Политика
№ 45 (071), 24 ноября 2017 г.

Иллюзия благополучного региона

Почему массовое сознание «кормят» искаженными данными

Иллюзия благополучного региона
Картина мира, существующая в сознании обитателей российских регионов, неизбежно создается и подпитывается ежедневными информационными потоками. Во многих случаях «первоисточником» тут являются разнообразные ведомства (служба статистики, прокуратуры, антимонопольный орган, всякие «рос…надзоры» и так далее). Их сотрудники собирают и систематизируют «свежие» данные. Этими данными пользуются не журналисты, а так называемые пиарщики. Проще говоря, пресс-службы, которые выбирают информацию, отвечающую их целям, и знакомят с ней СМИ. Ну и «конечный пункт» — сознание обывателей, которые знакомятся с тем, что преподносят им информационные порталы, ТВ-каналы и газеты. В этой статье мы покажем на нескольких примерах, что созданная таким образом картина мира получается весьма искаженной и не соответствует реальному положению вещей.

Пример первый. Загрязнение воздуха

Данные по загрязнениям атмосферного воздуха «генерируют» территориальные управления Росприроднадзора и Роспотребнадзора, а также особая структура Росгидромета — Верхне-Волжское управление по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды (УГМС). Только у этих ведомств есть посты наблюдения и наборы анализаторов, позволяющие компетентно определить превышение предельно допустимой концентрации (ПДК) по тому или иному веществу. Ни жители, ни общественные организации такими инструментами не обладают по причине их дороговизны. Поэтому сколько бы обитатели того или иного населенного пункта ни задыхались от едкого удушливого запаха, юридически доказать или же опровергнуть предположение о загрязнении могут только упомянутые выше ведомства. Что, собственно говоря, уже неоднократно было — и чиновники, проанализировав воздух по жалобам жителей, как правило, разводили руками: нет никакого превышения, все хорошо. И спорить с ними было бесполезно, ибо в распоряжении жителей нет альтернативных весомых данных — кроме собственных ощущений неприятного запаха, разумеется.

До поры до времени данные этой «тройки» казались неопровержимыми и претендующими на истину. Однако летом текущего года выяснилось, что они поразительно противоречат друг другу. Началось все с того, что нижегородская «Комсомолка» опубликовала у себя на сайте информацию о загрязнении воздуха, которая ежедневно обновляется на сайте УГМС. Согласно этой информации, 23 июля 2017 года превышение ПДК по вредным веществам было отмечено сразу на трех постах Росгидромета: по формальдегиду — в два раза (Советский район Нижнего Новгорода), по аммиаку — в 3,8 раза (центральная часть Дзержинска), по хлористому водороду — в 2,7 раза (северная часть Дзержинска).

Через день после этого (то есть 25 июля) на публикацию отреагировало нижегородское ТУ Роспотребнадзора, сообщив, что никаких превышений не зафиксировано. И вот что парадоксально: 25 июля, то есть в день, когда санитарное ведомство распространило «благополучный» пресс-релиз, на сайте УГМС вновь появились данные о превышениях ПДК (по состоянию на 24 число).

Таким образом, по одному и тому же вопросу мы имеем (и, видимо, долго еще будем иметь) информацию негативную и информации позитивную. В данном конкретном случае «победил» позитив, поскольку сотрудники УГМС не стали ничего опровергать, и последнее слово осталось за Роспотребнадзором. К тому же СМИ чаще пользуются теми данными, которые преподносятся им на блюдечке пресс-релиза, нежели информацией, которая содержится в подразделе малопопулярного сайта.

Но что же по гамбургскому счету? Чья информация соответствует действительности? Это можно понять, выяснив, где конкретно расположены посты, какими анализаторами они оборудованы, как специалисты «снимают» данные и так далее. Но этой конкретикой службы делиться не хотят. В частности, представители Роспотребнадзора так и не рассказали журналистам, где именно они брали пробы ­воздуха.

Надо сказать, что взрыв в Кстовском районе (тогда произошла авария на лукойловском резервуаре) упомянутые выше службы «отработали» слаженно. Несмотря на мощный выброс в воздух продуктов горения нефтепродуктов и на жалобы жителей Кстова о том, что им нечем дышать, Росприроднадзор и Роспотребнадзор заявили, что никаких превышений ПДК в день аварии отмечено не было. Служба Росгидромета в своем ежемесячном отчете этот вопрос по конкретным концентрациям в день ЧП тактично обошла, сообщив лишь, что экстремально высокого загрязнения (когда ПДК превышена в десятки раз) не наблюдалось.

В результате Росприроднадзор оштрафовал ООО «ЛУКОЙЛ-Нижегороднефтеоргсинтез» всего лишь за факт аварии, предприятие избежало компенсации экологического ущерба.

Пример второй. Цены на продукты

Похожая история — с ценами на продукты: все мы ощущаем на собственной, так сказать, шкуре, как они изменяются (причем в большую сторону, как правило). Но вряд ли кто-то из рядовых потребителей ежедневно бегает по нескольким магазинам и фиксирует эти цены, причем на самые разные товары.

Есть между тем, специалисты, для которых это работа. Мониторингом продуктовых цен занимаются у нас в регионе антимонопольная служба и служба статистики.

И вот относительно недавно, в ноябре месяце, Нижегоростат сгенерировал информацию об изменении цен на продукты в области с начала текущего года. На основе этой информации областное правительство распространило пресс-релиз — о том, что цены эти снизились.

В оптимистичном перечне — цены на овощи-фрукты (действительно, в начале года они как правило дорогие, а к осени как правило дешевые), яйца и сахарный песок (подешевели на 25%), куриное мясо (снижение на 10%), подсолнечное масло (7%), пшеничная мука, свинина, чай, вермишель и свежемороженая рыба.

Казалось бы, нижегородцы должны обрадоваться, но далеко не все оказались способны переварить данную информацию: почему же на продукты уходит все больше денег, раз они дешевеют?

Более объективной оказалась антимонопольная служба. Согласно ее данным, фрукты и овощи действительно подешевели, но вместе с тем с конца прошлого года поднялись цены на свинину (6,52%) и свежемороженую рыбу (10,91%). То есть то, что у Нижегородстата дешевеет, у антимонопольщиков дорожает.

Пример третий. Долги по зарплате

Схожая история с противоречащими друг другу данными случилась два года назад — тогда в ней тоже фигурировал Нижегородстат. По данным этой службы, на 1 октября 2015 года общая задолженность предприятий региона перед рабочими составляла 118 млн 457 тысяч рублей. Эта цифра попала в пресс-релиз, и затем, соответственно, в СМИ.

При этом на ту же дату цифру по зарплатным долгам нижегородских предприятий опубликовала у себя на сайте трудовая инспекция. Эта цифра в два раза больше «статистической» — 228 млн 635 тысяч рублей общего долга.

Далее две службы пошли соревноваться: через месяц, например, у Нижегородстата долги по зарплате чуть-чуть увеличились до 127 млн 966 тысяч рублей, у трудовой инспекции они выросли до 327 мин 146 тысяч соответственно. При этом противоречия наблюдаются и в данных по числу «пострадавших» — то есть тех, кому не была вовремя выплачена зарплата. У «статистов» на 1 ноября 2015 года таковых числилось 1501 человек, у трудовых инспекторов — в пять раз больше.

К сожалению подобные расхождения не прекращаются, и разные ведомства ничего не делают для того, чтобы их устранить.

Причины и следствия

У данных противоречий несколько конкретных причин. В случае с загрязнением это может быть место, где стоит пост наблюдения: он может быть расположен с подветренной стороны или же там, куда как раз дует ветер. Немаловажное значение имеют также качество газовых анализаторов и компетентность специалистов.

В случае с ценами и с долгами по зарплате дело в разных подходах к сбору информации: известно, что Нижегородстат пользуется лишь теми данными, которые присылают ему различные организации — заводы, магазины и так далее. Сами «статисты» по предприятиям не ходят. Ну, а организации, высылая отчеты, могут «приукрасить» цифры, а могут кое-что и вовсе не сообщить. Этим, видимо, и можно объяснить высокие зарплаты и низкие цены. Федеральные же службы, которые курируют те или иные направления, собирают информацию «в полях».

Однако есть и общая, более глубокая причина. Дело в том, что некоторые ведомства (например, Роспотребнадзор) озабочены тем, чтобы не напугать население, не вызвать панику, создать благополучную атмосферу. Те же самые цели преследует и областная пресс-служба — поэтому между более негативной и более позитивной информацией она всегда выбирает для трансляции последнее. Что же касается СМИ, то у них как правило нет ни времени, ни желания заниматься глубоким анализом и рыскать по альтернативным источникам: если есть пресс-релиз (а пресс-релизы, как мы уже увидели, содержат как правило позитив), конечный информационный продукт делается именно на его основе.

Надо сказать, что такими методами цель отчасти достигается, и создается некая иллюзия благополучного региона, где цены низкие, зарплаты высокие, воздух чистый и так далее. Настроение трудящихся повышается. Однако у подобной иллюзорности есть и обратная сторона. Во-первых, нижегородцы раздражаются, понимая, что преподносимые им цифры расходятся с реальностью. Во-вторых, реальные проблемы не озвучиваются (более того, подчеркивается, что их нет) — а следовательно, они не решаются, а усугубляются.

Отдельные индивиды, конечно же, не ограничатся ссылкой на Нижегородстат и попробуют докопаться до альтернативных источников информации. Но массовое сознание будет ориентироваться на СМИ, которые неизбежно используют позитивные (читай — иллюзорные) пресс-релизы. К сожалению, так будет продолжаться и далее, ибо никто в регионе не заинтересован в том, чтобы средства массовой информации получали объективные данные.