Экономика
№ 21 (096), 20 июля 2018 г.

Прожект-менеджер

Команда Никитина не оставляет идею строительства океанариума на Бору

Прожект-менеджер

Фото: government-nnov.ru

Заступив на пост главы региона, Глеб Никитин (на фото) задался вопросом: а почему это, собственно говоря, проект океанариума за бюджетные деньги есть, а инвесторов нет? Может, нарисовали плохо?

За последние несколько лет в Нижегородской области озвучивалось достаточно много идей строительства чего-то такого очень затратного и амбициозного. Как правило, эти идеи были связаны с туристической привлекательностью региона, которая все эти годы оставляла желать лучшего и которую необходимо было как-то увеличивать. Идеи эти, облеченные в форму красивых презентаций, получили даже устойчивое народное наименование — «шанцевские прожекты». Сейчас регион возглавляет другой человек, нацеленный, как он декларирует, на инновационное развитие, да и туризмом занимается другая команда. Тем не менее, рецепты увеличения привлекательности предлагаются все те же. На этой неделе, например, глава областного туристического департамента сообщил о поисках инвестора для океанариума, который хотят возвести на Бору.

Диснейленд, казино, рыбки

Первый и, вне всяких сомнений, самый амбициозный шанцевский прожект — это так называемый Глоб-таун на Бору. Он появился вскоре после того, как Валерий Павлинович ступил на нижегородскую землю. По замыслу в то время нового (а теперь уже с приставкой «экс») губернатора, внутри гигантского глобуса должны были размещаться всяческие объекты торговой и развлекательной инфраструктуры. Например, «Диснейленд», ничем не уступающий американскому. На разработку данного проекта были потрачены бюджетные, заметьте, деньги, он был презентован лично Валерием Павлиновичем на международных выставках. Да, это затратно, говорили в областном правительстве, но это же окупится: от туристов ведь отбоя не будет.

Тщетно пытались экологи говорить о ценности поймы на Бору — их тогда никто не слушал, слишком уж заманчивые перспективы были нарисованы проектантами.

Но дальше восхищенных цоканий иностранной бизнес-элиты дело не пошло: ни один инвестор, что называется, не клюнул. Единственное, что получил Валерий Павлинович, — это впечатления от заграничных командировок и насмешки со стороны темных нижегородцев, так и сумевших постичь и оценить по достоинству полет его фантазии.

Следующая идея, о которой писали и говорили не так много, — это сооружение игорной зоны в Сокольском районе. Рядом с берегом Горьковского моря планировалось построить целую сеть казино и ресторанов — опять же для привлечения в регион туристов. Но и тут ни один инвестор не подписался.

Еще был проект развлекательного комплекса в Большом Болдине, на который также были выделены деньги — и он также остался лишь на бумаге.

И, наконец, когда Шанцев понял, что с «Глоб-тауном» ничего не выходит, у него родилась идея построить в той же Борской пойме океанариум — огромных размеров, чуть ли не самый большой в стране. Чтоб и рыбки экзотические, и представления, и выставка вымерших обитателей морей — в общем, все-все-все. Вот туда-то, по замыслу чиновников, туристы точно валом повалят. Оставалось только инвесторов подтянуть.

Удивительная корпорация

И вот как только родилась эта идея, Валерий Павлинович понял, что старый добрый метод — когда он ездит по международным выставкам и лично презентует прожекты, чтобы заинтересовать инвесторов, — как-то не очень работает. Нужна, стало быть, структура по продвижению. Чтобы она работала в качестве заказчика с архитекторами-проектантами — ну и, конечно, чтобы именно она работала с инвесторами, всячески их заманивая, предлагая выгодные условия, улучшая пресловутый инвестиционный климат и так далее.

И такая структура в 2015 году была создана. Нарекли ее «Нижегородская корпорация развития». В состав учредителей данного хозяйственного предприятия входили:
— Алексей Валетов (доля 10500 рублей) — акционер фирм «Промтехгаз», «Нижегородские канатные дороги». Надо сказать, что именно «канатка», которой рулит Валетов, — один из немногих удачно реализованных проектов;
— Игорь Андреев (тоже 10500 рублей);
— ОАО «Федеральный центр проектного финансирования» (1 млн рублей).

Проект океанариума вызывает кучу вопросов. Например, хорошо ли будут себя чувствовать морские и океанские животные на Бору? Если океанариум рядом с морем, морской водички набрать не проблема, а здесь откуда соответствующую воду брать? Из Волги-матушки?

Как видим, несоизмеримо большая доля приходится на ФЦПФ. У этого Центра, в свою очередь, единственный акционер — Министерство имущества РФ.

Иными словами, по большей части деньги на воплощение идей в чертежах и на сакральный поиск инвесторов под эти прожекты стали течь из федерального бюджета.

Первая идея, за которую новоиспеченная корпорация взялась, — это как раз океанариум.

С тех пор прошло три года. За эти три года по заказу Нижегородской корпорации развития был сделан проект, но инвестор найден не был.

Вопреки здравому смыслу

Отметим, что сам по себе проект вызывает кучу вопросов. Например, хорошо ли будут себя чувствовать морские и океанские животные на Бору? Если океанариум рядом с морем, морской водички набрать не проблема, а здесь откуда соответствующую воду брать? Из Волги-матушки? Тогда и содержать в данном развлекательном комплексе уместно окуней да плотвичек — все-таки они, если мыслить масштабно, тоже обитатели мирового океана.

Нет, ну, а правда, если привезти дельфинов с акулами, что делать, если кого-нибудь из них по причине, допустим, плохого самочувствия надо будет отпустить поплавать в море? В нижегородские водоемы отпускать прикажете?

Судя по всему, кроме как варить уху, делать в таком случае ничего не останется. И можно себе представить, насколько сильной в этой красивой бочке будет ротация.

В общем, всяческие экологи и просто защитники животных не начали бунтовать против данной идеи только потому, что общественность — особенно после истории с Глоб-тауном — не верит в ее реализацию.

Да и перспектива наплыва туристов, которые все-таки привыкли видеть океанариумы на море, а не матрешки на речках, весьма и весьма сомнительна.

Еще одна корпорация

Однако вернемся к Нижегородской корпорации развития, которая была создана для продвижения идеи этого самого океанариума. Заступив на пост главы региона, Глеб Никитин, видимо, присмотрелся к ней и задался вопросом: а почему это, собственно говоря, проект за бюджетные деньги есть, а инвесторов нет? Может, нарисовали плохо?

Однако перерисовывать команды не было. Вместо этого Никитин создает в 2018 году «Корпорацию развития Нижегородской области», учредитель которой — уже Министерство имущества Нижегородской области. Цели у этой новой структуры — точно такие же, то есть улучшение инвестиционного климата.

При этом старая корпорация почти с таким же названием не закрыта: судя по всему, она продолжит завлекать инвесторов с туристами на деньги регионального бюджета.

И вот на днях старая Нижегородская корпорация развития, о которой все уже забыли, вдруг вышла из тени и напомнила о себе: оказывается, она, несмотря на уход Шанцева, не оставила затею с океанариумом и подготовила концессионный договор на выгодных для инвестора условиях, предусматривающих участие всех бюджетов. При этом корпорация нашла себе союзника в лице директора департамента по туризму и НХП Нижегородской области Алексея Алехина. Недавно он заявил, что вот-вот случится концессия, и океанариум на 500 рабочих мест начнут строить.

Однако именно этот шанцевский прожект вызывает больше всего вопросов (основные озвучены нами выше). Возможно, департаменту во главе с Алехиным стоит заняться менее глобальными, но более реальными вещами. Акулы с дельфинами на Волге — это, конечно же, интересно, но у Нижегородской области есть свой собственный исторический и, соответственно, туристический потенциал, так и оставшийся по большей части не раскрытым в ходе ЧМ-2018.

Может быть, сейчас самое время раскрывать?