Политика
№ 29 (104), 14 сентября 2018 г.

Кризис Серого дома

В чем причина кадрового голода в администрации Нижнего Новгорода

Кризис Серого дома

Фото: нижнийновгород.рф

У Владимира Панова (на фото — второй справа) нет команды, которая может быстро приступить к решению проблем города. Кадровый голод камуфлируется конкурсными процедурами на право занять высокое кресло в Сером доме кремля. А пока встречаться с жителями Владимир Панов вынужден лично.

Городскую администрацию лихорадит. Назначенные сравнительно недавно директоры департаментов покидают свои посты. Заместители мэра из предыдущих призывов (кондрашовского и беловского) находятся на низком старте, при этом некоторые должности высшего эшелона остаются вакантными. Складывается такое ощущение, что никто с новым мэром Пановым работать не хочет. Ну, а новый мэр, как бы не замечая этого, продолжает придумывать, сколько у него будет замов-советников. Давайте попробуем разобраться, что же такое происходит в Сером доме.

Доверенный мэр

Традиционно крупный политик приходит на крупную должность со своими людьми. За примером ходить далеко не надо: Глеб Никитин, став губернатором, стал медленно, но последовательно формировать собственную команду. «Шанцевские» чиновники по-хорошему освобождаются от должностей (по-хорошему — в смысле, в их отношении не возбуждают уголовный дела), а на их места приходят люди из Ростеха и Роскосмоса, которых Никитин лично знает. И это в порядке вещей: политики опираются на тех, кому они лично доверяют.

То же самое, собственно говоря, произошло и с предыдущим главой городской администрации Беловым. При всех его плюсах и минусах он имел один серьезный изъян: новый глава региона ему не доверял. Этого было достаточно, чтобы попросить Белова освободить занимаемую должность. И когда он запротестовал, чиновника вызвали в администрацию президента, где ему доходчиво объяснили (показав даже, возможно, какие-то документы), что не стоит вставлять палки в колеса новой региональной власти. После этого Белов самоустранился из городской политики — и, похоже, навсегда. На его место Никитин поставил человека, которому он доверяет (фактически друга) — Владимира Панова. И депутатам, которые тряслись от одной только мысли о возможных репрессиях в связи со сменой главы, безропотно с этим выбором согласились.

Замы просятся на волю

Так Панов оказался у городского кормила — причем от получил настолько мощную ментальную защиту, что любое его действие (какое бы решение ни было принято) будет восприниматься как должное.

Естественно, Владимир Панов мог бы всех разом уволить и привести новую команду — и никто бы даже и не пикнул. Но он этого не сделал. Последующие события показали, что не сделал он это не только из жалости к чиновникам кондрашовско-беловского призыва. Тут играли роль два фактора. Во-первых, общественное мнение, которое настроено далеко не против всех старых чиновников, а только против каких-то конкретных. Во-вторых, у Панова нет своей команды — и, соответственно, людей, которым бы он доверял. Отсюда и потуги выстроить удобную систему с удобными людьми. Личная пановская команда (частично со старыми элементами), безусловно, появится, но позже. Сейчас она только-только начинает рождаться — в муках.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Буквально на днях Владимир Панов объявил, что в новой структуре мэрии будет на одного заместителя меньше: теперь их будет семь, тогда как планировалось — восемь. Напомним, что пока что в составе городской администрации работают только четыре зама Панова.
«Если говорить о том, будет ли кто-то из них менять работу, то я могу начать с себя, — прокомментировал мэр. — В каком-то горизонте событий я тоже буду заниматься чем-то другим. Но в сегодняшнем моменте мы готовимся к 2019-му бюджетному году. Все на местах, все трудятся. Перед нами стоит сложная задача. У нас есть новые национальные проекты, в которые город должен войти по максимуму».
Кроме того, у мэра появятся советники, которые будут курировать различные рождающиеся проекты.
«Уже сейчас я сам внес ряд инициатив, также кто-то должен координировать инициативы, поступающие от жителей, — уточнил Владимир Панов. — В дальнейшем может появиться советник по работе в сфере образования. Это должно стать прорывным направлением».

Пока что ключевые должности занимает старая гвардия. Это Наталья Казачкова, Александр Герасименко, Анатолий Молев и Иван Носков. Еще как минимум два места заместителей мэра вакантны — чтобы назначить на них людей, проводятся затяжные конкурсы. И это как раз свидетельствует о том, что Панову некого на эти должности назначить. Ну хорошо, Никитин ради демократической забавы объявил конкурс на министра культуры. Но на городском уровне конкурсный отбор проходят претенденты аж на две должности: зама по той же культуре и еще зама по информационным технологиям. И это уже показатель не только того, что Панов не против демократических игр, но и того, что людей, на которых ему можно опереться, попросту нет. Приходится их создавать.

Так вот, эта «старая гвардия», по слухам, запросилась на волю сразу же после того, как пришел Панов. И их можно понять: во-первых, у нового мэра совершенно непривычный стиль работы, заточенный на повышенное внимание к общественному мнению (такого ранее не было). Работать, подстраиваясь постоянно под «хотелки» с мест от активистов и общественников, чиновникам невероятно сложно — тем более, что совсем недавно такого нельзя было и представить. Во-вторых, чиновники, работавшие при предыдущих главах, сейчас под прицелом со стороны следственных органов. Никто из них не хочет повторить судьбу зама Кондрашова Привалова. Поэтому благоразумнее, конечно, по-тихому и как можно скорее уйти, не дожидаясь репрессий.

Однако Панов уговорил остаться Молева, а с ним остались и остальные три зама. Возможно, он даже пообещал им, что репрессий не будет.

Департаменты без голов

Но заместители заместителями, с ними в принципе можно экспериментировать, а директоры департаментов — это, как ни крути, фундамент, на котором держится муниципальная власть. И первое, что Панов сделал, — уволил таких глав департаментов, к которым у общества было ну очень много вопросов. Так, пришлось сменить руководство департамента транспорта, общественных отношений и строительства. Кстати, что касается прежнего главы департамента строительства Юрия Щеголева, то к нему вопросы возникли не только у общественности, но и у правоохранительных органов.

Все это было в порядке вещей. Но то, что произошло далее, — совсем не в порядке. Панов назначил на «связь с общественностью» Романа Амбарцумяна — тот вскоре уволился. Новый директор департамента транспорта и связи, выписанный из Москвы, поработал чуть-чуть и уволился. Новый директор департамента строительства Михаил Цалко… уволился «по семейным обстоятельствам».

Почему с Пановым никто не хочет работать?

Ну, во-первых, новый стиль руководства — не самый удобный для чиновников — дает о себе знать. И дело здесь не только в чуткости к общественному мнению. Дело в принципиальности Панова, которая распространяется вниз: никаких (вы видите, как активно работают правоохранительные органы?) теневых договоренностей и схем. А это значит, что чиновники должны… Жить на одну зарплату! Много ли найдется таких?

И, наконец, есть еще одно объяснение — оно касается в меньшей степени Амбарцумяна, который, скорее всего, пал жертвой общественного мнения после скандала с «Мишуткой», и в большей степени главы департамента транспорта.

В чем главная болезнь городского транспорта? Нет, не в коррупции и не в засилье маршруток (хотя это тоже играет свою роль). Главная болезнь — отсутствие денег: на новые автобусы, на зарплаты водителям, на горючее, ремонт и так далее.

Поправятся ли дела, если очередной глава дептранса разработает новую транспортную схему? Нет, не поправятся. В июне–июле 2018 года МП «Нижегородпассажиравтотранс» получило непокрытый убыток в размере 42 млн рублей и 47 млн соответственно — и никакая транспортная схема данную ситуацию исправить не способна. Будь она хоть трижды комплексной!

Теперь — после того, как тандем «Цыганков-Голофастов» успешно устранен — нужны серьезные финансовые вливания. Что тут может сделать глава транспортного департамента? Ничего, ибо в городском бюджете денег нет. Они есть в областном бюджете, но, видимо, у Панова нет достаточного влияния на область — пока, во всяком случае. И в этом кроется еще одна причина нездоровой текучки: от приходящих чиновников требуют перемен, они понимают, что бессильны что-либо изменить — и уходят. И так будет до тех пор, пока Панов не превратится из «доверенного лица» Никитина в более-менее самостоятельную и требовательную фигуру. Ну, или пока у города не появится новый мэр.