Среда обитания
№ 4 (079), 2 марта 2018 г.

Дзержинские феодалы прицелились в журналиста

В районах Нижегородской области продолжаются расправы в духе девяностых

Дзержинские феодалы прицелились в журналиста
В ночь с 21 на 22 февраля в Дзержинске вспыхнул автомобиль журналиста и члена местной общественной палаты Вадима Щуренкова. Поджигателей, конечно же, не найдут. Нет никаких сомнений в том, что данный инцидент связан с профессиональной деятельностью Вадима и является актом устрашения. Во-первых, это один из немногих местных журналистов, вскрывающих проблемы и показывающих тех, кто за этими проблемами стоит. Во-вторых, его уже «прессовали» пару лет назад, а именно — помещали за решетку после серии статей о незаконном строительстве. Вадим не угомонился, и вот теперь — поджог авто.

Пристегнули

Началась эта история с публикаций о строительстве ТЦ «Юбилейный» на месте кинотеатра, который носил такое же название.

— Его за сущие копейки купил местный олигарх Артамонов, — рассказывал Вадим. — Объект долгое время находился в аренде, а потом Артамонов его приобрел без всяких торгов — как арендатор, пользующийся правом преимущественного выкупа. И вот в границах участка предприниматель воздвигает огромный комплекс с многочисленными нарушениями. Например, есть сведения, что получив разрешение на застройку одной площади, он строит по всему периметру участка. Так в городе появилось огромное здание, которое создает большие неудобства.

В конце концов, нарушения на этой стройке увидела прокуратура, к более решительным действиям которой апеллировал журналист. В частности, он писал, что по логике вещей следует отменять разрешение на строительство, но у прокуратуры нет таких серьезных претензий и намерений.

В середине апреля 2016 года состоялось судебное заседание по этому делу, на котором присутствовал Вадим Щуренков (причем он предупредил читателей в последней статье, что будет освещать процесс). Перед этим ему несколько раз позвонили с просьбой не писать больше о ситуации: сначала были звонки от неизвестных, потом из надзорного органа — со словами «прокурор очень недоволен».

Как только заседание закончилось, к журналисту подошли два капитана полиции и предъявили ему обвинение в том, что он… не оплатил штраф за то, что не пристегнулся в автомобиле. Вадим тут же исправил оплошность, но это не помогло: его доставили в отдел полиции, потом судили и продержали в камере трое суток по постановлению суда.

Естественно, неоплаченный штраф был всего лишь поводом, истинная же причина задержания журналиста была в том, что его статьи не устраивали местных феодалов.

Вторая степень устрашения

— У нас есть два олигарха, — рассказал Вадим Щуренков. — Один — лидер фракции «Единой России» в городской думе и наш местный магнат Валерий Артамонов, контролирующий заводы, газеты; другой — Павел Воронин, на котором висит коммунальный бизнес. И вот эти двое сидят и не пускают других людей к ресурсам. Это касается не только земли, но и муниципальных предприятий, контроля над инфраструктурой, сетями. Это и контроль над бюджетом, а это ведь огромный доход. Наш бюджет — 4,5 миллиарда рублей. Догадайтесь, кто получает все контракты по ремонту дорог, фасадов, благоустройству, по обеспечению питанием детских садов и прочих социальных учреждений? Есть такой олигархический девиз: «Что больше миллиона, то наше». Если контракт ниже миллиона, то он их не интересует, пусть там копошатся предприниматели всякие.

После того, как Вадима отпустили из камеры, он не изменил своим принципам и продолжил писать в том же ключе. Последние его публикации — о «распиле» единственного в Дзержинске парка, о мнимой утилизации отходов (тема более чем больная для города химиков) и о местной транспортной системе, которая привела к уничтожению трамваев. За всем этим, по мнению журналиста, стоят все те же лица.

В общем, не понял Вадим намека, и на прошлой неделе к нему применили более жесткий метод — поджог машины.

«Если вы уж хотите нас подавить, дорогие наши местные князьки, то выбирайте, пожалуйста, другие методы, — написал Вадим 22 февраля на своей странице в соцсети. — Ведь жест устрашения, адресованный мне персонально и моим коллегам по журналистской и общественной деятельности, мог ударить и по совершенно невинным людям. Поджог, и как сказали представители Пожнадзора, весьма профессиональный, произошел сегодня ночью в промежуток с 3.00 до 3.30 утра во дворе моего дома».

Дальше — «высшая мера»?

К сожалению, приходится констатировать, что в районах области несколько иные правила игры, чем в Нижнем Новгороде. В «глубинке» бизнес, сросшийся с властью, ведет себя более бесцеремонно и может весьма жестоко наказать тех, кто пытается вставить ему палки в колеса. Такие методы устрашения, как поджог автомобиля, — обычная для районов практика. Вспомним хотя бы активиста из Балахны Игоря Рузанкина, который вскрывал нарушения, за которыми стояли братья Глушковы. За свои расследования, которые только через два года побудили правоохранителей к активным действиям, Игорь также расплатился сожженной машиной.

Вспомним, между тем, что в девяностых поджог автомобиля был своеобразной «черной меткой» в криминальной среде, за которой, как правило, следовала физическая расправа. И если вы, дорогие читатели, думаете, что данная схема в наши дни не применима, вы глубоко ошибаетесь. Вспомним историю, произошедшую в 2005 году в Сарове. Тогда возник конфликт между председателем местного ТСЖ Оксаной Мищенко и застройщиком дома, которым это ТСЖ управляло. Не поделили общедомовое имущество, которое застройщик, не спросившись у жильцов, сдал коммерсантам. Спор, казалось бы, более чем банальный, но за действиями застройщика, как выяснил юрист ТСЖ Михаил Субботин, стояли влиятельные лица: заместитель главы администрации города Саров Михаил Щербак и депутат саровской думы Глеб Кашинцов. После того, как эти фамилии были озвучены, квартиру Субботина забросали камнями, а машину Оксаны Мищенко сожгли. ТСЖ, между тем, не сдавалось и продолжало отстаивать права жильцов. Что, судя по всему, и привело к трагедии: 13 апреля 2006 года супруги Мищенко были расстреляны в собственной квартире. Убийц, равно как и поджигателей авто, не нашли.

Активисты в районах, к которым была применена «вторая степень устрашения», прекрасно отдают себе отчет, чем все это может закончиться. Не случайно тот же Игорь Рузанкин вступил в ряды ОНФ, что помогло ему встретиться с Владимиром Путиным и передать президенту документы по Балахне.

Но что же обезопасит Вадима Щуренкова?

— Теперь им остается одно — убить меня, — констатировал Вадим в беседе с корреспондентом «СП».

Мы, в свою очередь, констатируем следующее: данный инцидент — вызов, брошенный перед выборами сменившемуся недавно полицейскому главку и лично Глебу Никитину. Они превосходно справились с «пожирателями» в Нижнем Новгороде — теперь пора браться за районы.