовится разбить на этой территории парк, а градостроительный департамент эту же территорию готовит к застройке.

Как видим, лед тронулся — в смысле, начались наконец хоть какие-то диалоги между конфликтующими сторонами. Будет ли от них толк — покажет время. Правозащитник Стас Дмитриевский, например, настроен в этом отношении скептически. По его мнению, тут могут быть два варианта: или застройщик уйдет с территории (правда, не совсем понятно, кто будет доделывать раскуроченный коллектор), или реализует свои планы. Какой-либо компромисс тут вряд ли возможен.