Экономика
№ 7 (082), 30 марта 2018 г.

Строители метро вгрызлись в резервный фонд

На отделочные работы на станции «Стрелка» выделены дополнительные миллионы

Строители метро вгрызлись в резервный фонд

Фото: правительство Нижегородской области

На прошлой неделе глава региона Глеб Никитин (на фото — слева) побывал на строительстве станции метро «Стрелка».

Строительство станции метро «Стрелка» вышло на финальный этап. Тоннели уже прорыты, сейчас, как уверяет заказчик, вовсю идет отделка. К концу апреля обещают все окончательно отделать и открыть станцию. Но за этими радужными рапортами кроется достаточно щекотливая и тревожная ситуация. Заключается она в том, что деньги на строительство кончились еще, что называется, вчера. Подрядчик — УС-620 — взял миллионный кредит, заложив тот самый проходческий щит, который так торжественно в свое время презентовали. Рабочие, жаловавшиеся на тяжелые условия труда и на вопиющие задержки зарплаты, строят сейчас станцию молча и остервенело. А сроки сдачи «Стрелки» уже несколько раз откладывались. И вот чтобы успеть к мундиалю, чтобы подрядчик мог рассчитаться с рабочими и докупить материалы, правительство РФ выделило из почти что растаявшего резервного фонда 645 млн рублей.

Почему Стрелка?

Само по себе строительство именно мещерской линии — факт положительный, но при этом не очень. Положительный — потому что метро в Нижнем Новгороде продолжает развиваться, потому что чемпионат мира действительно должен быть обеспечен подземным подвозом всяческих туристов, ну и еще потому что жители Мещерки вкупе с не так давно отделанным новеньким микрорайоном возле Стрелки получат долгожданную быструю транспортную связь. Не очень положительный — потому что это нарушение озвученных ранее планов по развитию метро в наземной части города. Следующей станцией после «Горьковской» должна была стать «Сенная» (далее «Оперный Театр»), но этого не случилось. А это значит, что дорожно-транспортная обстановка в центре города продолжит усложняться. К тому же есть вероятность того, что именно на «Стрелке» лавочка-то и прикроется. Но об этом ниже.

Задержки зарплат и жалобы рабочих

Проблемы со «Стрелкой» начались почти сразу. Во многом они были обусловлены выбором генподрядчика, а именно фирмы УС-620, которая не смогла обойтись без острых ситуаций и скандалов. Критерии выбора генподрядчика не разглашаются и не разглашались никогда.

Сначала чиновники обещали нижегородцам сразу два проходческих щита. Потом очень быстро переиграли и заявили, что щит будет один. Потом достаточно долго не могли получить его комплектующие из Германии (их задержали на границе), из-за чего строительство затягивалось. Но это, как позже выяснилось, были еще цветочки. Ягодки созрели через несколько месяцев после запуска проходческого комплекса. Рабочие начали бастовать в связи с задержками по заработной плате, которых по идее — учитывая уровень стройки — быть не могло. Тем не менее, невыплаты имели место быть, ситуация накалялась, и какой-то момент начались откровения рабочих, совсем уж не желательные для чиновников, изо всех сил пытавшихся создать положительный образ стройки. Один из «наймитов», в частности, рассказал, что условия труда невыносимые, что под землей нет вентиляции, дышать почти нечем, все курят прямо на месте работ, сверху постоянно льется вода — и еще много всякого такого, что никак не соответствует представлениям о цивилизованных строительных работах в тоннеле.

Колокол, раскачанный работягами, срезонировал на федеральном уровне. Региональные чиновники вынуждены были заявить, что всем все выплатят, а ООО «УС-620» вынуждено было взять миллионный кредит, чтобы погасить зарплатные долги. Что же касается условий труда, то о них в официальных заявлениях не было ни слова. Впрочем, и рабочие перестали поднимать данную тему. Значит ли это, что условия как-то изменились — сказать сложно. Особенно учитывая тот факт, что в настоящее время стройка идет круглосуточно, фанатичными бешеными темпами — лишь бы успеть к наплыву футбольных фанатов.

Махинации подрядчика и уголовное дело

Между тем, в какой-то момент у генподрядчика, который поучил по контракту 10 млрд рублей, просто закончились деньги. Расплатившись с рабочими, он вынужден был взять кредит посерьезнее, чтобы продолжить работы, — при этом был заложен тот самый проходческий щит. В чем же причина такой патовой финансовой ситуации? Может быть, материалы и труд рабочих резко подорожали? Или, допустим, строители наткнулись на библиотеку Иоанна Грозного, и пришлось переделывать проект? Нет, вроде подобных катаклизмов не было. В чем же дело?

Областное правительство, сначала шанцевское, потом никитинское — с теми же, отметим, фигурами в профильных министерствах — как-то очень тайно и криво выбрало генерального подрядчика и в таком же духе его контролирует

Судя по всему, дело в том, что областное правительство (сначала шанцевское, потом никитинское — с теми же, отметим, фигурами в профильных министерствах) как-то очень тайно и криво выбрало генерального подрядчика и в таком же духе его контролирует. Ну, а генподрядчик ведет игры, что называется, на стороне, — и не всегда выходит из них победителем. Это можно понять, заглянув в картотеку судебных дел. Например, в прошлом году один из сторонних заказчиков пытался отсудить у УС-620 40 млн рублей. И вот что удивительно — хищение примерно такой же суммы (уже из нашей метростроевской кассы) правоохранительные органы вменяли директору данной фирмы, возбудив в отношении него уголовное дело. Вот так вот весело у нас проходит строительство «Стрелки» — что называется, с огоньком.

Сроки сдачи злополучной станции уже в который раз переносятся. Так, в середине 2017 года нижегородцам обещали, что «Стрелку» доделают в конце 2017-го. Сейчас идет разговоры об открытии станции 30 апреля.

Здесь строит отметить, что пока мы возимся с одной-единственной станцией, в Москве успели построить восемь — и в ближайшее время там должно открыться еще столько же. Там не только идет выделение гигантских средств, аккумулированных со всей России-матушки, — там еще и почему-то нет скандалов с пропажей бюджетных денег и с забастовками рабочих. И дело здесь не столько в порядочности подрядчиков, сколько в жестком контроле столичных властей за исполнением контрактов. Наши региональные чиновники на подобный контроль, видимо, по каким-то причинам не способны или не мотивированы.

Резервный фонд

Итак, дело дошло до того, что из резервного фонда РФ — учитывая то, что деньги на нижегородское метро чудесным образом испарились — выделена дополнительная сумма (с учетом софинансирования это получается где-то один миллиард рублей). Соответствующее постановление подписал премьер-министр Дмитрий Медведев. Но данный жест говорит отнюдь не о лояльности федеральных властей к тому, что творится на нижегородской стройке. Он говорит лишь о том, что поставлена четкая задача — довести все знаковые объекты до состояния открытия перед наплывом мундиальных болельщиков. Довести любой ценой — пусть даже объекты потрескаются и придут в негодность после ЧМ-2018. Разбор — почему не успевали, куда ушли деньги и почему трещины — будет потом. И разбор этот, увы, может закончиться тем, что федералы еще очень нескоро решатся на продление нижегородской ветки метро в нагорной части.