Экономика
№ 2 (077), 9 февраля 2018 г.

И в третий раз они запустили АСКОП…

Почему в Нижнем Новгороде никак не могут ввести электронную систему контроля проезда

В областном министерстве транспорта в очередной раз пообещали (и это обещание подхватил главный думский транспортник Гойхман), что система контроля оплаты проезда будет введена в следующем году. То же самое чиновники заявляли в 2017-м, в 2016-м и в 2015-м — и всегда ориентировались на следующий год. Верить этому свежему преданию не стоит — тем более что избранники и слуги народа расширили горизонт своих мечтаний: если ранее речь шла лишь о Нижнем Новгороде, то теперь заявляется об «аскоплении» в следующем году всего региона. Реальное положение дел выполнению этого обещания, мягко говоря, не способствует: муниципальный транспорт терпит одно поражение за другим, а лица, противостоящие электронной системе, никуда не делись.

Для чего это все

Автоматизированная система контроля оплаты проезда нужна чиновникам в первую очередь для того, чтобы у них были объективные данные по количеству льготников. Имея на руках эти цифры, они могут определиться с «правильным» размером компенсации для муниципальных предприятий, чтобы никого не обидеть.

Но в глобальном смысле эта система нужна всем, ибо она и затраты на бумажные билеты сводит к нулю, и дает возможность пересаживаться с одного транспорта на другой с помощью «единого» проездного — как в Москве. Были бы только автобусы, трамваи и троллейбусы в «столичном» количестве…

В общем и целом система проста: пассажиры заходят и прикладывают карточки к считывающим устройствам (валидаторам) — и поездки у них списываются автоматически. Ни тебе кондукторов, ни очередей из жаждущих получить билетик у водителя, ни потерь этих билетиков во время «передачи». Однако для того, чтобы эта система функционировала, нужны немалые вложения. Нужно оборудовать валидаторами все транспортные салоны, организовать пункты выдачи карт и, собственно говоря, наладить выпуск этих карт.

Попытка № 1

За это дело взялась в 2013 году нижегородская фирма «Новакарт», как раз специализирующаяся на выпуске «пластика». Не бескорыстно, конечно: согласно условиям, она получала бы определенный процент от каждой транзакции.

В салонах некоторых троллейбусов появились, действительно, желтенькие валидаторы. Их раздали также водителя и кондукторам, причем достаточно массово: сегодня, например, они есть у каждого водителя муниципального автобуса. Но этого, конечно, недостаточно. Смысл в том, чтобы пассажиры не толпились у «шоферской» кабины, а прикладывали карточки к устройствам сами. А для этого нужны стационарные валидаторы, установленные около входов в салон. Они, повторимся, были в некоторых троллейбусах, но потом исчезли.

В общем, организаторы АСКОПа вроде бы, с одной стороны, сделали шаг вперед, а с другой стороны — сделали шаг назад.

В 2014–2015 годах некоторые льготники ездили по пластиковым проездным, покупали «пластик» и прогрессивные нижегородцы — но подавляющее большинство пассажиров расплачивалось (и расплачивается) за проезд по-старинке, а именно меняет деньги на бумажные билетики, которые выдает водитель. Водитель же, чтобы билетик вылез из валидатора, прикладывает все время к устройству одну-единственную специальную карточку. Вот такой вот удивительный АСКОП.

Первая попытка внедрения данной системы была неудачной в связи с тем, что городская администрация и организатор АСКОПа не поняли друг друга (отношения пришлось выяснять в судах). «Новакарт» вложился достаточно много, но дальше не пошел, ибо муниципальные предприятия на местах не распахнули перед ним двери. Мэрия же была недовольна тем, что организатор не сделал следующих шагов, как было оговорено ранее.

В результате стороны помирились, и была предпринята попытка номер два.

Попытка № 2

Вторая попытка более жестко аукнулась на населении. Чиновники несколько раз объявляли о полной отмене бумажных билетов после «дня Х», «день Х» несколько раз переносился — и каждый раз это вызывало нездоровый ажиотаж среди населения. Особое недовольство у людей возникало, когда после очередного штурма пункта продаж «пластика» они узнавали, что все остается как есть и можно дальше ездить «по бумаге».

Иными словами, после массированных атак вторая попытка также потерпела фиаско. На этот раз причина неудачи была какой-то странной: городские чиновники сообщили, что «к внедрению системы АСКОП все готово» (хотя стационарных валидаторов в салонах по-прежнему не было), осталось только внести кое-какие изменения в областные нормативные акты… Но тут наконец-то вышли на сцену представители «шанцевского правительства» и заявили, что вносить эти изменения они осознанно не торопятся. Дело в том, что ряд льготников, по мнению областных чиновников, не готов к введению новой электронной системы. Особенно это касается пригородных льготников.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

После того, как забуксовал контракт между НПАТ и «Ситикартом», областная прокуратура попросила главу города Панова присмотреться к Дмитрию Цыганкову. Дело в том, что руководитель НПАТ не должен заниматься предпринимательской деятельностью — надзорный же орган установил участие Цыганкова в коммерческих структурах.

«Его участие как единоличного исполнительного органа муниципального предприятия в коммерческих организациях, а также осуществление предпринимательской деятельности в период исполнения обязанностей генерального директора муниципального предприятия может повлиять на надлежащее, объективное и беспристрастное исполнение им должностных обязанностей», — говорится в сообщении прокуратуры.

Здесь стоит отметить, что факт «неготовости» пассажиров не был единственной причиной. У старой бумажной системы были свои лоббисты — в частности, фирмы, которые занимались печатанием и продажами проездных билетов. Известие об их существовании примерно тогда же вызвало скандал, ибо, по идее, такими продажами (и сбором, соответственно, выручки) должны заниматься муниципальные предприятия. В результате тот же НПАТ оставался без многомиллионных доходов.

Естественно, введение системы АСКОП подкосило бы все эти фирмы, среди которых больше всего засветилась «Русская Тройка» — среди ее акционеров одно время значился небезызвестный Дмитрий Цыганков. Именно Цыганков (как говорят, с подачи Гойхмана) был назначен директором Нижегородпассажиравтотранса. И нет ничего удивительного в том, что именно НПАТ до сих пор не может договориться с организатором электронной системы (сегодня это «Ситикарт»).

Попытка № 3

Третья попытка введения электронной системы была ознаменована контрактами, которые муниципальные транспортные предприятия должны заключить с «Ситикартом». В частности, «Нижегородэлектротранс» заключил несколько таких контрактов на общую сумму около 70 млн рублей. Но главное-то предприятие, от которого ждут появления валидаторов, а именно «Нижегородпассажир­автотранс», заключать такие контракты не торопится.

И тут мы плавно переходим к событиям 2017–2018 годов, которые явно не способствуют введению электронной системы. Во-первых, в городе введена новая транспортная схема, согласно которой на ряде линий муниципальные автобусы заменены частными маршрутками — и преимущественно маршрутами «Русской Тройки». Понятно, что частники, если и установят у себя валидаторы, то еще очень и очень нескоро.

Во-вторых, относительно новые большие автобусы вдруг резко и массово забастовали. Как выяснили эксперты ГАЗа, причина выхода их из строя — не дефект производителя, а неправильная эксплуатация.

Ну и в-третьих, как мы уже отметили, Дмитрий Цыганков не спешит заключать контракт с «Ситикартом».

Таким образом, у системы АСКОП (как и вообще у муниципального транспорта) есть свои лоббисты и свои противники. И противники, похоже, пока побеждают.