Политика
№ 33 (108), 12 октября 2018 г.

Сбили на взлете

Зачем закрыли знаковую газету «Нижегородский рабочий»

Сбили на взлете
Старейшая и знаковая для города газета «Нижегородский рабочий» на грани исчезновения. Собственник — столичное ОАО «Русэнерго» — принял решение о выходе «НР» (которая ранее была ежедневной и «главной городской») два раза в год. Теперь это фантомный альманах. Фантомный — потому что вряд ли у нее теперь найдутся читатели, терпеливо ждущие выхода полгода, и вряд ли вообще этот выход состоится. Журналисты, естественно, будут уволены, а издание фактически будет закрыто, продолжив лишь чисто формальное существование. Возникает вопрос: неужели не было вариантов сохранить газету? Конечно же, были. Но новые собственники ими не воспользовались.

Рука об руку с читателями

«Нижегородский рабочий» возник в тридцатых годах прошлого века как ежедневная вечерняя газета. Основные события, происходившие в стране и городе, ключевые проблемы, жизненные зарисовки — все это находило отражение на страницах «НР». И читатели, конечно же, ждали каждого его выпуска — на протяжении многих лет.

В интернете сейчас пишут, что именно по этой газете (все ее номера сохранились в библиотеке) можно изучать историю города. И это действительно так. С «Нижегородским рабочим» люди уходили на фронт и ковали победу на оборонных предприятиях, поднимали страну в послевоенный период, строили мосты и микрорайоны, ждали перемен и так далее. Важной составляющей издания всегда был интерактив, которого, как ни парадоксально, не хватает многим современным СМИ. «НР» публиковал письма читателей, а редакция и власти реагировали на них.

Газета «Нижегородский рабочий» — особенная, действительно знаковая. Она никогда не была в прямой оппозиции к власти (а чаще всего была именно провластной), но разительно отличалась от других, более ранних, изданий, где пелись дифирамбы чиновникам. За счет чего? Да как раз за счет вот этой истории, за счет того, что к «НР» как бы привязано несколько читательских поколений. И журналисты газеты — вне зависимости от политической обстановки — это понимали (благо что телефоны в редакции не замолкали никогда) и старались следовать настроениям и запросам читателей. Уникальность этой газеты в том, что она является, с одной стороны, «мертвой» летописью города, а с другой стороны — вполне себе «живым» изданием с определенном пулом читателей (преимущественно старшего поколения). В зависимости от текущей политики издания и источников его финансирования этот читательский круг расширялся и сужался, но костяк оставался всегда.

От норвегов до Кондрашова

Немного новейшей истории. Где-то с конца девяностых ключевым собственником «Нижегородского рабочего» стала норвежская организация, взявшаяся зачем-то развивать прессу в российской глубинке. Этот период называют «золотым веком» газеты: она стала объективной, весомой — и нередко в ней (исключительно по делу) критиковалась власть.

Далее (где-то в 2008 году) газету купил предприниматель Черемисинов — исключительно для того, чтобы лоббировать интересы мэра Вадима Булавинова. Тон издания изменился, критика почти полностью сошла на нет, но диалог с читателями остался. Впрочем, Булавинову это не сильно помогло.

С 2011 года газета перестает быть нужной Черемисинову и переходит в руки муниципалитета. Финансирование резко сокращается, зарплата выплачивается с перебоями — в общем, для издания наступают голодные годы. О какой-либо яркости или же критичности материалов говорить не приходится. Тем не менее, «Рабочий» продолжает жить.

Зато где-то в 2016 году «НР» (весте с «Комсомолкой», телекомпанией «Волга» и парой информагентств) переходит в руки Олега Кондрашова. Многие недоумевали, в чем причина этих приобретений — и до сей поры, в общем-то, она не озвучена «официально». Но неофициально было ясно, что Кондрашов готовился к некой политической игре. Возможно, он хотел как-то поучаствовать в выборах-2018. Не сложилось.

Реанимация

Так это или нет, но именно в «кондрашовский» период газета как бы взяла реванш. Политические «блоки» (запрет на упоминания персон) исчезли (за исключением блока на Кондрашова, но поскольку тот был уже не в политике, это было не критично). У издания появился неплохой сайт (работающий, кстати, до сих пор), но главное — появились активные и достаточно въедливые журналисты. «НР» начал публиковать неплохие аналитические и репортажные материалы, посвященные актуальным проблемам города.

Однако вернемся к ситуации с Кондрашовым. Новой власти, которая установила довольно мощную политическую монополию, никак не могло понравиться его поведение (в плане скупки медиа). Возможно, именно это и стало причиной уголовного дела против Кондрашова по старому и весьма сомнительному эпизоду в похоронным бизнесом.

Так или иначе, Кондрашов решил не проходить следственные процедуры и скрылся за границу, откуда, кстати, продолжал финансировать свои СМИ, в том числе и «Нижегородский рабочий».

Однако этим летом все кондрашовские медиаактивы перешли в руки новых собственников. Олег Александрович отдал их, как общему мнению, в добровольно-принудительном порядке. И с этих пор «Нижегородский рабочий», встававший на ноги в последние годы, ушел в глубокое пике.

Избавление от балласта

Причины кроются вот в чем. СМИ оказались в руках не лично нового губернатора Глеба Никитина или, допустим, мэра Владимира Панова, и не в руках нижегородских бизнесменов. Они оказались в руках столичного ОАО «Русэнерго», которое связано с Ростехом. Ну, а Ростех связан с Никитиным и всячески помогает новому нижегородскому губернатору.

И вот чтобы у нового губернатора не было политических оппонентов (даже потенциальных), чтобы властная поляна в Нижегородской области была полностью зачищена, Русэнерго «взяло на баланс» все эти СМИ. Так было нужно для политики, в которую вмешался столичный бизнес. Но вся проблема заключается в том, что эти вериги в виде медиа столичному бизнесу, мягко говоря, не нужны. «Русэнерго» радо бы было от них избавиться, но кто из лояльных Никитину предпринимателей их возьмет?! Никто. Редактор «Нижегородского рабочего» (судя по всему, последний в истории газеты редактор) Юрий Ищенко пишет в своем отчаянном открытом письме, что есть-де некий инвестор, готовый купить это издание, но Русэнерго продавать не хочет. Однако на самом деле вряд ли кто-либо из предпринимателей добровольно возьмет на себя финансовый груз в виде газеты, в которую надо вкладывать и вкладывать, не надеясь на отдачу на протяжении нескольких лет.

Так вот, «Русэнерго» — чисто коммерческая структура, и все эти СМИ, не приносящие, конечно же, дохода, ей навязали по политическим мотивам. Этот балласт, негативно влияющий на прибыль, московской компании не нужен. Но и отдавать его на сторону опасно, потому что сторонний покупатель (если он вообще появится) с большой долей вероятности может оказаться игроком против Никитина.

Вывод — надо этот балласт сокращать, чтобы он, с одной стороны, никому не оставался, а с другой стороны — чтобы приносил компании как можно меньше убытков.

И первым делом «Русэнерго» взялось за бумажное СМИ, которое не так мощно влияет на аудиторию, как телекомпания «Волга», и которое достаточно сложно вывести хотя бы в ноль. В этом и причина того, что «Нижегородский рабочий» номинально сохраняется, но фактически прекращает свое существование. И как изменить эту ситуацию, мы, честно говоря, не знаем. Потому что мэру Панову в принципе можно объяснить ценность ценность и уникальность этой знаковой нижегородской газеты, губернатору Никитину — с большим трудом — тоже можно объяснить… Но московской коммерческой структуре это не объяснишь никак.