Политика
№ 30 (105), 21 сентября 2018 г.

Байер и все-все-все

Как губернатор Никитин прощался с шанцевской командой

Буквально несколько дней назад ушел с поста и. о. заместителя губернатора Александр Байер — и это, похоже, окончательное фиаско так называемой шанцевской команды. Буквально параллельно с этим Дмитрий Сватковский, «привезенный» в регион Шанцевым, получил мандат депутата Госдумы, и его полномочия губернаторского зама были, соответственно, прекращены. Ранее из областного правительства уволились Антон Аверин, курировавший строительный блок практически на протяжении всего шанцевского периода, а также чиновники помельче — в том числе министры (теперь уже «экс») экологии (Арсений Дряхлов) и культуры (Сергей Горин). Скандальная команда прежнего губернатора, таким образом, зачищена практически полностью. Правда, надо признать, сделано это было максимально корректно. Даже, можно сказать, с уважением.

Неприкасаемые

С тех пор, как Глеб Никитин приехал в Нижегородскую область, и до первых увольнений в правительстве региона (это весна 2018 года) прошло достаточно много времени. За это время по областному заксобранию, по городской думе и по городской администрации прокатилась серия чисток. Причем ключевые некогда фигуры не просто покидали свои посты — на них заводили громкие уголовные дела, сопровождавшиеся арестами. Достаточно вспомнить Александра Бочкарева и Николая Ингликова. Не обошел процесс и бывшего сити-менеджера Олега Кондрашова, который, впрочем, успел уехать за границу и избежал ареста. По Кондрашову вообще много непонятного, ибо на момент возбуждения уголовного дела он уже был вне игры. Единственное объяснение — это активная скупка медиа-активов, которой занимался КОА. Если занимался — значит, хотел «поиграть», возможно — планировал принять участие в выборах. Но в планы новой региональной власти КОА как политик никак не входил.

Далее грянул гром в Балахне: были возбуждены уголовные дела в отношении семейства Глушковых, которое неплохо обосновалось, скажем так, в этом районе, контролируя как бизнес, так и властные структуры. Это спровоцировало уход еще одного депутата — все с той же фамилией Глушков — из заксобрания. В дальнейшем браться Глушковы были арестованы сразу по нескольким эпизодам.

Пока разворачивались все эти события, у публики зрел, так сказать, вопрос: почему не трогают никого из шанцевской команды? Да, всех сделали исполняющими обязанности (это такая традиция на период смены власти), но никого не тронули. До лета не было ни уголовных дел, ни увольнений. Действительно, почему?

На этот вопрос у нас три варианта ответа — впрочем, они легко сочетаются между собой и не противоречат друг другу.

Вариант первый: не до них

Никитину и обновленным правоохранительным органам было первое время не до «шанцевского наследия». В первую очередь надо было разобраться с тем, что подмочило репутацию предыдущего губернатора, то есть с теми граблями, на которые мог наткнуться и Никитин. Это прежде всего — так называемое городское лобби, то есть сформированная тайная и явная оппозиция региональной власти, которая способна была заблокировать любые решения. Ну и «далее по списку» — Глушковы, которые были хоть и лояльны к Валерию Шанцеву, но тем не менее вызывали нездоровый общественный резонанс, докатившийся до Администрации Президента РФ. Может быть, в недрах областного правительства разворачивались дела похлеще глушковских, но в поле этой структуры они не попали. Итак, городское лобби и Глушковы были первостепенной задачей, оперативное решение которой обеспечивало главе региона нормальную безупречную работу. С шанцевской же командой можно было не торопиться.

Вариант второй: мундиаль

Нижний Новгород готовился к чемпионату мира по футболу, а это такая, знаете ли, переправа, на которой очень нежелательно менять коней. Во-первых, из-за имиджа: если в областном правительстве происходят рокировки, то с подготовкой к мундиалю что-то не то. Ну и во-вторых, из-за оперативного режима: новый чиновник может не разобраться сразу, что там готовил его предшественник, и мундиальные сроки сгорят, чего быть ни в коем случае не должно.

Вариант третий: покровители

У старой шанцевской команды (по крайней мере, у Байера и Аверина) были высокие покровители, с которыми были определенные договоренности у новой региональной власти. Таким покровителем мог быть экс-полпред в ПФО Михаил Бабич, у которого, как мы уже рассказывали ранее, были свои интересы в Нижегородской области и который, хоть и был якобы над схваткой, умело использовал игроков и из того, и из другого лагеря. Заметим, что как только Бабич окончательно уехал из нашего региона в Беларусь, где он был назначен послом, произошло увольнение сначала Аверина, а затем и Байера. Байер сидел до последнего — и, судя по всему, не очень-то хотел уходить, поскольку сначала было возбуждено уголовное дело о неуплате 66 млн рублей налогов «Нижегородским водоканалом» (Байер возглавлял эту структуру как раз в тот период), а потом уже последовало увольнение.

Тихий уход

Но вообще случай с Байером — это скорее исключение, нежели правило. К «старой гвардии» областного правительства по-прежнему сохраняется пиетет. То есть да, их уволили… Но, во-первых, от некоторых персонажей избавились настолько аккуратно, что и увольнением-то это назвать нельзя: Сватковский отправлен в Госдуму (и чтобы обеспечить ему мандат, админресурс сработал по полной, как и в случае выборов Самого), Сергей Горин — в городскую думу. Во-вторых, тех, кому не подыскали место в парламентах, проводили чуть ли не с почестями — как заслуженных ценных работников. Примерно так же «полюбовно», как провожали в свое время Валерия Шанцева. Так ушел Аверин — тихо-мирно, без всяких уголовных дел. Это несмотря на то, что у Аверина были интересы в строительной сфере, которую он контролировал (вспомним хотя бы скандальные договоры подряда и фирму, которую он переписал в свое время на тещу). Так же тихо, по-свойски, ушли остальные — например, министр экологии Дряхлов, оставивший кучу вопросов по законным и незаконным свалкам и по уничтожаемым природным территориям.

Инцидент с Байером

К выходцу из компании «Баркли» Байеру, который контролировал Нижегородский водоканал (вспомним скандальную концессию), а затем и вовсе областную коммуналку (вспомним не менее скандальную деятельность НОКК), вопросов еще больше. Но тем не менее этих вопросов ему — благодаря, видимо, тому же Бабичу — никто не задавал. Когда же Бабич уехал послом в Беларусь, последнему шанцевскому заму предложили уйти так же тихо, как и всем остальным. Но Байер, видимо, не захотел уходить с миром. Этим и можно объяснить уголовное дело по неуплате налогов. Естественно, это подкоп под «последнего из магикан», причем очень ненавязчивый: в сообщении об уголовном деле в СМИ его фамилия не звучит. Это даже, можно сказать, не подкоп, а такой интеллигентный намек. И Байер этот намек понял, написав заявление в тот же день. Инцидент, таким образом, исчерпан, и фигурантом уголовного дела Байер в большой долей вероятности так и не станет.