Среда обитания
№ 7 (082), 30 марта 2018 г.

Победа, которую мы потеряли

Кадровая политика Владимира Панова: увольняй лучших, добивай рублем?

Победа, которую мы потеряли

Фото: www.gorduma.nnov.ru

В октябре 2017 года в Нижегородский музей техники и оборонной промышленности в парке Победы с проверкой пришли сотрудники КРУ администрации города. Пять недель дотошно изучали накопленные за несколько лет документы. Сначала был акт с предписаниями выполнить выявленные нарушения, затем — вызовы в полицию, прокуратуру, в суды… Когда история стала достоянием общественности, директора парка Валерия Киселева вызвали в мэрию и предложили написать заявление «по собственному желанию». Взамен — прекратить и проверки, и суды. Киселев написал.

Однако обещание мэрия не выполнила. КРУ города по-прежнему через суд (хотя он уже не директор, а обычный пенсионер) требует вернуть премии, которые мэрия ему и давала, и якобы незаконно выплаченные зарплаты сотрудникам: за 1,5 года — почти 1 млн. руб. Суды довели Киселева предынсультного состояния. Пожалуй, ни одно из деяний нового мэра еще не имело столь явной негативной окраски в глазах горожан. Но Владимир Панов молчит. В лучшем случае — не зная, как достойно разрешить эту запутанную и скандальную ситуацию.

Первые победы

Нижегородский Парк Победы не интересовал ни власти, ни (будучи в упадке) нижегородцев без малого три десятка лет, пока летом 2012 года тогдашний глава городской администрации Олег Кондрашов не предложил заняться им журналисту Валерию Киселеву.

Лучше кандидатуры найти было нельзя. Валерий Киселев посвятил военной истории, войне Великой Отечественной, войне в Чечне десятки лет. Написал десяток книг. В 1999-м во главе поисковой экспедиции доставил из Белоруссии в Павлово останки 12 солдат-нижегородцев, в 2001 году — останки неизвестного солдата, который торжественно захоронен в Богородске. Семь раз был на Северном Кавказе, когда там велись боевые действия. Награжден многочисленными журналистскими и литературными премиями, крестом «За отличия в службе» 1-й и 2-й степени, медалью Суворова. Взял интервью у сотен, если не тысяч людей, в том числе — у 50-ти известных политиков.

Но главное: Валерий Киселев не только энтузиаст своего дела, но и человек исключительно порядочный.

За пять лет Киселев и его зам, отставной офицер Глеб Дунин со своим маленьким коллективом превратили Парк Победы в Центр патриотического воспитания. Парк расцвел. Экспозиция пополняется, мероприятия одно за другим, постоянное сотрудничество с нижегородскими учебными заведениями.

И вот — нате.

Первые поражения

Фото: park-pobeda-nnov.ru

Директора Парка Победы Валерия Киселева (на фото) в мэрии вынудили подписать заявление об уходе с должности «по собственному желанию».

Нижегородцы приняли отставку Киселева близко к сердцу. Вот лишь некоторые комментарии в соцсетях:

«Уходит целая эпоха. Валерий, спасибо вам за ваш энтузиазм и патриотическое воспитание наших детей. Удачи на новом месте».

«Жаль. Феномен Нижегородского парка Победы уникален».

«Нижегородский союз литераторов скорбит по случившемуся и желает писателю и патриоту успехов на новом поприще и рассчитывает на дальнейшее сотрудничество!».

«Сожрали. „Поздравляю“».

«Очень жаль. И противно. Деньги глаза застлали».

Когда в середине февраля Валерию Киселеву одновременно с предложением написать заявление было предложено перейти на новую работу — замдиректора Нижегородской кадетской школы-интернат по военно-патриотическому воспитанию — тот, в свое время 11 лет преподававший историю в школах и в ПТУ, бывший завучем по воспитательной работе, согласился.

Однако, в кадетской школе его, оказывается, не ждали. Новая должность не была предусмотрена штатным расписанием. Чтобы его все же принять, в школе пришлось бы сократить несколько должностей или уменьшить зарплаты ряду сотрудников.

Зачем тогда было приглашать Киселева на новую должность? Он, естественно, отказался от таких условий. Да и здоровье в эти дни от нервых перегрузок заметно ухудшилось.

Дело, ставшее любимым, пришлось бросить.

«Свои» и «чужие»

Уходя, Киселев рекомендовал на свое место заместителя — Глеба Дунина: «Благодаря его усилиям за пять лет Парк и стал именно Центром военно-патриотического воспитания Нижнего Новгорода. Дунина поддержали рекомендациями множество общественных организаций города».

Владимир Панов же изображает полную «транспарентность»: «Моральное право определять, кто будет возглавлять парк Победы, принадлежит ветеранским организациям», — сказал мэр.

Зачем же тогда игнорировано мнение коллектива музея, музейного сообщества города? Почему не был объявлен конкурс на эту должность? Почему, наконец, столь спешно было принято решение об уходе Киселева и столь неспешно — почти месяц — принималось решение о назначении нового директора? Который, к тому же, по состоянию здоровья не может исполнять свои обязанности.

В итоге кандидатура Дунина хоть и входит в список предполагаемых директоров парка, но всерьез, вероятно, ее даже не рассматривают. Возглавить парк Панов предлагает председателю «Союза десантников России» Сергею Патланю. А стать его замом — гендиректору НРО МОУ «Центр реабилитации и интеграции инвалидов войны» Семену Говорухину. Но что теперь делать с экс-замом Глебом Дуниным? Его-то за что увольнять? Два человека на одной должности…

После этого назначения сотрудники музея в парке Победы второй месяц, что называется, на нервах: не могут понять — почему новое начальство не появляется на работе? И что им, сотрудникам, теперь делать? Мероприятия отменяются, откладываются одно за другим. Парк Победы близок к поражению.

Удар в спину

Сознавать, что твое детище — на пути к гибели, горько. Однако главная беда Киселева не в этом. Тяжбы с Контрольно-ревизионным управлением мэрии продолжаются уже полгода. Дамокловым мечом нависает угроза огромных (для обычного человека) выплат, сделать которые Валерий Киселев просто не в состоянии.

В чем дело?

КРУ провело проверку и решило, что директор Парка работал с нарушениями. Например, получил премии в 2016–2017 гг., которые — это важно! — не сам себе выписал: та же мэрия и выдала.

Однако теперь подход иной: Киселева обязуют премии вернуть в бюджет плюс заплатить штрафы за то, что делать этого не спешит.

Всего — 892 тыс. руб.

КРУ также считает, что зарплаты сотрудников были завышены: скажем, оклад завхоза должен был быть не 9 тыс., а 6 тыс. «То есть, я своих сотрудников должен был держать не на полуголодном, а на голодном пайке», — невесело усмехается Киселев.

Аргументированные возражения и документы в защиту правоты позиции Киселева ни КРУ, ни судом не принимаются. А ведь поступай Киселев иначе, он бы нарушил закон!

Фото: vk.com/park_pobeda_nnov

Тяжбы бывшего директора Парка Победы с КРУмэрии продолжаются уже полгода. Дамокловым мечом над пенсионером нависла угроза огромных (для обычного человека) выплат почти в миллион рублей.

Бюджетное учреждение полностью содержит мэрия. Это, кстати, один из аргументов, почему, дескать, директор Киселев не вел коммерческую деятельность в Парке, не повышал доходность: нельзя по закону. И не ему принимать такие решения. В бюджетном учреждении все расходы — строго по статьям. Оклады — по штатному расписанию, утвержденному вышестоящим руководством — департаментом культуры.

Однако отвечать должен только Киселев. Почему?

Киселев считает выводы КРУ несостоятельными и с результатами проверок не согласен. Он готов доказать правоту — да только его, похоже, не слушают.

Чиновники роют землю носом, хотят доказать, что не зря едят свой хлеб: вот, дескать, нашли расхитителя, потерзаем его за горло, — и бюджет пополним.

«Но как эти деньги вернешь, даже если захочешь?», — размышляет Валерий Павлович.

Можно взыскать с него самого. Только теперь он — пенсионер без работы. Месяцы судебных тяжб, допросы, по инициативе того же КРУ, в полиции, прокуратуре подорвали здоровье — все-таки 66-й год. Врач сказал: лучше на преподавательскую работу не идти. «Скорая» может понадобиться в любой момент: до инсульта — полшага.

С российского пенсионера взимать почти миллион — история на десятилетия. Если выживешь…

Можно взыскать с Парка Победы. Например, снять деньги со статей по коммунальным расходам. Это означает — оставить Парк без охраны, не платить за энергию, связь, газо- и водоснабжение, вывоз мусора, уборку и т. д. Тогда обслуживающие организации прекратят оказывать услуги — и работа будет парализована.

Можно снимать с фонда зарплаты. Тогда коллектив будет вынужден или работать бесплатно, или уволиться — что скорее всего. Таким образом, и этот вариант парализует работу…

Но что чиновнику беды бедного человека?!

Других нарушителей, тех, кто привык черпать миллиардами, заметить, разумеется, трудно — таких больших, таких влиятельных и опасных. Как у нас водится, «нарушителя» нашли среди безответных и слабых. И отцепиться от него не намерены.

Подкрепление

Суды идут, а Киселеву звонят из областного правительства: хотят вручить… Благодарственное письмо «За высокие достижения в профессиональной деятельности».

Что это? И смех и грех? Абсурд с привкусом горя?..

Странную позицию занимают у нас власти.

Особенно — мэрия.

Киселев говорит: «Я пытаюсь спасти от банкротства ее же подведомственное учреждение — и никакой поддержки. На мою просьбу оказать юридическую помощь в споре двух подразделений администрации города, от департамента правового обеспечения получил фактически отписку.

На письмо в адрес Н. В. Казачковой даже ответа не получил».

Молчит и глава города.

А что?

Вникать в боли каждого мелкого человечка — пускай заслуженного, пускай выдающегося, пускай… невиновного — что вы… Пускай КРУ с «должником» разбирается.

Тем временем парк Победы, именно как Центр военно-патриотической работы в городе, усилиями КРУ и при полном равнодушии суда и — что главное — городских властей, — увы, поставлен на грань исчезновения.

…Единомышленник Киселева Алексей Богомолов опубликовал в соцсетях такое обращение:

«Друзья нижегородцы!

(…) К сожалению, так сложились обстоятельства, что Валерию нужна наша помощь. (…) Давайте вместе соберем этот мнимый штраф, пусть чиновникам станет стыдно.

Валерий очень не хотел открывать сбор средств, но в итоге уступил мне. Вот номер карты 2202 2001 1377 0380 (карта Сбербанка)

Заранее спасибо вам!».