Среда обитания
№ 2 (077), 9 февраля 2018 г.

Беспечный ездок?..

История одного ДТП и одного судебного разбирательства

Беспечный ездок?..

Фото: предоставлено автором

Фото с места ДТП между мотоциклом и автомобилем такси Михаила Шульпина.

Когда речь идет о живых человеческих судьбах, необходимо быть очень внимательным и относиться к каждой человеческой судьбе исключительно бережно. Особенно когда речь идет о судебном разбирательстве. Один из лучших, если не лучший, барабанщик Нижегородского региона, играющий в группе Захара Прилепина «Элефанк», Михаил Шульпин попал в дорожно-транспортно-происшествие со смертельным исходом. Дзержинский суд уже вынес приговор по этому делу. Однако и сам Михаил, и его адвокат считают, что приговор был вынесен необоснованно и подал апеляцию на приговор в Нижегородский областной суд. Давайте и мы попробуем разобраться в этой истории.

Самоучки на дорогах

Дело было в Дзержинске. Михаил на своем автомобиле «ДЭУ Леганза» занимался до недавнего времени частным извозом. Июньским вечером 2016 года он заворачивал во двор дома № 35 по ул. Петрищева.

Михаил — водитель с более чем 20-летним стажем. К тому же занимался ездой практически профессионально. Чтобы заехать во двор, ему нужно было сделать левый поворот по ходу своего движения. И он, разумеется, осмотрелся, прежде чем его сделать. Но в тот момент, когда автомобиль уже поворачивал, откуда ни возьмись вылетел мотоцикл «Сузуки». Михаил не считает, что сделал все предельно безупречно, однако утверждает: именно мотоциклист спровоцировал аварийную ситуацию на дороге, которая закончилась трагедией.

Сверхскоростные, практические гоночные болиды, каким является мотоцикл «Сузуки», — вообще тема для отдельного разговора. Подобными средствами передвижения, мощными, скоростными, нужно управлять на городских улицах крайне внимательно. Чего нельзя сказать об этом конкретном случае.

В этот раз мотоциклист, по мнению Михаила Шульпина, нарушал правила дорожного движения, и в частности, ехал слишком быстро. Следует отметить, и это очень важно, что в этот момент у водителя мотоцикла не было при себе никаких документов.

Мотоцикл вообще не был зарегистрирован, а у того, кто им управлял, как выяснилось впоследствии, не было водительских прав категории А. Михаил считает, что водитель «скоростного болида» вообще был самоучкой, что вполне сказывалось в небрежной манере его езды.

В результате столкновения транспортных средств мотоциклист упал на дорогу и умер от полученной черепно-мозговой травмы. На нем не было ни какой-либо экипировки, ни защитного шлема. По сути, автомобиль не нанес ему ни одного повреждения, а смерть наступила в результате падения. Которое и оказалось фатальным: повторимся, водитель мотоцикла в это мгновение не был ничем защищен.

Куда подевались 28 метров?

Михаил Шульпин не отрицает своей вины полностью. На суде он сказал, что признает вину частично, не снимая с себя ответственности за не вполне корректно выполненный левый поворот. Но утверждает, что был спровоцирован мчавшимся мотоциклом.

Однако следствие, а затем и судебный процесс с самого начала, как считают Михаилу и его адвокат Е. Чуева, не в полной мере учитывали все нюансы произошедшего. Например, по их мнению, не вполне выяснен вопрос, с какой скоростью мчался мотоциклист. Государственный обвинитель в ходе судебного процесса употреблял выражения такого характера: мотоцикл передвигался со средней скоростью 61 км/час. Однако, как утверждает Михаил Шульпин, выражение «средняя скорость» не исключает того, что временами эта скорость может быть выше своего среднего значения.

С этим согласен специалист Агентства политехнических экспертиз, профессионал со стажем работы в полтора десятка лет, доктор наук Юрий Молев. Он утверждает, что для объективной оценки скорости движения мотоцикла необходима точность в определении расстояния от разметки пешеходного перехода до места столкновения.

Расстояние это, по мнению следователя, которая проводила первоначальные замеры на месте с помощью сотрудника ГИБДД, составляет 70,6 м. Стоит отметить, что когда эти замеры были сделаны следователем, на месте дорожно-транспортного происшествия отсутствовал сам Шульпин — его туда просто не пригласили, что также можно расценить как нарушение процедуры.

От сделанных в отсутствие подозреваемого замеров отличаются замеры, сделанные независимыми экспертами. Согласно этим данным, речь идет не о 70, а о 98,4 м.

При этом эксперты утверждают, что чем больше расстояние, тем более высокой оказывается скорость движения. В данный момент она могла доходить до 111 км/ч. А средняя скорость в 61 км в час, которой оперировала сторона обвинения, по мнению стороны защиты в данном случае является некорректным показателем, не учитывающим объективного положения дел и реальной вины сторон ДТП.

Тем не менее, выводы эксперта Молева, хотя и были выслушаны судом, не были приняты им во внимание.

В результате Шульпин Михаил Николаевич, 1966 года рождения, который официально не был трудоустроен, однако неофициально работал водителем такси, был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 264 УК РФ, и ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок один год и шесть месяцев с отбыванием наказания в колонии- поселении, а также с лишением права управлять транспортным средством сроком на два года.

«…Незаконный и необоснованный»

Фото: предоставлено автором

Михаил Шульпин (на фото в зале суда) был признан виновным, и ему назначено наказание в виде лишения свободы на срок один год и шесть месяцев с отбыванием наказания в колонии-поселении, а также с лишением права управлять транспортным средством сроком на два года.

Государственный обвинитель считает приговор обоснованным.

Потерпевшей стороной в этом судебном процессе были признаны мать погибшего и его несовершеннолетний сын. Потерпевшая сторона просила суд также обязать Михаила Шульпина выплатить компенсацию морального ущерба в размере 5 млн рублей. Суд снизил эту планку, обязав подсудимого выплатить 500 тыс. рублей матери и еще 500 тыс. рублей — в пользу ребенка пострадавшего мотоциклиста.

Ни Михаил Шульпин, ни его защитник не считают приговор справедливым. В своей жалобе в облсуд адвокат указывает: «Приговор нахожу незаконным, необоснованным, в виду несоответствия выводов суда, изложенным в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, неправильным применением уголовного закона».

Адвокат выражает мнение, что дорожно-транспортное происшествие было в первую очередь спровоцировано самим пострадавшим, который к тому же управлял мотоциклом без прав и без соответствующей экипировки, прежде всего защитного шлема. Что же касается Михаила Шульпина, то правил дорожного движения он не нарушал, а потому, по мнению адвоката, не может быть обвинен в совершении уголовного преступления.

По мнению адвоката, рассматриваемое происшествие является случаем, не влекущим уголовную ответственность для Михаила. При этом государственный обвинитель, как считает адвокат, не представил суду бесспорных доказательств предъявляемого обвинения и не опроверг доводы, приведенные в защиту подсудимого.

В свою очередь сам Шульпин считает, что ответственность за ДТП как минимум должна быть обоюдной.

«Самый гуманный в мире»

Безусловно, жизнь человеку уже не вернуть. Однако если справедливо утверждение, что пострадавший сам явился причиной случившейся с ним трагедии, тогда, разумеется, не стоит преследовать второго участника ДТП Михаила Шульпина. Зачем обвинять человека, по сути, преступления не совершавшего?

Как уже было сказано в начале, человеческие судьбы требуют особенно внимательного и деликатного подхода. Переехать жизнь, сломать ее можно очень даже просто. Однако такое положение дел не украшает ни российский суд, ни его представителей.

Все, чего просит Михаил Шульпин с помощью своего защитника, это соблюдение всех своих прав и интересов, объективной оценки произошедшего, которую уже дала независимая экспертиза, и суду нужно лишь принять ее во внимание.

Первое заседание Нижегородского областного суда по этому делу назначено на 27 февраля. Михаил Шульпин надеется на объективность судей. В частности на то, что они обратят внимание на существенную разницу данных обвинения и защиты относительно скоростного режима мотоцикла и прочих объективных обстоятельств. И надеется на повторную экспертизу, от результатов которой в конечном счете и зависит справедливость.