Политика
№ 6 (081), 23 марта 2018 г.

Все как в кино

Олег Сорокин как главный кинематографический персонаж этого сезона

Все как в кино

Третий фильм про Олега Сорокина, только что появившийся, по нижегородским телеканалам показывать отчего-то не стали. Предназначен он для свободного просмотра в Сети. Автор — Александр Дёмин, тоже вполне себе известный нижегородский журналист, однако в одиозности до сих пор не замеченный. Наша редакция тоже его фильм видела.

Нижегородцы в курсе, что бывший Глава города Олег Сорокин сейчас находится под стражей. За что именно он находится под стражей, нижегородцам подробно объяснили в двух документальных фильмах, которые демонстрировались по местным телеканалам.

Один снял нижегородский журналист Геннадий Григорьев, второй — федеральный журналист Аркадий Мамонтов. Для тех, кто не в курсе — перед нами «телекиллеры» со стажем. Мастера высокотехнологичной «заказухи». Ну, так говорят про них. Ни для кого в нижегородской медиа-сфере это не секрет.

Третий, только что появившийся фильм на ту же самую тему по нижегородским телеканалам показывать отчего-то не стали. Предназначен он для свободного просмотра в Сети. Автор — Александр Дёмин, тоже вполне себе известный нижегородский журналист, однако в одиозности до сих пор не замеченный.

Наша редакция тоже его фильм видела.

Что сказать? Несколько линейная, лобовая работа, но ладно скроенная и, в целом, убедительная.

Там, в числе прочего, сказаны несколько вещей, которые нас, что ли, позабавили.

Скажем, те два фильма, в которых не без назойливости объясняется, почему именно Олег Сорокин угодил под стражу, как выяснилось, начали сниматься ещё до его ареста. Кто-то усиленно готовился к этому, вкладывая серьёзные средства в расследование. Кто же это?

Или другой момент. В фильме Дёмина ещё раз рассказали про полтора миллиарда рублей наличными, которые якобы нашли у Олега Сорокина дома во время обыска. Мы тоже эту информацию слышали и, признаться, поверили ей, обсуждая всей редакцией. Всё воображали себе, как выглядят эти полтора миллиарда, где они лежали, в каких купюрах.

Думаем, примерно тем же самым образом развлекали себя сотни тысяч нижегородцев.

В итоге всё это оказалось банальной… ложью. Никаких полутора миллиардов не было, сообщает Дёмин, ссылаясь на официальную документацию, составленную во время обыска.

Нижегородцев просто хотели разозлить этими полутора миллиардами — и желаемого результата добились.

При обыске в доме Олега Сорокина обнаружено не полтора миллиарда, а тридцать миллионов рублей. Тоже, конечно, сумма, но вообще говоря, если неожиданно забраться в дом к любому российскому парламентарию или чиновнику высшего уровня, вы точно не найдёте там последнюю сотенную купюру на хлеб. Какие-то другие купюры найдём и совсем в другом количестве. Мы же взрослые люди, правда? Зачем же нам лгут и держат нас за дураков?

Иронично фильм Дёмина рассматривает комментаторов, призванных Мамонтовым и Григорьевым для своих работ. В числе их — братья Дикины, один из которых в своё время находился в жесточайшей конфронтации с Сорокиным, и даже отсидел в целом по этому поводу положенный судом срок; другие — братья Кузнецовы, прямые и последовательные бизнес-конкуренты Сорокина. Замыкает этот список политолог Михаил Хазин. При чём тут он, вообще не ясно. Что до Дикого и Кузнецовых — то такие комментаторы, воистину, анекдот. Только невесёлый, увы.

Пусть, к примеру, Аркадий Мамонтов, в следующий раз попросит Олега Сорокина написать ему поздравительный текст на день рождения. Смысл будет ровно то же самый.

Не могли забыть ни в одном из рассматриваемых фильмов про дом Сорокина во Франции.

В первых двух фильмах про дом говорилось в жанре «ужас-ужас!», в работе Дёмина только показали документ (французскую, с подписями и печатями, купчую), и стало, что Сорокин никаких законов не нарушил, ведь дом он приобрёл до того, как стал Главой города.

Дом, кстати, красивый. Но все мы в разоблачениях другого толка, видали и побольше дома. У самых лучших и уважаемых людей России.

Интересная, кстати, цифра прозвучала в фильме Дёмина. Сорокин заплатил в нижегородскую казну 8 млрд рублей. В итоге, стоимость купленного им во Франции дома составляет всего 2% от его общих доходов. Остальные деньги, так или иначе, потрачены в России.

И, главное, удивляется Дёмин в своём фильме: не очень понятен пафос первооткрывателей в случае Мамонтова и Григорьева — ведь вся информация по доходам, расходам, налогам и покупкам Олега Сорокина — прозрачна. Зачем господам хорошим делать вид, что они накопали что-то несусветное, когда это и так не прячется?

Между прочим, Алексей Навальный пользуется тем же самым приёмом в своих «разоблачениях»: берёт общедоступную информацию, но потрясает ей с видом Шерлока Холмса, разыскавшего недосягаемое.

На презентации фильма Александра Дёмина в Москве, немного постаревший, но по-прежнему остроумный и бодрый Юрий Исакович Лебедев, ещё один бывший градоначальник, по-отечески оценил заботы и работу Сорокина на посту Главы города, сказав, что именно при этом, ныне под стражу заключённым начальнике, появилась в Нижнем станция метро Горьковская, было построено 13 детских садов, запустили проект Рождественская сторона, переселили десятки тысяч людей из ветхого жилья в нормальный жилой фонд; ну и так далее: долгий список.

Под финал Лебедев рассказал замечательный русский анекдот, резюмировавший, по его мнению, ситуацию вокруг Сорокина и кинемотаграфические поделки Мамонтова и Григорьева.

Перескажем этот анекдот своими словами.

Мужики в Сибири рассказывают: в минус сорок едва произнесённые слова замерзают и тут же, безмолвно, падают на снег и лёд — до самой весны. Потом наступают весна, рассказывают сибирские мужики, и по-над землёй стоит лёгкий (далее не печатное слово)… галдёж. В смысле — враньё. Оттаявшее зимнее враньё.

Ну, вы поняли, что Лебедев имел в виду.

Сорокин пока сидит и ждёт хотя бы изменения меры пресечения.

Слушаем галдёж.