Политика
№ 35 (110), 26 октября 2018 г.

В бумажном раю

Усилиями нижегородских властей жизнь на бумаге и в реальности расходятся друг от друга все дальше

В бумажном раю

Фото: footballcitymediacenter.ru

Губернатор Нижегородской области Глеб Никитин (на фото в центре).

Власти Нижегородской области, а вслед за ними и власти Нижнего Новгорода, все дальше и больше продолжают жить всевозможными проектами, стратегиями и планами. Планов у нас громадье. Ну, да как же иначе? Властям хочется, чтобы это будущее великолепие хоть на чуточку осуществилось уже сейчас, а не когда-то! Что ж, на помощь в этом деле могут прийти красивые слова и легкое, почти незаметное передергивание цифрами. Это хорошо видно при анализе регионального бюджета, проект которого был вынесен вчера губернатором Глебом Никитиным в законодательное собрание региона. Например, из доклада следует, что долги региона растут. А на словах выходит, что… снижаются. Удивительно, как удается?

Палка, палка, человечек

Региональный бюджет сильно зависит не столько от внутренних ресурсов, сколько от федерального центра и его бюджета. Что тут важно для нас?

Важно постараться как можно эффективнее внедриться в федеральный бюджет, попытавшись получить деньги везде, где это возможно. И тут необходима активная работа нижегородских лоббистов: региональных министерств и ведомств, представителей Нижегородской области в ГосДуме и Совете Федерации РФ.

Это — реальная работа региональных властей, которая требует известных усилий. И она должна идти параллельно с реальным развитием региона — не бумажным. А для этого требуется поднимать промышленность, сельское хозяйство, налаживать межрегиональные и федеральные связи, привлекать инвестиции…

И оно, конечно, намного сложнее, чем где-то чуть подправить, нарисовать… Как известно, палка, палка, человечек, — глядишь, огуречик-то и вырос!

Увеличить доходы? Займем!

У каждого из предшественников Глеба Никитина на губернаторском посту хватало собственных проблем с бюджетом.

Особенно непросто пришлось, наверное, Ивану Склярову, который возглавлял область с 1997 по 2001 годы. Экономику в 90-е лихорадило, нефть, на которой зиждется вся российская система, была дешевой (70 $–80 за баррель), к тому же Скляров не слишком разумно распорядился средствами привлеченного за рубежом синдицированного кредита, вложив деньги в бездоходную программу «Чистая вода».

Все болячки бюджета Скляров оставил в наследство Геннадию Ходыреву, который вплоть до 2005-го как мог пытался выправить положение, балансируя на краю финансового краха.

А вот пришедший на смену Валерий Шанцев жил уже, по сути, в другой стране: нефть стоила 120 $ за баррель, экономика стала стабилизироваться, в регионах стали заводиться деньги. Шанцеву удалось нарастить годовой бюджет региона до планки в 100 млрд рублей — и даже превысить ее.

Радужные перспективы разбились о мировой кризис, начавшийся в 2008-м. Написанная наспех в 2005-м «Стратегия развития региона до 2020 года», основанная на стремительно устаревающих на глазах показателях, превратилась в химеру. А последние годы правления Шанцева пришлись на экономические санкции, дешевевшую нефть и связанные с этим сложности.

Все эти проблемы достались в наследство Глебу Никитину. Это нужно учитывать. Однако и борьба с проблемами у губернатора-технократа, каким позиционируют Никитина, должна быть реальной, а не бумажной. Красивыми цифрами бюджетных дыр не залатаешь.

Но последние месяцы показывают: ради красоты нынешнее региональное правительство готово на многое. Например, входящая в моду практика сделать бюджет на бумаге профицитным, для чего элементарным образом просто занять на стороне, вряд ли поправит положение.

Получается так: на бумаге бюджет увеличивает доходы относительно расходов. Казалось бы, все хорошо. Но растет и долг, а это значит, что настоящих изменений к лучшему не происходит.

Бумажный рай

23 октября на заседании правительства области под председательством губернатора был одобрен проект регионального закона об областном бюджете на 2019 год и на плановый период 2020–2021 годы. Проекта закона уже внесен на рассмотрение законодательного собрания региона.

Доходы областного бюджета на 2019 год сформированы в объеме 153,4 млрд. рублей, в том числе безвозмездные поступления от бюджетов других уровней в сумме 17,4 млрд. рублей. На 2020 год доходы областного бюджета составляют 156,3 млрд. рублей, на 2021 год — 161,4 млрд. рублей.

Расходы областного бюджета на 2019 год спрогнозированы в объеме 153,4 млрд. рублей, на 2020 год — 156,3 млрд. рублей, на 2021 год — 159,9 млрд. рублей.

Таким образом, областной бюджет на 2019 и 2020 годы — бездефицитны. Профицит казны 2021-го составит 1,5 млрд. рублей. На бумаге.

«Это некий резерв, в том числе на софинансирование национальных проектов и финансирование крупных дополнительных проектов, реализуемых в рамках Стратегии развития Нижегородской области», — отметил глава региона. (Разумеется, в одной фразе вновь сошлись и «проекты», и «стратегии»…)

Никитин особо подчеркнул, что бюджет остается социально ориентированным — около 67% расходов будут направлены на социальную сферу.

«В тройке лидеров по финансированию — программа „Развитие образования“ — почти 37,5 млрд. рублей, „Социальная поддержка граждан“ — около 30 млрд., „Развитие здравоохранения“ — 25 млрд.», — сообщил губернатор.

«Принципиально по новой схеме будет оказываться помощь муниципалитетам. Это позволит почти в 1,5 раза увеличить финансирование муниципальных образований», — заявил Глеб Никитин.

Казалось бы, живи и радуйся.

Легким движением руки…

Но в жизни все немного иначе. Даже чуть более внимательный анализ бюджетных цифр способен показать, где власти донесли до народа не всю правду и, скажем так, слегка слукавили.

«При подготовке бюджета был сделан акцент на сбалансированность и взвешенную долговую политику», — отметил Глеб Никитин.

Долги! Это очень важно. Как раз о них-то предпочитают особенно не распространяться.

В подтверждение слов губернатора, региональный минфин отчитывается, что ситуация с нашим государственным долгом стабильная. Но не говорит, например, «стабильно неважная», как оно, по большому счету, есть на самом деле.

Уж если когда и заходит речь о том, сколько должна область, нижегородцам постоянно продолжают утверждать: дескать, коммерческих кредитов в структуре госдолга больше нет. Вот только почему-то не говорят, что одновременно с этим увеличились в разы объемы бюджетный займов.

Бюджетные займы берутся, конечно, под меньшие проценты, чем займы у коммерческих структур. Но это все же займы — и реально их объем увеличивается.

Сегодня госдолг региона составляет 72 млрд. руб. «Он постоянно снижается!», — поет телевизор. Но снижается ли? Посмотрим внимательнее.

На начало августа по отношению к началу года, говорят власти, госдолг снизился на 7%. Проходит время, и власти снова рапортуют: на начало октября долг снова снизился! Снизился… на 4% по отношению к началу года.

Чувствуете лукавство?

Куда-то девались эти 3% злосчастных процента! Казалось бы, 3% — немного, но почему прямо не сказать, что, мол, долг слегка вырос?

Не-ет! Снизился. Ведь снизился же! По отношению к началу года.

На 1 января 2019 года ожидают, что госдолг составит уже 75,6 млрд. То есть реально вырастет ни много ни мало на 3,6 млрд рублей. Но этого людям не скажут.

В редакции региональных властей фраза целиком звучит так:

«На 1 января 2019 года госдолг области составит 75,6 млрд. и… снизится по отношению к началу текущего года на 434,6 млн рублей».

Каково?

Ключевое слово здесь — «снизится». Важно найти по отношению к чему что-то снизится: по отношению к 1 января 2017-го, 2000-го, 1221-го…

Получается, что для верстки профицитного бюджета региональные власти готовы все больше залезать в долги, слегка манипулируя цифрами, а главное — их интерпретацией.

Зато в планах на два года вперед все прекрасно.

Проходит месяц за месяцем и как-то все время убеждаешься, что нынешние власти, как региональные, так и, к слову, городские, все больше и дальше живут не реальностью, а… планами, стратегиями развития… Прожектами. Жить где-то в собственной бумажной реальности.

Эта дорожка может очень далеко завести.

Так, например, на днях сообщили, что средний доход работающего пенсионера у нас составляет 46 тыс. рублей в месяц. А моя 70-летняя работающая теща с трудом сводит концы с концами — хорошо, сад выручает.

Вот и хочется спросить: а сами-то власти верят своим бумажкам?