Политика
№ 33 (108), 12 октября 2018 г.

Внедрять без вреда

Нужны ли нижегородскому региону управленцы извне

Внедрять без вреда

Фото: government-nnov.ru

Переназначение замгубернатора Евгения Люлина стало для тех, кто интересуется нижегородской политической кухней и неожиданным, и ожидаемым одновременно. Неожиданным потому, что умные люди уверены: «заезжему» губернатору для поддержки и опоры потребуется такой же «варяг», как и он сам, хорошо при этом губернатору знакомый. Ожидаемым же потому, что еще более умные люди считают: авторитетный нижегородец на этой значимой должности укрепит связь Никитина с местными элитами. Заезжие «варяги» уже неоднократно чертили местный политический небосклон.

По словам Глеба Никитина, сильной ротации кадров в новом правительстве Нижегородской области не произошло. Он дал понять, что намерен работать с уже сложившейся командой.

В то же время новому губернатору все-таки необходимы новые лица: точечные решения нужны всегда, сказал Никитин. «По мере работы с кем-то расстаешься, приглашаешь „свежую кровь“, новых людей, которые приносят с собой свой опыт, свои знания, свои компетенции», — заявил глава региона. Не исключая, что этой «свежей кровью» станут для региона чуждые региону люди.

Неуверенный выбор уверенного аксакала

В то время, как от молодого технократа ожидали привлечения молодых кадров, Никитин подчеркнул, что для него это не обязательно: никакой специальной политики на омоложение правительства региона нет, сказал он.

«Я считаю, что настоящая эффективная команда — это симбиоз мудрости и молодости. Например, Евгений Борисович Люлин продолжит работу в статусе вице-губернатора, будет наставлять молодых как обладатель мудрых знаний. И, кстати, он — нижегородец», — сделал акцент губернатор.

Однако в случае именно с Люлиным соображения о мудрости чиновника-аксакала, надо думать, имеют второстепенное значение.

Люлин — фигура очень знаковая. Именно это, скорее всего, и шло в расчет, когда выносили решение о его дальнейшей работе в нижегородском Кремле. Здесь Глеб Сергеевич недоговаривает.

Евгений Борисович Люлин — из тех фигур, что знают в Нижнем всех и вся, знаком со всякой подноготной и которому известны все ходы и выходы. Принадлежа изначально к одной из элитных группировок, со временем он заслужил авторитет и у всех остальных.

Таким образом, приблизив, или, по крайней мере, не тронув Люлина, Глеб Сергеевич идет на контакт с нижегородскими элитами в целом, а не с какой-то их частью. Для Никитина, который за год работы так и не стал во вверенном ему регионе своим, это очень важно.

Первоначально создалось впечатление, что мнения местных групп Глебу Никитину «параллельны»: за ним рисовалась Москва, на нее он полагается, от нее зависит, — а что, казалось бы, стоит вовлеченность в местные процессы по сравнению с благосклонностью федерального центра?..

Однако сегодня тренд мог и измениться. Люди на местах стали уставать от федеральной муштры, когда им с легкостью навязывают то, чего им вовсе и не хочется. А главное — что не вполне или вовсе не отвечает региональным интересам.

Учуяв это, Центр делает вывод: навязанные регионам управленцы со стороны должны сделать шаг навстречу аборигенам, — хоть какой-то шаг. Или хотя бы демонстрировать видимость этого шага. Чтобы «внедренцев» рано или поздно начали считать своими.

Однако в случае с Евгением Люлиным все еще гораздо сложнее. И вместе с тем для нового нижегородского губернатора — проще.

Евгений Борисович — не просто человек «с тутошной территории», который умеет дружить и ладить с самыми разными местными заправилами. Евгений Борисович — давний близкий друг и соратник Сергея Владиленовича Кириенко, в связке они проработали много лет.

А Сергей Владиленович сегодня курирует внутреннюю политику в масштабах всего государства не откуда-нибудь, а из Администрации Президента. Говоря иными словами. Сергей Владиленович — прямой начальник и куратор Глеба Сергеевича.

Ясно, что делая хорошо Евгению Борисовичу, Глеб Сергеевич отвечает ожиданиям Сергея Владиленовича. И вправе ожидать от того признательности.

Не говоря уж о том, что оставляя в областном правительстве Люлина, Никитин мог просто прямо выполнять указания Кириенко.

А красивые слова про мудрость и опыт — это, конечно, все хорошо на словах, но для принятия конкретных решений роли, как правило, не играет.

Так или иначе, оставляя Люлину обжитый пост, Глеб Никитин снова продемонстрировал, на мой взгляд, несамостоятельность в своих действиях. Это Шанцев мог продавливать для себя желаемое, хорошо это было для региона или плохо. Никитин поступает так, как ему укажут. Либо верха, либо обстоятельства.

Отсюда и входящая в привычку его нерешительность: то ли спрашивать раз за разом инструкций Кремля, то ли продолжать следить, куда ветер дует…

«Невиноватый я: она сама пришла!..»

«Что касается местных — неместных… Я искренне ориентирован на местных, но подобрать кадры, которые бы соответствовали моим требованиям, на некоторые позиции из нижегородцев не удалось», — говорит Глеб Никитин.

Таким образом, «варяг» в целом выступает за «варягов». Что, конечно, логично. «Заимствововать» нижегородский губернатор планирует из управленцев Татарстана.

То есть, все-же варягам иметь место разрешено. Хорошо это или плохо для нашего региона?

Первым «варягом» у нас мог бы стать Григорий Явлинский, которого Борис Немцов приглашал внедрять программу «500 дней» в самом начале 1990-х. Не сложилось. Возможно, вечный теоретик, который ни за что не отвечает, Явлинский испугался перспектив практической работы — и ее возможного неуспеха.

Громким было приглашение в 2001-м свежеизбранным губернатором Геннадием Ходыревым молодого москвича Юрия Сентюрина сначала на должность министра промышленности, а затем — и в вице-губернаторы.

Но Сентюрину не удалось оставить заметного следа — ни, слаба Богу, разрушительного, ни, увы, созидательного. Первый опыт ходыревских «варягов» прошел бесследно: Геннадий Максимович, кроме Сентюрина, пригласил к нам чужаков еще и на минфин, и на минагропром.

А вот Валерий Павлинович дал жару.

Возьмем хотя бы два примера — зато самых ярких.

Ирина Живихина состояла замглавы региона по имущественным отношениям. При ней министерские виртуозы украли из подведомственной «Нижтехинвентаризации» больше 300 млн. руб. Выручка госпредприятия текла по поддельным контрактам на подконтрольные счета, а затем — на фирмы, которые ее обналичивали.

В результате за мошенничество осудили нескольких чиновников. Но сама Живихина, как догадываются эксперты, фигурировала на следствии лишь как «неустановленное лицо».

При этом Валерий Шанцев затеял вдруг весьма своевременную оптимизацию, уволил заместительницу — и та покинула регион навсегда.

В свою очередь областной министр строительства Валерий Англичанинов еще в 1995-м устроился в строительную компанию ЗАО «Су-155» в городе Москва, а в 2001 стал ее гендиректором. Компании, как уверяют, очень аффилированной с вице-мэром Москвы, а затем нижегородским губернатором Шанцевым.

В Нижнем вокруг Англичанинова рано или поздно зазвучали слова о нецелевой трате бюджетных 260 млн руб., уголовном деле, затем — спешный отъезд в Москву…

Сценарий уже знакомый.

К тому времени строительный рынок региона был, как считают эксперты, уже прочно оккупирован «СУ-155», легко вытеснившей конкурентов. Потому что им явно покровительствовал и помогал Кто-то свыше.

И не будем называть Кто.

Столичный десант, предпринятый губернатором Шанцевым, вряд ли оздоровил нижегородское политическое болото. Не так ли?

В доме Облонских опять все смешалось

История «заезжих варягов» в нижегородское руководство достаточно коротка, — но кто-то скажет, что, может, оно и к лучшему.

С одной стороны, застой местных элит, которые имеют обыкновение сливаться в коррупционном экстазе на фоне никогда не сменяемого руководства, сильно осложняет процессы развития и движения.

Именно чтобы такого не случалось, федеральный Центр и затеял внедрение на места управленцев извне.

Но приносит ли это пользу?

Нижегородская практика показывает: не всегда.

Сегодня — новый виток этого явления. Тренд на внедренцев, тренд на местных…

Все путается.

Стремление Центра управлять регионами напрямую…

И необходимость руководителям на местах принимать собственные решения!

Все смешалось «в доме Облонских».

Размешивать, думаю, когда-то предстоит нам с вами.