Политика
№ 32 (107), 5 октября 2018 г.

Налоговая хватка

У политических дел появилась новая изюминка

Налоговая хватка

Фото: government-nnov.ru

Ушел Александр Байер (на фото) с поста замгубернатора только после уголовно-налогового намека.

Уголовные дела всегда были инструментом давления на несговорчивых политиков, своего рода ультиматумами — ну или черными метками, кому как повезет. Ничего необычного тут нет: еще в начале нулевых политические оппоненты (особенно перед выборами) «перестреливались» доследственными проверками и уголовным преследованием. Но в последнее время у данного инструмента появилась одна забавная черта: поводом для возбуждения дел становится уклонение от уплаты налогов. И это такая, можно сказать, болевая точка, которая есть у многих предпринимателей: в те или иные периоды они уходили от отчислений в пользу государства, и теперь никто из них, конечно же, не хочет, чтобы об этом вспомнили — тем более правоохранительные органы.

НОКК и покровители

Первый незамысловатый намек в виде «налогового» уголовного дела был сделан заместителю губернатора Нижегородской области Александру Байеру. Этот выходец из компании «Баркли» на протяжении нескольких лет был, что называется, на острие нижегородской коммуналки — сначала в качестве главы Нижегородского водоканала, затем — в качестве замглавы региона. Именно Байер развил и поддерживал систему накопления множества платежей на счетах одной большой Нижегородской коммунальной компании (НОКК) и «бросания» этих средств на конкретные болевые участки. Во главе НОКК стоял и стоит друг Байера и тоже выходец из «Баркли» Александр Попов. Благодаря этому тандему НОКК проглатывала муниципальные организации и брала в концессию районное сетевое хозяйство. Причем, успешно предъявляя претензии к неплательщикам, сама она далеко не всегда удосуживалась платить по счетам. Так, известно о многомиллионных долгах НОКК за газ — как за прошлый год, так и за текущий.

Областное правительство, используя свое влияние (Байер играл тут ключевую роль), оказывало мощное покровительство данной компании. Это породило вседозволенность. Долги за голубое топливо росли — и ни газовики, ни правоохранительные органы ничего не могли с этим поделать. Муниципальные организации загоняли в концессию — и никто не смел возражать. Госпожу Парусову, которая восстала против концессии НОКК, показательно убрали с поста мэра Арзамаса. Впрочем, «СП» об этом уже писала.

Накуролесили Байер с Поповым и с Нижегородским водоканалом. Во-первых, это предприятие загнали в обременительную для жителей и безрезультативную концессию. Во-вторых, внушительные суммы (когда Попов рулил этим предприятием) Водоканал направлял на очень сомнительные сделки. Например, на ультрофиолетовую установку для станции аэрации, которая так и не появилась в городе. При этом Попов всем своим видом показывал, что подчиняется он не своему непосредственному, казалось бы, начальству — городской думе и администрации, а заместителю губернатора Байеру.

И в этих случаях правоохранительные органы «сидели ровно». Да, очередной мэр Белов прогнал Попова из Водоканала, но тот избежал какой бы то ни было серьезной ответственности и — более того — пошел на повышение, возглавив НОКК.

Новая политика

Между тем, новый губернатор Никитин перевез в Нижегородскую область новую политику и новых людей. И в рамках этой политики оказались невозможны старые схемы — в том числе и те, по которым действовала НОКК. Невозможны стали и социально опасные долги — не случайно в отношении НОКК сейчас возбуждено уголовное дело как раз в связи с неуплатой за голубое топливо поставщику ресурса.

В свете новых веяний оказались за бортом практически все ключевые шанцевские фигуры — Антонов, Аверин, Дряхлов, Горин и так далее. И все они, понимая ситуацию, ушли, что называется, по-хорошему и по-тихому. Все, кроме Байера: он сидел до последнего — и его присутствие в областном правительстве было обеспечено полпредом Бабичем, который долго и мучительно покидал Приволжский федеральный округ.

Почему появилась мода на «политические» уголовные дела именно «по налоговой линии»? Это просто: схемы уклонения от налогов лежат на поверхности. К тому же считается, что неплательщик налогов обокрал, можно сказать, общество

В конце концов Бабич переехал в Беларусь, а Байер по-прежнему сидел в губернаторских замах, не понимая прозрачных намеков. Почему? Видимо, он понимал, что с его уходом рухнет созданная им коммунальная империя, и по каким-то причинам оттягивал ее неизбежный закат.

Ушел Байер только после уголовно-налогового намека. В отношении Нижегородского водоканала силовики возбудили уголовное дело — в связи с тем, что организация уклонялась от налогов на 66 млн рублей. И все бы ничего, только вот уклонялась она в аккурат тогда, когда рулил ей Александр Байер.

Это было своего рода китайское предупреждение. Буквально на следующий день после появления новости об этом Александр Байер покинул свой пост.

Старые люди — старые схемы

Вторую черную метку от налоговой получил Алексей Гойхман.

Алексей Липович, много лет возглавляя комиссию городской думы по транспорту, неизменно влиял и на «транспортную» политику, и на кадровый состав НПАТ, а также профильного департамента в городской администрации. Именно благодаря Гойхману город получил в качестве главы НПАТ Цыганкова (выходца из «Русской тройки»), а в качестве главы департамента транспорта — Голофастова (связанного с тем же Цыганковым). Этот тандем заблокировал как реализацию проекта АСКОП, так и поступление адекватной компенсации за льготников (львиная доля компенсации шла почему-то не в муниципальное предприятие, а таким фирмам, как «Русская Тройка»). Это усилило агонию НПАТ, который и без того загибался от долгов, от нехватки автобусов и некачественного топлива (такая уж солярка была у поставщиков, неизменно побеждавших в конкурсах).

Когда в область зашла новая власть, тандем «Цыганков-Голофастов» был убран, но ситуацию это не изменило. Во-первых, у НПАТ накопился очень большой долг. Во-вторых, старые схемы и старые люди остались в транспортной системе — и в центре этой системы по-прежнему находится Гойхман.

Во многом ситуацию изменила бы компенсация за льготников из областного бюджета. Но как она будет распределена? Не достанется ли она опять частным фирмам? В этом региональные чиновники не могут быть уверены до тех пор, пока вот эти вот старые люди и старые схемы сегодня действуют.

И вот Алексей Липович, опосредованно являясь виновником сложившейся ситуации (в том числе и с неполучением денег из области), начал обвинять региональных чиновников в том, что это именно они довели НПАТ до ручки. Ведь это они не хотят делиться с городом компенсацией…

Брат за брата не отвечает?

Долго ответного удара ждать не пришлось. Буквально через пару дней стало известно об уголовном деле в отношении ТП «Нижегородец» — эта фирма занимается продажами авто и принадлежит родственникам Алексея Гойхмана. Дело возбуждено в связи с неуплатой налогов — на сумму 511 млн рублей. Со стороны Алексея Липовича не было никакой реакции. Тогда — видимо, чтобы намек был понятнее — в отношении «Нижегородца» возбудили еще одно дело — в связи с неуплатой налогов на 358 млн рублей. То есть в общей сложности выходит около миллиарда неуплаченных налогов.

И хотя речь в данной случае идет не о фирме лично Алексея Гойхмана (он был ее создателем, но потом продал брату), игра идет именно против него. И игра серьезная. Ждем реакции Алексея Липовича: так или иначе, она должна последовать. Если Гойхман покинет думскую комиссию по транспорту или вообще гордуму, ничего удивительного не будет.

Почему же правоохранительные органы (читай новые власти) взяли моду возбуждать «политические» уголовные дела именно «по налоговой линии»? Видимо, это проще всего: схемы уклонения от налогов лежат на поверхности. К тому же такие удары наиболее чувствительные, ибо считается, что неплательщик налогов (особенно если речь идет о десятках миллионов) обокрал, можно сказать, общество.

Данная тенденция только набирает обороты. Так что ждем новых «налоговых» дел.