Среда обитания
№ 13 (088), 25 мая 2018 г.

Пойма для битья

На уникальную природную территорию продолжают претендовать «освоители»

Пойма для битья

Фото: vk.com/zadubravu

Неожиданно для участников слушаний директор компании «Нерудресурс-52» Денис Воронин (на фото) озвучил планы по добыче песка на территории Волжской поймы, в которых его фирма выступает подрядчиком.

Все идет к тому, что многострадальному участку в пойме Волги вернут рекреационную зону — как того давно уже хотели активисты и жители Сормовского района. На публичных слушаниях, состоявшихся 22 мая и посвященных смене зонирования, против этого никто не возражал, все были за «зеленый» статус. Обновленная же областная власть вроде как демонстрирует сейчас демократичность, поэтому решений вопреки «гласу народа» быть по идее не должно. Вместе с тем, на слушаниях обозначили себя сразу два персонажа, планирующие освоить пойму в целях застройки и добычи недр. Стало ясно, что всяческие «освоители» долго еще не отстанут от этой уникальной природной территории.

Три года борьбы

Участок, за который активисты уже три года бьются с неведомым застройщиком, расположен между памятником природы «Копосовская дубрава» и берегом Волги. Это, конечно, не вся пойма, а лишь сравнительно небольшая, зато важная ее часть с точки зрения сохранения всей дубравы и именно с рекреационной точки зрения: именно здесь, как правило, всячески отдыхают сормовичи.

Три года назад губернатор Шанцев объявил, что данная территория погрязла в мусоре и ее необходимо застраивать. По всей видимости, уже тогда нарисовался интересант, который получил бы при благополучном раскладе данный участок. Территория была выгодна тем, что никого расселять там не надо, к тому же природоохранным статусом она не обременена, хотя и находится впритык к памятнику природы. Единственное, по сути, препятствие, на которое мог теоретически наткнуться инвестор, — наличие на участке нескольких видов краснокнижных животных. Уничтожать их места обитания нельзя. Но это надо еще доказать, что вот именно здесь было гнездо кулика-сороки, занесенного в Красную книгу Нижегородской области, а сегодня оно уничтожено в ходе строительных работ.

Имя потенциального застройщика держалось в строжайшем секрете — несмотря на то, что озвучивались подробности предварительного проекта: микрорайон эконом-класса на 40 тысяч жителей, который будет возведен на засыпанных песком пойменных лугах.

Почва для самодурства

Идея эта казалась утопической — тем более что у участка была рекреационная зона. Тем не менее, специально «под проект» губернатор Шанцев инициировал смену зоны — с «зеленой» на «строительную».

На публичных слушаниях, посвященных этой смене, сормовичи выразили яркий протест и даже проголосовали единодушно против предлагаемых изменений.

После слушаний в борьбу вступили активисты: они устроили множество пикетов, собирали тысячи подписей, обращались к губернатору — и в блог, и с письмами, и официально, и лично.

Несмотря на это все, областное правительство подготовило распоряжение о смене зонирования. Подписал его заместитель губернатора Евгений Люлин (кстати, персонаж сей до сих пор остается на этой должности) — естественно, по указке Шанцева.

Таким образом, губернатор продемонстрировал полное неуважение к мнению вверенного ему населения, нежелание следовать воле народа. Важнее для него оказались не интересы жителей и общества, а интересы тайного бенефициара.

К сожалению, мы вынуждены констатировать, что такое поведение порождено не только особенностями шанцевского подхода к управлению территорией, но в первую очередь чисто феодальной системой назначения в регионы людей из Москвы «на кормление», а также мнимыми выборами, которые устраиваются в регионах чисто для проформы. Конечно, это не исключает того, что той или иной области может повезти с губернатором, но в самой этой пагубной системе заложена возможность самодурства и пресловутой коррупционной составляющей на местах.

Ни последующий митинг, ни растущее как снежный ком число подписей не повлияли на позицию губернатора. Единственное, что, возможно, затормозило действия активистов, так это процесс передачи территории застройщику. К тому же чиновники все не могли определиться, под каким соусом это преподнести: то ли это был бы бонус за расселение ветхого фонда, то ли компенсация за решение проблем дольщиков.

Захват с севера

Между тем, активисты подали заявку на обратную смену зонирования. Она долго не рассматривалась — и вообще надежд на ее рассмотрение, учитывая планы по застройке данной территории, было немного.

Все изменил конец 2017 года: Валерий Шанцев наконец-то оставил пост губернатора, а вместе с его уходом потерял покровителя и тот самый тайный бенефициар.

Глава региона Глеб Никитин и его ставленник глава города Владимир Панов взяли, в свою очередь, курс на демократию. Первый пообещал общественности, что данную территорию никто застраивать не будет, а второй назначил-таки публичные слушания по возврату волжской пойме рекреационной зоны.

Вначале слушания проходили в спокойном режиме: активисты рассказали всю эту историю, после чего начали выступать жители и эксперты, указывая на природную и рекреационную ценность данной территории…

Как вдруг слово взял Евгений Суменко, представитель компании «­Жилстрой-НН». Он сообщил, что в собственности у этой компании находится участок севернее того, что защищают активисты, и его планируется застроить жильем.

Такое поведение властей порождено в первую очередь чисто феодальной системой назначения в регионы людей из Москвы «на кормление», а также мнимыми выборами, которые устраиваются в регионах чисто для проформы

После этого слушания превратились фактически в пресс-конференцию Евгения Суменко. Правда, отвечал он с каждым разом все неохотнее, а под конец и вовсе стал отказываться от ответов. И было из-за чего: сормовичи засыпали его неудобными вопросами, выраженными к тому же крайне эмоционально. Спрашивали, не жалко ли компании природы, не стыдно ли ей, почему не построить на тех территориях Сормовского района, где надо сносить ветхий фонд, собирается ли застройщик устраивать дороги с развязками и так далее.

В общем, столь негативная реакция жителей говорит о том, что компании сложно будет освоить данный участок. Дело в том, что он хоть и находится у «Жилстроя» в собственности, зону имеет рекреационную. То есть строить там сейчас нельзя. При губернаторе Шанцеве зонирование сменить было бы просто: он, как мы уже показали выше, не сильно был озабочен мнением местных жителей. Но сейчас (особенно перед губернаторскими выборами) новый глава региона не будет принимать решения без оглядки на позицию населения. И поскольку смену зонирования неизбежно предваряют публичные слушания, в настоящее время попытка инвестора установить на его собственной территории зону застройки обречена на провал.

Миллион тонн песка

Еще один сюрприз участникам публичных слушаний преподнес директор компании «Нерудресурс-52» Денис Воронин. Он озвучил планы по добыче песка на территории Волжской поймы. Песок требуется для строительства низконапорного гидроузла (проект которого, кстати, еще не утвержден), а из реки добывать его запрещают почему-то экологи (если верить Воронину).

Поэтому планы такие: взять миллион тонн песка из двух озер Волжской поймы, превратив территорию в огромный карьер, проложить от места добычи дороги к гидроузлу и пустить по этой дороге фуры с добываемым ресурсом.

Ну, а поскольку для фур нужна более-менее приличная и хорошая дорога, без строительства дамбы тут не обойтись, ибо гидрологический режим в пойме неспокойный, и не укрепленную дорогу будет просто размывать каждую весну. А дамба, в свою очередь, разделит пойму на две части и фактически заблокирует ход грунтовых вод к Копосовской дубраве — так же, как это сделала бы насыпь планируемого микрорайона.

По словам Дениса Воронина, и дорога, и песок из двух озер, и гидроузел — все это планы чиновников, его же фирма специализируется лишь на добыче ресурсов и выступает в качестве подрядчика.

Насколько реальны озвученные планы и осуществление их в существующей политической ситуации — это надо еще смотреть. В любом случае, эти два выступления красноречиво свидетельствуют, что и инвесторы, и некоторые чиновники продолжают рассматривать пойму Волги не как национальное достояние, а как расходный материал, который надо так или иначе освоить. А значит, борьба за эту территорию продолжится. И конца этой борьбе пока не видно.