Экономика
№ 31 (106), 28 сентября 2018 г.

Коммунальный спрут

Зачем НОКК пытался заполучить сетевой хозяйство в городах и весях

Этот год — даром что мундиальный — богат на различные эффектные действия правоохранительных и контрольно-надзорных органов. В отношении лиц и организаций, которые считались неприкасаемыми при Валерии Шанцеве, возбуждаются уголовные дела — причем по эпизодам, которые еще год назад считались, как бы это сказать, неподсудными. Нижегородская коммунальная компания (НОКК) не стала исключением. Она и раньше, собирая платежи фактически со всей области, не считала нужным перенаправлять их по прямому назначению — допустим, расплачиваться с газовиками. Тем самым целые районы Нижегородской области рисковали остаться без тепла — и это все было в порядке вещей. Сейчас же в связи с задолженностью за газ (она достигла в этом году 213 млн рублей) возбуждено уголовное дело.

Трое из Баркли

История эта началась тогда, когда Валерий Шанцев, будучи губернатором Нижегородской области, договорился со столичной компанией «Баркли» о тесном девелоперском сотрудничестве. Взяв у нас в аренду энное количество участков, москвичи попытались с ними что-то провернуть и потом незаметно ушли из региона. Но вот что интересно — ключевые менеджеры «Баркли» остались у нас, и начали они осваивать вовсе не строительный рынок (где в целом все уже было поделено), а коммуналку, которая постоянно подвергалась переделам. Эти ключевые менеджеры — Константин Мищенко, Александр Байер и Александр Попов.

Господин Мищенко в этой троице — отец-основатель различных контор и генератор идей. Именно он стал инициатором Нижегородской коммунальной компании (НОКК), практически стопроцентным учредителем которой стало правительство Нижегородской области. Официальное назначение создания новой структуры было таким: областная коммуналка раздроблена, многие предприятия на грани банкротства, котельные старые, трубы ржавые и так далее. Так вот, НОКК объединит все эти предприятия и ресурсы — и настанет чудесная эпоха развития. За чей счет будет банкет? Ну, во-первых, платежи жителей, во-вторых, банковские кредиты в рамках концессий, и в-третьих, вливания инвесторов.

Реальное же назначение было несколько иным. НОКК объединяет коммуналку в общий котел, то есть аккумулирует и платежи жителей, и деньги, поступающие по различным программам, и кредиты с инвестициями — и распределяет потом все это так, как посчитают нужным менеджеры областной коммунальной компании. Ну, чтобы трубы эффективно чинились.

Парусова как риф

Задуманное — под соусом развития областного коммунального хозяйства — удалось. Этому способствовало внедрение в областное правительство еще одного выходца из «Баркли» — Александра Байера. Заняв пост заместителя губернатора, он стал могущественным покровителем НОКК.

Областная коммунальная компания стала брать под опеку предприятия в районах и увеличивать капитал, хотя с этим возникли определенные проблемы. Во-первых, жители не видели никаких изменений и платили не так охотно, как хотелось бы. Во-вторых, с инвесторами возникла проблема, ибо они не видели гарантированной прибыли. Поначалу в НОКК вкладывались Московская объединенная строительная компания (связи «Баркли», видимо, помогли) и Нижегородская коммунальная компания (тут пригодились губернаторские связи, ибо эту фирму возглавлял шанцевский друг Дмитрий Аржанов). Но потом оба инвестора «соскочили».

Ну и в-третьих, не все коммунальные предприятия охотно были согласны на эту опеку. В этом смысле наиболее яркий инцидент произошел в Арзамасе — там НОКК собралась взять в концессию сети теплоснабжения и водоканала. Местные депутаты — не без влияния областного правительства — эту инициативу поддержали. Однако против концессии выступила мэр Арзамаса Татьяна Парусова, и некоторые депутаты ее поддержали. Позиция «фронды» была такой: концессия неизбежно приведет к увеличению платы за тепло и воду для жителей, а вот произойдет ли модернизация сетей — вопрос отдельный, ибо НОКК действует по принципу «общего котла»: в какой район и когда устремятся средства — все это очень и очень непредсказуемо.

Возник, таким образом, конфликт, к которому активно подключились областные технологи. В результате Татьяна Парусова в 2017 году сложила полномочия.

Заходы на город

В общем, котел активно пополнялся платежами жителей, но модернизация проводилась не так резво, как хотели те же жители. Ситуацию могло бы существенно улучшить включение в НОКК муниципальных предприятий Нижнего Новгорода — Водоканала и Теплоэнерго. И определенные шаги в этом направлении делались — в частности, Водоканал возглавил еще один выходец из Баркли Александр Попов.

В 2015–2016 годах было очень сильно влияние НОКК на Теплоэнерго. Именно тогда муниципальное нижегородское предприятие купило для областной коммунальной компании 16 котельных на юге области — прибыль от них уходила в НОКК. Судя по всему, это влияние планировалось перевести в официально-правовое поле, то есть заключить договор между Теплоэнерго и НОКК. Но протест депутатов гордумы и смена руководства муниципального предприятия поставили на этих планах крест.

Ключевые менеджеры компании «Баркли», приглашенной Валерием Шанцевым для девелоперского бизнеса, остались в регионе после того, как их компания незаметно ушла. И начали осваивать не строительный, а коммунальный бизнес. Они создали НОКК и стали контролировать все ресурсы и все платежи за ЖКУ Нижегородской области

Что касается Нижегородского водоканала, то концессия, в которую его вогнали экс-менеджеры «Баркли» (сначала Байер, а затем Попов), была устроена в стиле НОКК. Она предусматривала получение средств от кредитной организации и модернизацию, но по факту все обернулось переводом 600 млн рублей на счет фирмы «Веград инжиниринг» за мифическую ультрафиолетовую установку на станции аэрации в Артемовских лугах. Мифическую — потому что деньги подрядчик получил, а ультрофиолета коммунальщикам не поставил.

Сити-менеджер Сергей Белов, как известно, в тот же день уволил Попова с поста гендиректора Нижегородского водоканала, но через несколько дней Александр Байер, оценив концессионные заслуги и умения своего приятеля по «Баркли», взял Попова на должность главы НОКК.

Где платежи жителей?

С тех пор — и до самого последнего времени — они работали именно в таком тандеме: Байер — заместитель губернатора, Попов — директор НОКК. Иными словами, были созданы все условия для смелых махинаций и безнаказанности. В 2017 году, например, выяснилось, что НОКК, регулярно собирая платежи с населения, не платит за топливо для своих котельных, то есть за газ. А в плате за тепло, между тем, есть топливная составляющая. То есть жители за газ платят, а НОКК эти деньги ресурсникам не передает, оставляя их у себя. В связи с этим год назад газовики грозились отключениями, то есть ни в чем не виноватые потребители рисковали остаться без тепла. Какие были последствия? Да никаких: к ответственности никого не привлекли, жители продолжили платить областным коммунальщикам, а НОКК продолжила оставлять деньги у себя.

Тандем Байер-Попов держался до последнего. Александр Байер очень не хотел уходить со своего поста, хотя понятно было, что Никитин взял курс на избавление аппарата областного правительства от старой шанцевской гвардии. В конце концов было возбуждено уголовное дело — в связи с неуплатой «Нижегородским водоканалом» налогов за тот период, когда данной структурой рулил как раз Байер. Только после этого он покинул кресло губернаторского зама.

После этого — в связи с тем, что долгов за газ стало еще больше, а отопительный сезон не за горами — было возбуждено уголовное дело и в отношении НОКК. Станут ли его фигурантами упомянутые выше ключевые фигуры — пока неизвестно. Неизвестно также, станут ли правоохранители копать глубже: так-то, если разбираться, тут не одно дело сшить можно.

В любом случае, у руководства НОКК уже нет высоких покровителей — а это значит, что есть надежда на прекращение коммунальных махинаций в регионе.