Политика
№ 7 (082), 30 марта 2018 г.

Обвинить нельзя отпустить

Сорокина вновь не отпустили из камеры: эксперты уверены, что по чьей-то воле

Обвинить нельзя отпустить

Фото: www.gorduma.nnov.ru

Мифотворчество и ажиотаж вокруг «дела Сорокина», (на фото — Олег Сорокин) организованная против него в СМИ кампания, призваны создать «дымовую завесу» вокруг простого факта: доказательств его вины нет.

Так называемое «дело Сорокина» выглядит так, словно все это происходит не в правовом государстве, каким любят называть Россию, а в какой-нибудь Гдетотамии. Заместитель председателя Законодательного собрания Нижегородской области (ЗСНО) Олег Сорокин был арестован в декабре 2017 года. Убедительных доказательств по делу общественность до сих пор не увидела. Однако Олег Сорокин все еще находится под арестом: теперь Нижегородский облсуд отказал ему в смягчении меры пресечения уже дважды. Это вызывает неоднозначную реакцию общества, которую на днях могли выказать участники обсуждения фильма о Сорокине в столице.

Почему Сорокина держат под стражей?

Спустя три месяца после ареста в «деле Сорокина» все еще больше вопросов, чем ответов — и этот далеко не единственный.

Нижегородский политик и бизнесмен содержится под стражей по обвинению по ч. 6 ст. 290 УК РФ. Ему вменяют незаконное оказание услуг имущественного характера в особо крупном размере. Сам Олег Сорокин отверг обвинение и заявил, что никогда не вел коммерческих переговоров сомнительного характера.

Все обвинение Сорокину — по эпизоду пятилетней давности, которые до сих пор строится только на словах осужденного за коммерческий подкуп предпринимателя. Казалось бы, объявив Сорокина невиновным, пять лет назад Верховный Суд уже поставил точку в этом деле. Но вот маховик закрутился снова….

Сегодня «бескомпромиссные» судьи, вероятно, заранее и сильно убеждены не только в виновности, но и в некоей «общественной опасности» Сорокина. Поэтому раз за разом отказывают ему в праве дожидаться судебного решения не в камере, а на свободе.

19 февраля адвокаты подследственного подали жалобы на постановление Нижегородского райсуда. Они просили изменить меру пресечения в отношении подзащитного на более мягкую.

Суд до этого уже отказывал Сорокину. С самого начала ему было отказано во внесении залога за перевод под домашний арест. Когда же Сорокин попросил о допуске известного писателя, публициста и общественного деятеля Захара Прилепина в суде в качестве своего защитника, то получил отказ снова. Прилепин все же смог выступить на заседании по характеристике личности обвиняемого. Он рассказал, какую помощь оказал Олег Сорокин жителям Донбасса: сумма пожертвований составила около 10 млн. руб.

Тем не менее, облсуд был неуступчив. Чтобы вынести постановление о продлении ареста ему потребовалось пять часов заседания.

Новое решение по этому вопросу суд вынес 23 марта. Мера пресечения опять оставлена без изменения. Сорокин останется под арестом до 18 мая.

Столь непоколебимая позиция невольно наводит экспертов на мысль о двойных стандартах. Которые по-настоящему беспристрастное правосудие исповедовать не может.

Впрочем, эксперты вообще давно высказывают мысль: в «деле Сорокина» все не так очевидно. Замглавы регионального парламента, говорят наблюдатели, скорее всего, оказался за решеткой по другим, скрытым от общества причинам.

«Судят его, насколько я догадываюсь, вовсе не за то, что о нем рассказывают. Активы семьи Олега Сорокина, которые он не вывел из страны в офшоры, как многие, а оставил здесь — наверняка у кое-кого вызывают определенный интерес», — считает Захар Прилепин.

Подобную позицию разделяет экс-глава Нижнего Новгорода и депутат ЗСНО Юрий Лебедев: «Желание некоторых людей заполучить бизнес Сорокина сошлось с политической конъюнктурой. Не удивлюсь, если в скором времени в область хлынут подрядчики из других регионов».

Почему вместо доказательств — мифы?

Несмотря на то, что многие СМИ только обличают Сорокина, далеко не все с ними согласны.

Достаточно выдержанную позицию заняли коллеги по областному парламенту. С момента ареста своего вице-спикера Заксобрание не стало «кидать в него камни» и заявило, что не будет принимать решений по лишению Олега Сорокина статуса заместителя председателя до решения суда.

Поддержали Сорокина и многие известные люди России, хорошо знающие его как человека. Среди них — певица Надежда Бабкина, журналисты Арина Шарапова и Дмитрий Дибров, главный редактор газеты «Московский комсомолец» Павел Гусев и многие другие. А также люди, знающие не понаслышке ситуацию в регионе, — например, экс-губернатор области Валерий Шанцев и один из лидеров нижегородского предпринимательского сообщества, бизнес-омбудсмен Павел Солодкий.

Все они посчитали заключение Сорокина под стражу чрезмерной мерой и заявили о своем поручительстве.

Свою позицию представители общественности могли в очередной раз высказать публично 23 марта в Москве, на показе нашумевшего фильма известного журналиста Александра Демина «Олег Сорокин. Опровержение».

Напомним, что фильм достаточно убедительно опровергает мифы, которыми успели обрасти события вокруг политика и бизнесмена.

В частности миф, что Сорокин якобы не декларировал свое имущество. Документы доказывают, что это не так. При этом бюджеты различных уровней получили от семьи Олега Сорокина и от предпринимательских структур его супруги Элады Нагорной около 11 млрд. руб. налогов: бизнес Сорокина был подчеркнуто открытым.

Другой миф — что Сорокин якобы хранил «несметные сокровища» прямо у себя дома, пряча их, словно Кащей, в замаскированных закромах. Не иначе как чтобы на досуге «чахнуть над златом»…

Этот и другие «компроматы» поведали два «правдоруба», ранее представившие изумленному зрителю картины собственного изготовления, Аркадий Мамонтов и Геннадий Григорьев. Было заявлено, что при обыске у Сорокина дома нашли 1,5 млрд. руб.

Как и многое другое, это оказалось неправдой: обыск продолжался 17 часов, однако следователи так и не нашли никаких доказательств по делу, а денег обнаружили порядка 30 млн. — для политика и бизнесмена первого звена сумма не баснословная.

При этом Сорокин известен в Нижнем своей благотворительностью: из личных средств поддерживал многодетные семьи, финансировал лечение детей-инвалидов, помогал учреждениям культуры, детсадам, конкретным людям.

Кто стоит за «делом Сорокина»?

На показ фильма Александра Демина в столице собрался целый ряд независимых федеральных экспертов, политиков и юристов, известных людей.

На самом деле, отметили эксперты, речь идет не только о конкретной судьбе вице-спикера нижегородского парламента, но и о защите личности в России в целом.

В завязавшейся дискуссии приняли участие известные адвокаты Петр Баренбойм и Михаил Бурмистров, политик Никита Исаев, авторитетные нижегородские и федеральные журналисты, ряд экспертов-риэлторов, приглашенные дольщики, писатель Захар Прилепин, телеведущий Первого канала Дмитрий Дибров.

Эксперты сошлись во мнении: мифотворчество и ажиотаж вокруг «дела Сорокина», организованная против него в СМИ кампания, призваны создать «дымовую завесу» вокруг простого факта: доказательств его вины нет. «Сейчас в Нижнем идет медийная война против семьи Сорокина. Чего только не упоминают, кроме того, что касается самой сути дела», — отметил Никита Исаев.

«Складывается впечатление, что Сорокин кому-то перешел дорогу», — заявил адвокат Сорокина Михаил Бурмистров.

Действительно, конкуренты предпринимателя должны быть заинтересованы в его устранении, а его активы могут не давать покоя тому, кто рассматривает их в качестве лакомого куска для себя самого.

«Желание некоторых людей заполучить бизнес Сорокина сошлось с политической конъюнктурой. Не удивлюсь, если в скором времени в область хлынут подрядчики из других регионов» — заявил Юрий Лебедев.

А Никита Исаев подчеркнул: «Общественности это дело стараются преподнести под „политическим соусом“. Но я убежден, что экономики в деле Сорокина больше, чем политики. Все остальное — это декорации, скрывающие рейдерскую атаку строительного лобби, заинтересованного захватить нижегородские рынки».

Наконец, адвокат Петр Баренбойм отметил: дело Сорокина, если рассматривать его в общефедеральном аспекте, идет вразрез с объявленной государством политикой привлечения в Россию уехавших отсюда бизнесменов — с тем, чтобы их деньги работали на страну: «Однако люди не верят, что у них не будет проблем, если они вернутся. Думаю, что громкое дело Сорокина может повредить этой государственной кампании, которая еще только начинается».

В заключение дискуссии Дмитрий Дибров, который давно дружит с семьей Олега Сорокина, высказал надежду, что в финале истории справедливость все же восторжествует: «Зло может побеждать лишь на небольшом отрезке времени. Зима пройдет, наступит весна, причем не только для Сорокина, но и для всей России», — сказал известный телеведущий.