Политика
№ 48 (074), 15 декабря 2017 г.

Владимир Буланов: «Диалог только начинается»

Политик и предприниматель о новом губернаторе, участии в выборах и региональной экономике

Владимир Буланов: «Диалог только начинается»

Фото: Алексей Шевцов

С приходом в регион нового губернатора Глеба Никитина появились надежды на перемены к лучшему — как у обычных людей, так и у представителей политических и деловых кругов. Что ждет от нового главы региона деловая и политическая элита? Об этом мы разговариваем с промышленником и депутатом Законодательного собрания, кандидатом на выборах губернатора в 2014 году Владимиром Булановым.

Новый губернатор — новые инвесторы

— …Что касается моего личного отношения к новому губернатору, — он неплохой. Я скептически отношусь к оценкам Навального, который говорит: «Вам очень симпатичны эти квадратные очки, но скоро вы в них разочаруетесь».

Возможно, новому губернатору не хватает жизненного опыта для руководства таким регионом, как наш — с его сложной культурой, сложными связями, сложной демографией.

Чем отличается мальчик от взрослого человека? Жизненным опытом. Думаю, что буквально за год этот опыт появится. Хотя именно в этот год Никитину предстоит провести сложнейшую губернаторскую избирательную кампанию. В бюджете уже заложены 280 миллионов на эти выборы.

Изначально было впечатление, что Никитин пришел ради президентских выборов — отвлечь негатив от главы государства, провести кампанию и вернуться в Москву. А здесь появился бы более опытный хозяйственник.

Но сегодня строчка в бюджете возникла — и возникло понимание, что Никитин будет избираться. Хотя сделать это ему будет крайне непросто.

— Никитин не производит впечатление человека публичного.

— Это очень правильно, что глава региона старается не мелькать перед камерами, не гламуризирует свою должность — спокойно работает, старается вникать во все вопросы. Он энергичен, он неравнодушен — и есть шанс, что через год у него начнет получаться.

Конечно, вокруг него вьются всевозможные полукоррумпированные личности, прощупывают его. Я, честно говоря, не знаю, какое у него хобби и на чем его будут пытаться поймать, как в свое время поймали Шанцева — уже в первые выходные того повезли на рыбалку, потом — на охоту, а потом и все остальное.

ДОСЬЕ

Владимир Буланов

Родился 20 апреля 1968 года, в Нижнем Новгороде. В 14 лет получил первую зарплату, работая на заводе «Старт» разнорабочим. По окончании школы в 1985 году поступил в Политехнический институт, откуда был призван в Вооруженные силы. Отслужив, вернулся в институт, который закончил в 1993 году.

В 1991 году создал ТОО «Чайка» — предприятие по изготовлению дверных и оконных блоков, которое успешно работает до сих пор.

В 1998 г. с отличием закончил Академию Госслужбы, факультет государственного и муниципального управления по специальности «Управление Финансами».

Будучи предпринимателем, в 1995 году принял участие в конкурсе на должность председателя Комитета, в дальнейшем преобразованного в Департамент поддержки и развития предпринимательства.

В апреле 2002 г. стал генеральным директором завода им. Ульянова — ЗАО «Концерн ТЕРМАЛЬ» — крупного российского производителя электротермического оборудования с широким ассортиментом изделий. За последнее время объем продаж вырос на 75%, объем производства увеличен на 57%, расширен перечень выпускаемой продукции, в частности — товаров народного потреб­ления.

Член КПРФ.

Член правления Торгово-промышленной палаты Нижегородской области.

Член правления «Деловой России».

Заместитель председателя комитета по экономике и промышленности Законодательного собрания Нижегородской области.

Женат, воспитывает двоих детей.

Жизненное кредо: «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за ними в бой».

Очень хочется, чтобы губернатор строил свою карьеру прагматично, не впадая в зависимость от здешних финансово-олигархических структур. Оптимизм внушает то, что Никитин сказал: бизнес должен быть равноудален от власти. Важно, чтобы за этой фразой последовало дело. И бизнес действительно был бы отделен и отдален от власти. Бизнесмену очень важно, чтобы его лишний раз не трогали, не мотали бы нервы. Не срывали бы с ОМОНом рекламные плакаты, например, с управления завода, которым я руковожу. Дали бы спокойно работать. А все свои предложения я могу донести до губернатора в той или иной форме — и при личной встрече, и с депутатской трибуны, и через служебные записки.

— Может, Никитину и не нужно вписываться в местную элиту — есть ощущение, что он опирается на Президента, который дал ему «охранную грамоту» — по крайней мере, на первое время.

— Охранную грамоту Президент выписал предшественнику Никитина. Он имеет индульгенцию по всем уголовным статьям. Отсюда с трудом унесли ноги тот же Англичанинов, Живихина. А много ли сделал для инвестиционного блока Сватковский?.. Инвесторы помнят Евлампиева, а новых инвесторов в регионе нет.

У меня есть огромное желание поработать в инвестиционном совете. Я об этом губернатору сказал. Я считаю себя профессионалом в этой сфере, мне знакома специфика нашей нижегородской экономики. Нам сегодня крайне важно привлекать в экономику новые финансово-промышленные структуры, новый бизнес, новые инвестиции. Большая часть тех, кто работает в регионе, зашли сюда еще при Склярове и Ходыреве — Алекперов, Дерипаска, Седых, из местных — Клочай и Лузянин. При Шанцеве никто из крупных компаний к нам не пришел.

— А торговые сети?

— От торговли все уже порядком устали. Понятно, что торговцы будут хвататься за свои преференции. Самое печальное — продолжается наезд на мелкие магазины, на местные сети — с каким-то упоением и страстью.

А ведь как раз местные сети с готовностью предоставляют свои полки местным производителям. В федеральные же сети местным попасть крайне трудно.

Поэтому я не считаю большим счастьем приход к нам крупных торговых сетей, которые душат малый бизнес. Пример тому — Игорь Гордеев с его Линдовской птицефабрикой, который вынужден развивать собственную сеть, имея мало возможностей продвигать продукцию в крупных сетях. То есть даже предпринимателям с опытом, с именем сложно заходить в московские сети.

Я возлагаю надежды на Никитина — надеюсь, что следом за ним сюда потянутся новые для нас финансово-промышленные группы. Не все же занимаются углем, калием и бензином. Хотелось бы увидеть здесь новых строителей — и пытаться забыть негативный опыт захождения сюда СУ-155 с их «Капстроем». Вполне могут появиться новые промышленные группы, не связанные с уже действующими здесь. Пусть придут люди из той же «Ростехнлогии».

Нижегородскую экономику спасет… АЭС

— Вообще у нас очень интересно все устроено. Недавно слышал статистику: на первом месте по уровню доходов у нас нефтеперерабатывающая отрасль с зарплатами топ-менеджеров, которые измеряются миллионами долларов. А на втором месте — представители госкорпораций.

Для меня удивительно, что в госкопорациях зарплаты начинаются от 50 тысяч долларов — к примеру, у заместителей директоров небольших, на мой взгляд, заводов. И если десять лет назад в структуре экономики такие корпорации занимали 30%, а 70% — частный бизнес, то сейчас все ровно наоборот. И представители этих корпораций с упоением осваивают государственные средства. Все это очень удручает.

А получить работу у госкорпораций даже на подряде крайне сложно. И если раньше мы могли получить на подряде какую-то работу через тендерные площадки, то сегодня нас от тендеров отсекают.

Ни один из волжских городов не осуществляет такие масштабные проекты, как наш Южный обход, например, за счет регионального бюджета. Работают с депутатами Государственной Думы, привлекают средства Федерации

А посмотрите, как они тратят деньги! Покупают себе унитазы по 10 млн рублей, ручки по три миллиона, ложечки по полтора миллиона, всевозможные гаджеты, устраивают корпоративные вечеринки, на которые приглашают звезд первой величины — видеть все это мне как налогоплательщику довольно грустно. Конечно, им все равно, сколько будет стоить киловатт электроэнергии…

— Цены на энергию — вопрос не праздный…

— Никитин не случайно заговорил, что нужно вернуться к строительству атомной станции. Область сегодня весьма энергодефицитна. Все, что предприятия смогли сэкономить, заменив ртутные лампы на светодиодные, — все уже сэкономлено.

Чудес не бывает. Читаю РБК: услуги ЖКХ поднялись в Нижегородской области не выше уровня инфляции. На самом деле это чушь собачья: только за последний месяц цена на электроэнергию для нашего предприятия выросла более, чем на 20%. И я постоянно нахожусь в размышлении: закрывать мне литейку или нет. А без литейки мы не сможем делать то, что востребовано.

За 32 млн рублей нам пришлось прокладывать кабель, который до этого не обновлялся с советских времен. Энергетики этим заниматься не собирались, сказали: «Тебе надо, ты и прокладывай».

Я не жалуюсь. Но в конечном итоге все это ложится на стоимость выпускаемой продукции. И мы становимся неконкурентноспособны по сравнению с Ивановым, Чебоксарами, Владимиром, Костромой — там, где киловатт стоит не шесть рублей, а три.

В компетенции Никитина начать строительство АЭС — и не к 2035 году, а попытаться сделать это раньше. Это бы спасло нижегородскую промышленность.

В советские времена строить АЭС было действительно небезопасно. Сегодня технологии позволяют сделать это весьма качественно. АЭС для нас становится необходимостью.

Амбиции и лидерство

— Сейчас наступили такие времена, что не представитель госкорпорации, финансового блока не сможет эффективно управлять таким регионом, как Нижегородская область. У нас нет нефти и газа, нет подобных ресурсов. Близость к Москве у нас тоже довольно относительная…

— Есть ли у вас желание участвовать в губернаторских выборах?

— В любом случае решение будет приниматься партией. Это не мое личное решение.

В прошлую губернаторскую компанию мне просто не давали участвовать в выборах. Я был намерен выйти во второй тур, где бы как кандидат от КПРФ мог потягаться с Валерием Павлиновичем. Но мне не дали избираться: я не прошел муниципальный фильтр. Все многочисленные кандидаты прошли, а я нет.

На что же мне рассчитывать? На кого опираться? Я должен опираться на партию. А как же иначе?

В ходе выборов мне было бы интересно подискутировать на темы экономики с исполняющим обязанности губернатора. Хотя бы через средства массовой информации. Хотя меня в последнее время не пускают ни на один телеканал. На пальцах одной руки можно перечислить СМИ, которые что-то у меня спрашивают. Не из-за того, что мне нечего сказать, а просто так все заточено. В преддверии президентских выборов только и слышишь: «Главное — чтобы все было тихо-спокойно, без шума».

Если бы все было, как во времена Бориса Немцова, при развивающейся экономике, приватизации государственной собственности и частном капитале, то у меня бы все получилось. Сегодня же я даже не уверен, что получится у ставленника госкорпорации.

— Поживем — увидим.

— Русский народ — очень терпеливый.

Нижний Новгород на протяжении своей истории успокаивался только тогда, когда приходил генерал-губернатор и размахивал шашкой. Сегодня при нашем общем раздрае — к сожалению, и национальные мотивы начинают сейчас звучать, многие диаспоры становятся очень сильны, — при раздрае местных элит, я не представляю, кто бы мог усадить всех за один стол и со всеми договориться. Сегодня это невозможно.

У нас много амбиций, но… За 12 лет позабыты и вся наша столичность, и весь патриотизм. Про «третью столицу» и вовсе никто не вспоминает. Мы — столица Приволжья? Да никакая мы не столица Приволжья. Насколько я понимаю, после президентских выборов будет упразднен институт полпредств — и последние потуги на лидерство сойдут на нет.

«Ситуация неоднозначная»

— Что-то изменилось с приходом нового губернатора в Законодательном собрании?

— В Законодательном собрании две трети депутатов решают свои проблемы. Кто чистит снег, кто строит, кто подтаскивает коммуникации к своему предприятию… Бизнес пересекается с областным бюджетом.

Но сегодня многие «прижали уши»: «А чего будет?». Выжидают.

— Может быть, сама система вынуждает бизнесменов идти во власть? Мол, если не станешь депутатом — бизнес загнется.

— Я не согласен. Среди моих товарищей есть очень солидные бизнесмены, которые во власть вовсе не стремятся. Так что выстраивать бизнес вдали от власти вполне возможно. К сожалению, случается и так, что когда к власти приходят предприниматели, это зачастую не очень хорошо сказывается на качестве жизни населения.

В регионе закрыто более 600 фельдшерско-акушерских пунктов, содержание которых не требовало больших денег. Зато в бюджете будущего года заложено 150 или 180 млн рублей на телемедицину. Это что вообще такое?! Роды будут по телевизору принимать?..

— Власть — она тоже разная бывает.

— Вот я вам скажу: ни один из волжских городов не осуществляет такие масштабные проекты, как наш Южный обход, например, за счет регионального бюджета. Работают с депутатами Государственной Думы, привлекают средства Федерации. Хотя, конечно, смотря какой депутат…. У нас был депутат Макаров, глава бюджетного комитета Госдумы. Так меня даже не пустили к нему на встречу! Он встречался исключительно с «Единой Россией». А зачем, к примеру, региону депутат Сафин?..

Вот мы говорили про охранные грамоты. Мандат доверия от Президента ничего не стоит, если не обеспечен бюджетным финансированием.

— Как сегодня ведут себя фракции и партии в Заксобрании? Изменилась ли депутатская работа? У Валерия Павлиновича было свое понимание, как ЗСНО должно работать…

— У нас все последние годы бюджет называется не «бюджетом развития», а бюджетом социальным. При этом расходы на развитие становятся все меньше, а на чиновничий аппарат — все больше.

В регионе закрыто более 600 фельдшерско-акушерских пунктов, содержание которых не требовало больших денег. Зато в бюджете будущего года заложено 150 или 180 млн рублей на телемедицину. Это что вообще такое?! Роды будут по телевизору принимать?..

КПРФ всегда выступала против строительства ФОКов. Ну не нужен Воротынцу ФОК! Его же нужно содержать — лед, бассейн. А ходит в него в лучшем случае полторы сотни человек со всего Воротынца.

ФОКи нужны главным образом тому, кто их строит. И если первый ФОК стоил 330 млн рублей, то вот ФОК в Приокском районе будет стоить уже 1 млрд 150 миллионов.

КПРФ всегда выступает за социальные темы: дополнительные выплаты пенсионерам, дополнительные льготы ветеранам. Мои же инициативы всегда касались увеличения налогооблагаемой базы.

Новый губернатор с опытом заместителя министра знает о промышленности не понаслышке. Он знает, как наращивать такую базу. И может случится так, что мы будем востребованы.

Если просто тупо выходить с требованиями: «Дайте пятьсот миллионов, дайте полтора миллиарда», — то совершенно непонятно, откуда они возьмутся. Диалог пока только начинается.

Некоторые наши поправки уже проходят. Прошла поправка о детях-сиротах. Маленькая, но победа. Дети получат жилье.

Часто, кстати, инициативу коммунистов присваивают себе единороссы. Я, скажем, предлагал закрыть по ночам ломбарды. Сначала не дали, — затем такой же закон проходит в Государственной Думе. Или с фанфуриками. Я изучал ситуацию: все регионы вокруг позапрещали продавать эти фанфурики. У нас же в аптеках их может купить любой.

Мне бы хотелось, чтобы наша партия помогала новому губернатору именно с созданием новых рабочих мест. У нас есть предложения по бюджетной экономии. Нам, например, абсолютно не нужно новых чиновников — о чем мы в свое время писали и Шанцеву. И, тем не менее, на каждом заседании ЗСНО по две-три новых единицы тому или иному министерству добавляет. Не нужно этого делать. Население области за последние 15 лет уменьшилось на сотню тысяч человек, а чиновников стало ровно вдвое больше, чем при Склярове.

Диалог только начинается. На нового губернатора свалилось слишком много. Но он войдет в курс дела — и мы этот диалог продолжим. Цыплят считают по осени.

Сейчас стоит задача провести президентские выборы. Уверен, что при Шанцеве они были бы более шумными. Убрав Шанцева, убрали много негатива. Думающее население не может этого не оценить. Бабушку в деревне уже не переубедишь. Другое дело — горожане. Дилемма в том, пойти проголосовать или нет. Ситуация неоднозначная. Но приход нового губернатора позволяет ее разрешить.

В ожидании диалога

— Придет ли с новым губернатором новая команда? Валерий Павлинович привел с собой людей в нижегородское правительство.

— Никитин говорил, что своя команда у него есть. Но тот же Шанцев признавался: желающих мало. Очередь из тех, кто захотел прийти работать в регион, не выстроилась. Это заметно было и по качеству министров. Слабовата оказалась скамейка запасных.

То, что сейчас звучит, — что вместо Переслегиной сюда приедет на социальную политику заместитель министра Республики Крым, — для меня вопрос очень сомнительный. То, что предлагают на должность главы Нижнего Новгорода депутата Госдумы Владимира Панова или Дениса Москвина, бизнесом воспринимается негативно. Хотя Панов достаточно амбициозен и педантичен.

Сегодня, к слову, подобралась очень сильная команда дам в городской власти — Казачкова, Кудрявцева, Солонченко, Холкина… Хотя главное приобретение мэрии — это Герасименко, человек очень компетентный.

Никуда не годиться, что самыми благоустроенными территориями являются в регионе Шаранга и Починки, — и областному центру ставят их в пример. Я имею в виду, что хотелось бы самым благоустроенным видеть все-таки Нижний Новгород, который бы служил примером остальным.

Посмотрим, что будет дальше. Борьба элит существовали всегда. Думаю, нас ожидает трехмесячная перегруппировка сил, а главная кутерьма начнется уже после президентских выборов. И никуда мы от нее не спрячемся. Но главное — диалог губернатора с регионом уже начался.