Политика
№ 35 (110), 26 октября 2018 г.

Бесконечный тоннель

Олегу Сорокину продлили содержание под стражей уже в пятый раз

Бесконечный тоннель

Фото: stnmedia.ru

Олегу Сорокину (на фото) инкриминируют эпизоды 2004 и 2012 годов. При этом Мещанский районный суд города Москвы еще в 2014 году подтвердил непричастность Сорокина к эпизоду 2012-го года.

Судебные заседания по делу бывшего главы Нижнего Новгорода и экс-вице-спикера Законодательного собрания Олега Сорокина все больше и больше напоминают странный симбиоз паровоза и бесконечного тоннеля, в который тот въехал, а света в конце тоннеля все не видит и не видит. Суд и следствие мчится на всех парах, и остановить это угрожающее движения невозможно. Защита же обвиняемого все никак не может выйти из тьмы этого тоннеля к свету, раз за разом встречая на своем пути непроходимую стену. В очередной раз — уже в пятый — Олегу Сорокину продлили содержание под арестом, теперь — до 2 декабря. Аргументы против этого не принимаются. Увы, такова система «путей сообщения» российского правосудия, в которую попал Олега Сорокин.

Махина правосудия на полном ходу

Олег Сорокин, Евгений Воронин и Роман Маркеев останутся под арестом до 2 декабря. Такое решение вынес 19 октября Нижегородский районный суд, удовлетворивший соответствующее ходатайство следователя по особо важным делам Евгения Лагунова.

Напомним, что Нижегородский райсуд арестовал бывшего начальника отдела угрозыска областного управления МВД Евгения Воронина весной нынешнего года. Следователь также ходатайствовал об аресте бывшего оперуполномоченного Романа Маркеева, проходящего по этому делу.

Обоих бывших сотрудников органов внутренних дел обвинили в похищении человека в рамках «оперативного эксперимента» в апреле 2004 года, когда сотрудники милиции вывозили в лес Александра Новоселова, расследуя покушение на впоследствии нижегородского мэра, затем — вице-спикера Законодательного собрания области, а тогда — предпринимателя Олега Сорокина.

Еще в августе прошлого года офицера на пенсии обвинили в превышении полномочий с применением насилия и похищении человека. Евгений Воронин сообщил, что он не нарушал закон и аргументировал это. Тем не менее, Нижегородский районный суд рассмотрел ходатайство об изменении меры пресечения полковнику Евгению Воронину, в 2000-х годах возглавлявшему отдел уголовного розыска по раскрытию серийных и заказных убийств.

Бывших сотрудников МВД полковника Евгения Воронина и подполковника Романа Маркеева поначалу ограничили подпиской о невыезде, и они в течение почти семи месяцев дисциплинированно соблюдали все предъявленные требования, по первому требованию являясь для проведения следственных действий.

Однако затем были взяты под стражу после того, как одному из свидетелей обвинения пришло смс-сообщение с угрозами. (Вы подумайте, куда зашел прогресс! Ранее нужно было тратиться на бумагу и чернила для того, чтобы настрочить «куда надо» анонимку. Теперь, чтобы бросить тень на человека, достаточно организовать провокационную эсэмэску.)

Расследование обстоятельств отправки этого сообщения, однако, позволяет сделать вывод о непричастности Воронина и Маркеева к этому эпизоду.

А, следовательно, как справедливо указала адвокат одного из экс-полицейских, исчезло основание, которое легло в основу решения о взятии обоих под стражу.

Однако махину «правосудия» на полном ходу остановить очень и очень сложно. Сейчас следователь ходатайствовал о продлении ареста и для них.

Несмотря на убедительную аргументацию, прозвучавшую в выступлениях защиты, суд отклонил ходатайства адвоката о замене меры пресечения на более мягкую и удовлетворил заявление следователя о продлении срока ареста до 2 декабря.

На путях правосудия или под откос

В свою очередь, бывший глава Нижнего Новгорода и экс-вице-спикер Законодательного собрания Олег Сорокин находится за решеткой уже десять месяцев. Следствие по делу завершено, и ознакомление Олега Сорокина и его адвокатов с материалами дела по решению суда также завершено 1 октября.

Сорокину, напомним, инкриминируют эпизоды 2004 и 2012 годов. При этом, как отметил в судебном заседании адвокат Вадим Богдан, защищающий Олега Сорокина, Мещанский районный суд города Москвы (!) еще в 2014 году подтвердил непричастность Сорокина к эпизоду 2012-го года.

Следственный органы в свою очередь также неоднократно отказывались возбуждать уголовное дело в отношении Олега Сорокина. Отвечая 19 октября в суде на вопрос адвоката, сколько было таких отказов, следователь Евгений Лагунов затруднился назвать точную цифру, но сообщил, что это случалось около 12–14 раз.

На суде адвокат задал представителю следствия прямой вопрос, почему тот отказывается забрать загранпаспорт у Сорокина. На что получил ответ: у следствия есть такое право, однако нет такой обязанности

Но, как известно, «звезды зажигают, когда это кому-нибудь нужно». В какой-то печальный для Олега Сорокина момент, железный локомотив «правосудия» внезапно выкатил из своего депо и начал набирать свой тяжелый ход. Тогда-то все вдруг опрокинулось с ног на голову и Сорокину было неожиданно предъявлено обвинение по делам, которые давно считались полностью выясненными и по которым были в свое время обвинены другие люди. И даже уже успели, отбыв свой срок, выйти на свободу. В качестве меры пресечения Сорокину было избрано содержание под стражей, срок которого теперь продлен уже в пятый раз.

На прошлой неделе следствие в очередной раз заявило, что Сорокин якобы может скрыться за границей, поскольку у него есть загранпаспорт. А если есть загранпаспорт — это значит, что, выйдя под домашний арест и под залог, он сможет каким-то способом и повлиять на участников процесса и скрыться за границей.

Сам Олег Сорокина и его адвокаты опять-таки в очередной раз рассказали, как неоднократно пытались вручить загранпаспорт Сорокина следователю, его начальнику и даже сдать этот документ в Федеральную миграционную службу (ФМС) за ненужностью — для последующей утилизации.

Однако всякий раз загранпаспорт возвращают, а затем следствие ссылается на его наличие, обосновывая необходимость пребывания Сорокина в СИЗО.

В этой связи адвокат задал представителю следствия прямой вопрос, почему тот отказывается забрать загранпаспорт обвиняемого. На что получил ответ: у следствия действительно есть такое право. Однако нет такой обязанности. Следующий вопрос зашиты, почему же не воспользоваться этим самым правом, остался без ответа по существу.

Чей паровоз вперед летит

«Я считаю, что продление срока — это противоречие фактическим обстоятельствам и нормам, которые предусмотрел закон, — сказал журналистам адвокат Олега Сорокина Михаил Бурмистров. — Содержание под стражей — это крайняя мера. Она применяется, когда другая мера не может быть применена. И суд, на наш взгляд, не учел те доводы, которые мы приводили и считаем, что они вполне законны и обоснованы, что все доказательства по делу собраны, и следствие уже завершилось».

Довод следствия, что Олег Сорокин может оградить свидетелей от дачи показателей или уничтожить доказательства, считают адвокаты, иначе, как домыслом, назвать нельзя. Все это, по их мнению, носит сослагательный характер.

Защита обращает внимание на то, что документы, представленные суду, наоборот говорят о непричастности Олега Сорокина к тем деяниям, которые ему были инкриминированы. Но, к сожалению, суд принимает иные решения, а не те, которые, на взгляд адвокатов, соответствовали бы букве закона.

Адвокат Бурмистров также заявил, что решение районного суда будет обжаловано.

Кто войдет в последний вагон?

Тем временем один из нижегородских интернет-каналов делится слухами, что суд по делу Сорокина подгоняют под определенную дату — 15 ноября. Сомнительный подарочек экс-мэру якобы готовят силовики: дело в том, что 15 ноября Сорокину исполняется 51 год.

Правда это или нет? Дело это темное, как и весь этот бесконечный тоннель, в котором все мчится и мчится поезд, вагонов котором не сосчитать. Однако волей-неволей да и закрадываться такое соображение: даже если это неправда, подобный слух возник не на пустом месте.

Ведь если все произойдет именно так, это значит, что к бездушию системы будет прицеплен еще один вагон — вагон некоего изощренного садизма. И этот слух, даже будучи надуманным, очень ярко характеризует отношение в народе к той системе «правосудия», которую мы имеем.