Политика
№ 12 (087), 18 мая 2018 г.

Освободить нельзя аргументировать

Защита считает необоснованным решение суда продлить срок ареста Олега Сорокина до 2 августа

Освободить нельзя аргументировать

Фото: stnmedia.ru

16 мая состоялось очередной заседание Нижегородского райсуда по делу бывшего главы Нижнего Новгорода, экс-зампредседателя Законодательного собрания области Олега Сорокина. Сторона защиты представила достаточно веские аргументы в пользу того, чтобы меру пресечения изменили и Олег Сорокин вышел бы из-следственного изолятора. Однако суд в очередной раз постановил, что избранная мера пресечения адекватна и не должна быть изменена, прислушавшись к доводам обвинения, которые сторона защиты считает необоснованными. Олег Сорокин останется под стражей до 2 августа.

Достаточные ли доказательства были представлены следствием?

На данной стадии процесса суд в принципе не рассматривает, доказана вина или не доказана. Основная задача — проверить, достаточные ли доказательства были представлены следствием в обоснование законности содержания человека под следствием.

По мнению защиты, каждый документ в этом деле говорит об обратном.

Доводы следствия в лице следователя по особо важным делам Евгения Лагунова в целом сводятся к следующему. У Олега Сорокина есть недвижимость за границей. Его семья находится там же. Кроме того, оказавшись на свободе, обвиняемый якобы может воспрепятствовать расследованию.

Адвокаты Олега Сорокина ходатайствовали об изменении меры пресечения на домашний арест или же просили отпустить подзащитного под залог (родственники Олега Сорокина готовы внести залог в размере 50 млн руб). Сторона защиты обращает внимание на тот факт, что все следственные действия завершены и теперь Олегу Сорокину предстоит знакомиться с делом и готовиться защищаться в суде.

Об этом же ходатайствовал и сам бывший вице-спикер Законодательного собрания, подчеркнув, что просит предоставить ему предусмотренные законом равные возможности со стороной обвинения, что сделать в условиях следственного изолятора крайне трудно.

Однако суд посчитал иначе.

Основания для продления ареста создают искусственно?

Создается впечатление, что обвинение, а вместе с ним и суд, словно бы нарочно отворачиваются тогда, когда защита и сам Олег Сорокин идут следствию навстречу — отворачиваются с тем, чтобы с упорством игнорировать достаточно очевидные вещи.

Например, это касается предполагаемого выезда Сорокина за границу. Сторона защиты неоднократно предлагала предоставить следствию заграничный паспорт бывшего градоначальника, документ, без которого никакие заграничные поездки в Российской Федерации и международном сообществе невозможны. Загранпаспорт даже был отправлен заказным письмом в столичный Следственный комитет, однако вернулся обратно.

Следователя по особо важным делам Евгений Лагунов говорит на этот счет: «Я не камера хранения!» — и загранпаспорта не принимает. А ведь поступи он иначе, вопрос о якобы возможном «побеге» Сорокина за рубеж был бы снят — и не было бы необходимости держать его под арестом.

То же самое относится и к ходатайству следователя о том, что раз Сорокин неоднократно пользовался услугами частных авиакомпаний, то на этом основании можно сделать предположение: он может улететь за границу чартерным рейсом.

Однако пассажиры чартеров проходят точно такой же паспортный контроль, как и прочие. Возьмите паспорт на хранение — и любые зарубежные полеты Сорокина станут просто невозможны.

«Я не камера хранения», — говорит следователь и продолжает ходатайствовать, чтобы Сорокин оставался под арестом.

В свою очередь сторона защиты акцентирует внимание: следствие, по сути, не предоставило доказательств, что Олег Сорокин может скрыться от предварительного следствия в случае, если будет находиться под арестом домашним.

Не может он оказывать и давления на свидетелей: ведь доказательства по делу уже собраны (!), и свидетели уже допрошены. О чем же может идти речь?..

При этом, говорят адвокаты, речь идет о больном человеке. В частности, адвокат Игорь Нагорный обратил внимание следствия на то, что нахождение в условиях СИЗО опасно для жизни Олега Сорокина, ему требуется медицинское обследование в связи с последствиями от пулевых ранений. Защита настояла на приобщении к делу целого ряда документов, подтверждающих наличие у него серьезных заболеваний.

Однако сторона обвинения повторяет ранее уже звучавшие утверждения: избранная мера пресечения адекватна и не должна быть изменена. А Нижегородский районный суд удовлетворяет ходатайство следователя.

Обосновать и аргументировать

И законодатель, и Верховный Суд очень четко обозначают: любые доводы должны быть обоснованы или аргументированы. Однако, по мнению защиты, доводы следствия не выдерживают критики.

Вот что говорит адвокат Олега Сорокина Михаил Бурмистров:

«Естественно, была надежда, что суд перед вынесением решения о продлении содержания Олега Сорокина под стражей разберется детально, потому что доводы, которые приводили представители следствия, не были новыми. В подтверждение этих доводов предлагались аргументы, надуманность которых, на мой взгляд, понятна даже непрофессионалам.

Самое главное — представители защиты еще в феврале передали в распоряжение следствия заграничный паспорт г-на Сорокина. Если вы хотите обеспечить невозможность использования человеком паспорта, это делается элементарно. Службы, которые выдают паспорт, ставятся в известность, что у г-на Сорокина нет паспорта. Но вместо того чтобы ограничить возможность пользования этим паспортом, они опять его возвращают защите.

Для меня в этой ситуации очевидно искусственное создание оснований для продления срока содержания под стражей.

Или довод о том, что господин Сорокин часто пользуется услугами частных авиакомпаний для выезда за рубеж. Однако мы знаем, что любой авиарейс за границу может быть осуществлен только с разрешения погранслужбы, проверяющей всех летящих на этом самолете. То есть и этот довод совершенно надуманный.

А общая фраза о том, что Олег Сорокин может угрожать свидетелям? Это больше напоминает не процессуальный документ, а литературные изыски человека, который хочет придать видимость солидности своим словам.

Поэтому в моем представлении то, что следствие настаивает на содержании Олега Сорокина под стражей, недопустимо».

Но Олега Сорокина все-таки оставили под стражей.

Проверено, исключено. Но…

Олег Сорокин содержится под стражей уже ровно полгода — с 19 декабря 2017-го. Его обвиняют по ч. 6 ст. 290 УК РФ в том, что, являясь главой города Нижнего Новгорода, он лично получил взятку в виде незаконного оказания услуг имущественного характера в особо крупном размере за общее покровительство и попустительство по службе.

Однако обращает на себя внимание тот факт, что эпизод со взяткой уже рассматривался судом еще пять лет назад. Причастность к нему Сорокина была проверена следствием и исключена. Виновные уже были установлены и даже отбыли наказание. Не случайно защита Олега Сорокина считает арест необоснованным и оспаривает решение районного суда о заключении под стражу.

Следует также обратить внимание на то, что ходатайства о личном поручительстве в пользу Олега Сорокина в суд прислали многие известные люди. Среди них — депутаты разных уровней, культурные деятели, в том числе народная артистка России Надежда Бабкина, главный редактор «Московского комсомольца» Павел Гусев, телеведущие и общественные деятели Арина Шарапова и Дмитрий Дибров. А также экс-губернатор Нижегородской области Валерий Шанцев, бизнес-омбудсмен региона Павел Солодкий.

28 декабря Нижегородский областной суд оставил апелляцию адвокатов об изменении меры пресечения их подзащитному на домашний арест без удовлетворения.

15 февраля этого года уже Нижегородский районный суд поступил сходным образом: он удовлетворил ходатайство следствия о продлении срока заключения под стражей Олега Сорокина до 17 мая.

В марте этого года адвокаты во второй раз подали апелляцию на решение районного суда и попросили изменить меру пресечения на любую, не связанную с содержанием под стражей. Нижегородский областной суд апелляцию защиты отклонил.

Наконец, после заседания Нижегородского районного суда на этой неделе стало ясно, что Олегу Сорокину предстоит находиться под арестом по крайней мере до 2 августа текущего года.