Среда обитания
№ 5 (080), 16 марта 2018 г.

Геенна мусорная

Вместо раздельного сбора Нижний Новгород скатывается к безраздельному сжиганию отходов

Геенна мусорная

Фото: government-nnov.ru

Казалось бы, где переработка мусора, а где губенатор региона Глеб Никитин? Тем не менее, в следующем списке российских городов, где загорятся котлы сжигающие мусор, с очень большой вероятностью окажется Нижний Новгород.

Как избавиться от накопившихся и накапливаемых в регионе отходов? Вопрос не праздный, ибо благодаря горам образовавшегося мусора Нижегородская область рискует стать зоной экологического бедствия. В глобальном смысле тут два пути: или заняться разделением и переработкой мусора, чтобы какая-то его часть получила «вторую жизнь», или все сжечь.

Первый вариант не может быть реализован «в один присест», да и экономика его ставится теоретиками под сомнение (хотя на практике экономическая эффективность подтверждается). Зато с точки зрения экологии переработка наиболее оптимальна. Второй варрант, напротив, можно устроить довольно быстро, он экономически «понятен» (в том плане, что инвестор гарантированно получит прибыль), а вот в плане экологии как раз сомнителен. У каждого крупного российского города тут свой путь, продиктованный в первую очередь позицией региональной власти — ну еще и настроением населения. И все идет к тому, что Нижегородская область (не без участия Глеба Никитина) выберет вариант «очистительного пламени».

Плюсы и минусы разделения

Вначале немного о двух этих вариантах. Первый — сортировка и отправка партий на переработку — наиболее эффективен именно с экологической точки зрения. В идеале после очень тщательной сортировки «бесполезного» мусора вообще остаться не должно, то есть отправлять на полигоны будет нечего. Современные технологии вполне это позволяют. Даже пищевые отходы, создающие неприятный свалочный запах, можно, как известно, компостировать.

Теоретически этот путь красив и безупречен. И если бы у него не было видимых и невидимых препятствий, он давно был бы реализован повсеместно. Но до реализации, как все знают, далеко. Назовем две основные причины. Первая: нежелание российских инвесторов и чиновников вкладываться (во всех смыслах) в данный вариант, ибо надо и контейнерные площадки готовить, и жителей, что немаловажно, тоже готовить, и логистические схемы отрабатывать… И при этом есть у потенциальных организаторов внутренний животный страх, что дело не пойдет, что население не будет разделять отходы у себя на кухне — и тогда плакали все вложения…

Вторая причина заключается в том, что у данного варианта есть множество тайных и явных противников, которые понесут финансовые потери, если раздельный сбор в том или ином городе будет реализован. Это, например, инвесторы мусорных полигонов, выручка которых напрямую зависит от количества принимаемых отходов.

Применительно к российским реалиям это значит, что глубокая сортировка и переработка мусора возможны только при условии, если их «продвигает» влиятельный чиновник.

Плюсы и минусы сжигания

Второй вариант — зеркальное отражение первого. Его ни капельки не боятся инвесторы — наоборот, они из всех сил стараются убедить население в безопасности, вырвать площадки и начать уже строиться. Значит, экономический эффект тут есть, и он гарантирован. А вот население данного варианта боится — главным образом из-за того, что рано или поздно мусоросжигательный завод (МСЗ) может начать «коптить небо», то есть выбрасывать в воздух крайне токсичные вещества. «От свалки задыхаемся, а от МСЗ еще больше задыхаться будем», — вот устойчивое мнение обывателя.

Заблуждение это или нет? Однозначно на данный вопрос ответить нельзя. Потому что в Западной Европе МСЗ функционируют вроде как безопасно, но там очень жесткая система контроля, там меняются вовремя фильтры и регулярно дожигаются наиболее опасные вещества, там, в конце концов, за концентрацией в воздухе вредных веществ следят зависимые и независимые экологические службы. Именно эти меры позволили в свое время построить МСЗ в Вене, в Париже и так далее. Да еще и дизайн заводов сделать на уровне.

Будет ли все это реализовано у нас и как будет реализовано — большой вопрос. Что касается российских федеральных служб, то они, скажем, никогда не видели никаких превышений в Кстово (даже в день прошлогодней аварии со взрывом и горением нефтепродуктов), а относительно Дзержинска они расходятся в показаниях: у Роспотребнадзора всегда все с воздухом хорошо, Росгидромет же регистрирует превышения.

Оговоримся, что и в Западной Европе не все так гладко, как кажется. Контроль там, конечно, жесточайший, но наука на месте не стоит и подбрасывает эксплуататорам мусоросжигательных заводов новые вызовы. А именно — открывает неизвестные ранее токсичные вещества, которые образуются при сжигании. Чтобы отследить концентрацию таких веществ, нужны новые анализаторы, а то и целые лаборатории. Все известны, например, диоксины, открытые где-то в середине XX века и вызывающие целый букет опаснейших заболеваний. Обнаружить их в воздухе очень сложно.

Гибридный вариант

Подобные сюрпризы, а также тот неумолимый факт, что любой самый крутой МСЗ все равно дает какие-то выбросы, заставили зарубежных экологов изменить свое отношение к МСЗ. Конечно, современные эксплуататоры данных объектов отбиваются как могут, но все же в последнее время за рубежом наметилась тенденция к отказы от МСЗ. Пока что она не приняла жесткие формы — тем не менее, тенденция существует. В частности, в конце 2017 года Еврокомиссия выступила с заявлением, что необходимо прекратить строить новые мусоросжигательные заводы и вывести из эксплуатации старые. Понятное дело, что каждая страна может учесть данное заявление, а может и проигнорировать его. Но все же новые веяния заставляют европейских чиновников прохладно относиться к инвесторам МСЗ, и последние активно пытаются оккупировать восточные страны.

Отметим также, что на Западе во многих городах реализован гибридный вариант. То есть и раздельный сбор организован, и мусор (то есть то, что не пошло на переработку) сжигается. Данный вариант наиболее оптимален и безопасен, потому что сжигается по сути дерево, но возникают, опять-таки, экономические вопросы. В любом случае, целесообразно сначала сделать раздельный сбор, чтобы не сжигать полезное вторсырье, а потом уже можно и МСЗ строить (если найдется такой инвестор).

Именно такая система действует сегодня в Германии. Там существует жестко контролируемая система, которая держится на привычке населения разделять мусор. Естественно, эта привычка появилась не сразу. Она формировалась годами. Но благодаря грамотному подходу ее внедрили в немцев. Подход же заключался не только в пропаганде, но и в экономическом стимулировании: у тех, кто не разделяет отходы, квартплата серьезно увеличивается.

Далее сбором рассованного по контейнерам мусора и его переработкой занимаются коммерческие фирмы, получающие неплохую прибыль от данного рода деятельности. Ну, а то, что не перерабатывается, отправляется на МСЗ.

Опыты в Саранске и в Дзержинске

Естественно, до подобного гибрида российским городам так далеко, что мы его не заявили в самом начале. Сегодня мы фактически поставлены перед однозначным выбором: или раздельный сбор, или МСЗ. Альтернативы пока не дано. И надо сказать, что кое-где в нашей стране более-менее успешно реализован вариант раздельного сбора. Оказывается, это вполне реально — при условии, что местные власти не только не будут чинить препятствий, но и будут заинтересованы в раздельном сборе.

В этом смысле передовым городом можно назвать Саранск. Несколько лет назад туда зашла германская компания Ремондис, которая как раз занимается сбором и переработкой отходов у себя на родине. С властями Мордовии Ремондис нашел общий язык, и это обусловило дальнейший успех. Чиновники Саранска заставили местные домоуправляющие компании (благо что контрольный пакет ДУКов принадлежал городу) заключить договора именно с германским перевозчиком, о прежней же мусороперевозящей компании, которой пришлось уйти с рынка, никто особо не жалел.

В результате на всех контейнерных площадках мордовской столицы появились — наряду с обычными — желтые контейнеры для вторсырья. А чтобы люди кидали в эти контейнеры только то, что нужно (в саранском варианте не более пяти позиций), Ремондис тратит немалые деньги на пропаганду.

Эта же германская компания попыталась зайти и в Нижегородскую область, выбрав в качестве своеобразной экспериментальной площадки Дзержинск. Как и в случае С Саранском, Ремондис договорился с тогдашним губернатором Шанцевым, что предвещало, казалось бы, успех… Но вышел серьезный промах, потому что с дзержинскими депутатами немцы договориться не смогли. Не со всеми, конечно, а именно с теми, которые контролируют коммунальный рынок и активно участвуют в нем.

В результате у Ремондиса возникло недопонимание с домоуправляющими компаниями и с фирмой «МАГ-групп», владеющей полигоном «МАГ-1» (именно туда свозятся отходы Дзержинска. Потом это недопонимание выросло в серьезные конфликты — в общем, пришлось организатору раздельного сбора уйти с нижегородского рынка.

Более со стороны крупных инвесторов подобных попыток не предпринималось.

Буратинная схема

Параллельно с дзержинским экспериментом правительство Нижегородской области разрабатывало концепцию утилизации отходов, в которой раздельному сбору мусора (как он, по крайней мере, устроен на Западе) места не было. Согласно этой концепции, в регионе должны появиться крупные межмуниципальные мусорные полигоны — и вот на их-то территории были запланированы и масштабная сортировка, и переработка (в смысле, отправка вторсырья на переработку).

Однако полигоны начали появляться, но со вторым пунктиком что-то не заладилось. Инвесторы посчитали, что им гораздо выгоднее просто принимать какой угодно мусор (и чем его больше, тем для них лучше), чем строить дополнителные линии и возиться с разделением отходов. Самое интересное, что тот же «МАГ-1», построив крупнейший в области полигон, какое-то время обещал инновационную линию лазерной сортировки мусора, которая будет насыщать вторсырьем чуть ли не 100 позиций, но это, видимо, были лишь фантазии. Когда же контролирующие органы задали вопрос «а где же сортировка», инвестор предложил собрать на нее деньги всем миром. То есть действовать по схеме, описанной в сказке про Буратино и успешно примененной организаторами капремонта: вы сначала, граждане, отдайте нам свои золотые, а уж когда мы соберем средства в достаточном количестве, вот тут-то мечты и сбудутся… Трудно сказать, выполнил ли бы на этот раз «МАГ-1» свое обещание. Реализовать данную схему помешало, как известно, УФАС, увидевшее нарушение в надбавке к тарифу.

Инициатива снизу

Таким образом, мечтания вслух, озвученные «МАГом», нельзя назвать даже попыткой устроить в регионе разделение мусора. Между тем, некоторые локальные попытки в Нижнем Новгороде — со стороны некоторых мусоровывозящих компаний — все же предприняты были. Одна из фирм, например, два года назад оборудовала желтыми контейнерами площадки, которые она обслуживает, получив предварительное согласие жильцов. И все бы ничего, только фирма эта не занимает доминирующей позиции на рынке муороперевозок и работает с ограниченным числом ТСЖ. Доминирующим же игрокам раздельный сбор не интересен — тем более что первенство на рынке принадлежит все тем же инвесторам полигона «МАГ-1».

В общем, дальше 100 контейнерных площадок (для Нижнего Новгорода это, конечно, капля в море) инициатива не пошла. И виноваты тут, безусловно, городские и областные власти, которые сознательно не замечают данную инициативу. Если бы не их безразличие, Нижний Новгород достойно встретил бы ЧМ-2018 (напомним, что раздельный сбор мусора в городе-участнике — одно из требований ФИФА). Вместо этого территория стадиона будет обставлена желтыми контейнерами, мусор с которых пойдет, скорее всего, скопом на полигон, ибо в городе нет системы обращения с таким вторсырьем. То есть будет создана видимость того, что раздельный сбор мусора у нас есть.

К сожалению, после ухода ВПШ с должности губернатора Нижегородской области безразличие к идее раздельного сбора мусора и к соответствующим инициативам «снизу» перенял Глеб Никитин. Прошло уже достаточно много времени, а по данной теме Глеб Сергеевич не то что не принял решения — даже ни разу не высказался. Вместо того, чтобы оперативно и в полном объеме выполнить требование ФИФА и организовать в Нижнем Новгороде раздельный сбор, новый глава региона предпочитает игнорировать единственно правильный вариант решения экологической проблемы. И это, как мы подозреваем, неспроста.

Огневая поддержка «Ростеха»

Дело в том, что после серии крайне неудачных попыток оккупировать Россию мусоросжигательными заводами иностранные инвесторы сделали, что называется, ход конем. А именно — они договорились с влиятельной госкорпорацией «Ростех». В результате на федеральном уровне был создан проект «Чистая страна», согласно которому в пяти российских городах должны быть построены МСЗ. Заниматься этим будут дочка «Ростеха» («РТ-инвест») и совместное швейцарско-японское предприятие.

Согласно заверенным «на самом верху» планам, мусоросжигательные заводы должны появиться в городах Подмосковья и Татарстана, а также в Сочи. Как раз в настоящее время жители Подмосковья, узнав об этих планах, ведут ожесточенную борьбу против МСЗ: активисты выходят на улицы и продолжают протестовать, несмотря на задержания. Люди не верят в декларируемую безопасность МСЗ — вот основной нерв протеста.

Казалось бы, в преддверии выборов власти могли бы сгладить данный конфликт, объявив о том, что никаких мусоросжигательных заводов не будет, но, видимо, «федералы» заняли по данному вопросу принципиальную позицию — и протесты продолжаются.

Казалось бы, причем тут Нижегородская область и новый ее глава? Да при том, что Глеб Никитин, занимая должность в федеральном министерстве, был связан с Ростехом — не случайно совсем недавно министерские портфели в правительстве Нижегородской области получили два выходца из этой госкорпорации. А это значит, что в следующем списке российских городов, где загорятся котлы МСЗ, с очень большой вероятностью окажется Нижний Новгород. Не с этим ли прицелом господин Никитин игнорирует тему раздельного сбора?