Политика
№ 38 (113), 16 ноября 2018 г.

Левкович туда и обратно

Что стоит за демаршем балахнинских депутатов

Левкович туда и обратно

Фото: vk.com/baladm

Алексей Левкович (на фото) потерял должность главы МСУ Балахны на неделю решением земского собрания. А потом вернулся.

В новейшей истории нижегородской политики были случаи, когда одна фигура — под влиянием явных и не очень обстоятельств — «перехаживала», то есть кардинально меняла занятую было позицию, возвращаясь на исходную. Но чтобы «передумывал» целый парламент — такого давненько не было. Тем уникальнее действия депутатов земского собрания Балахны: сначала они сняли большинством голосов главу района Алексея Левковича, а на следующем заседании — восстановили его в должности. За этим неудавшимся демаршем депутатов кроется конфликт между старыми «не зачищенными» элитами и новой политикой региональных властей.

Уездный город Б

Начнем с той модели управления, которая существовала в Балахне еще год назад. Она не сильно отличалась от того, что происходило в других крупных городах Нижегородской области: всем, так скажем, заправляла небольшая группа представителей бизнеса, вошедших во власть. Ни одно решение, связанное с движением более-менее крупной денежной массы, не принималось без санкции такой группы. Ну, а проекты, ей затеваемые и сулящие, соответственно, прибыль «семье», неизменно одобрялись на всех уровнях (вплоть до областного) — если даже их реализация наносила ущерб муниципальному хозяйству (почитай обществу).

Чтобы данная модель была жизнеспособной в российских реалиях, «семье» необходимо иметь влиятельные контакты в силовых структурах и прокуратуре — и, само собой, «захватить» местный парламент, запустив в него своих представителей. Ах да, обязательно войти в провластную общественную структуру (лучше в «Единую Россию») и, по возможности, иметь хорошие отношения с региональным руководством. Тогда, фактически, район будет ваш.

Применительно к уездному городу Б такой группой являлось, вне всякого сомнения, семейство Глушковых. Заход во власть ее представители решили осуществить через «Единую Россию» — и в общем и целом не прогадали. В том смысле, что партия их не отторгла и обеспечила политический карьерный рост.

Один из представителей клана — Александр Глушков — успел побывать главой МСУ Балахны, а потом вошел в законодательное собрание Нижегородской области в качестве депутата (мандата его лишили совсем недавно).

Его младший брат — Владимир Глушков — был в Балахне успешным бизнесменом, специализировался в основном на застройке. Он без труда вошел депутатом в земское собрание, которое (за исключением немногих народных избранников) фактически подчинялось данному семейству.

Глушковы и их система

Наверное, чисто теоретически, если какая-нибудь семейная бизнес-артель окажется у власти и будет контролировать город (район) по справедливости, ничего плохого и не будет, а будет даже хорошо. Но в жизни почему-то вот этого «по справедливости» не получается, и история с Глушковыми — тому яркое доказательство.

Вот лишь два эпизода их деятельности, некоторые из которых лягут потом в основу уголовных дел.

• По заниженной цене Глушковы приобрели у города участок (сэкономив 26 млн рублей), на котором была расположена автостанция. Она была передана предпринимателям для реконструкции, однако в результате выполненных работ вместо транспортного узла получился торговый центр.

• Владимир Глушков беспрепятственно (и опять по заниженной цене) выиграл конкурс на земельный участок под строительство жилья, когда его брат был главой МСУ. Потом на этом участке был снесен ДК Чернораменского торфотреста, в котором ранее были детские кружки и который был вновь выявленным объектом культурного наследия.

Подобных эпизодов был не один и не два. Разумеется, не всем жителям Балахны нравилось такое поведение местное политической элиты. Образовалась группа «несогласных», которые (среди них выделялись Игорь Рузанкин и Алексей Левкович) вошли в ряды ОНФ.

Таким образом, это был не просто конфликт политических элит, но и своего рода конфликт двух провластных общественных организаций: «Единой России» и «Объединенного народного фронта».

Противостояние было достаточно жестким — особенно перед выборами. У Рузанкина сожгли машину, однако ему (после многочисленных безрезультатных обращений в Следственный комитет и прокуратуру) удалось встретиться с Путиным и лично передать «материалы по одному району». Было понятно, о каком районе шла речь.

Однако реакции долгое время никакой не было. Это можно объяснить тем, что по Глушковым не было команды ни на региональном, ни тем более на районном уровне. Судя по всему, у них были покровители (ну, или партнеры, если угодно) и в областном правительстве, и в силовых структурах, и в прокуратуре.

Никитинские зачистки

Однако во второй половине 2017 года произошла смена начальника ГУ МВД региона. Его занял новый «варяг» Юрий Кулик, подчищены были и другие кадры в погонах. Местные силовые структуры освободились от связей с местными же элитами. Только после этого в Нижегородскую область зашел Глеб Никитин, до сих пор подтягивающий в команду иногородних (то есть независимых) людей. Прокуратура была также обновлена.

Сопротивляться кадровым решениям Никитина было бесполезно. Тут показателен пример Сергея Белова, который возглавлял администрацию Нижнего Новгорода. В ответ на предложение уйти Белов возразил, что не Никитин его назначал, а народные избранники — им, дескать, его и снимать. После этого «несогласного» сити-менеджера вызвали в администрацию Президента, где ему быстренько все объяснили — и на следующий день он написал заявление об уходе.

Следующий шаг Никитина — «балахнинские чистки». Именно этот район (поскольку уж деятельность местных элит была там наиболее резонансной) стал показательным полигоном для силовых операций. Александр и Владимир Глушковы были подвержены уголовному преследованию и объявлены в розыск (потом их обоих задержали в Грузии), арестован депутат земского собрания Михаил Громов, помогавший им с автостанцией, задержан бывший заместитель главы Балахннской администрации Дмитрий Валатин.

Однако вот что интересно: новая региональная власть не трогает парламенты. Несмотря на снос ключевых игроков от элит и отдельных депутатов, причастных к уголовным схемам, не распущены ни городская дума Нижнего Новгорода, ни областное законодательное собрание. Устояли и земские собрания — в том числе в Балахне. И это является определенной проблемой, потому что в парламентах этих сохраняется большинство, присягнувшее старым элитам.

Неудавшийся заговор

В июле этого года «Единая Россия» потеряла в Балахне позиции и уступила победоносному «Народному фронту». По настоятельному требованию регионального министра внутренней политики Романа Любарского полномочия главы МСУ были переданы Алексею Левковичу — выходцу из ОНФ. Левкович продолжил зачистку связанных с Глушковыми элит, начатую силовиками. Не всем это нравилось. Помимо увольняемых из администрации чиновников, решениями Левковича были недовольны некоторые депутаты земского собрания.

Если до поры до времени это противостояние было тихим, то в начале ноября оно стало громким и более чем заметным. Решением земского собрания Левкович был снят с должности. Скорее всего, это была наспех спланированная операция определенной группировки, близкой к Глушковым, но оставшейся на плаву после ареста последних. Проведена она была в два этапа. Сначала местный прокурор заявил, что Левкович не может возглавлять МСУ, поскольку его дочь работает судебным приставом и может случиться конфликт интересов. Ну, а потом и депутаты земского собрания, посчитав это весомым аргументом, проголосовали за отставку.

Это событие произвело фурор. Только, казалось бы, на балахнинском полигоне произошли все мыслимые и немыслимые зачистки, только «жить стало лучше» — и вот, как говорится, опять…

Вскоре выяснилось, что дочь добропорядочного семьянина Левковича занимается в службе судебных приставов взысканием алиментов, поэтому никакого конфликта интересов тут по определению быть не может. Предлог был надуманным.

— Меня убрали, чтобы не мешал воровать, — заявил отставленный политик.

Однако отставка эта продлилась всего неделю. За эту неделю Роман Любарский проделал, как нам думается, немалую работу, чтобы вернуть своего ставленника. Была подключена региональная прокуратура, которая разобралась с демаршем местного отделения. В результате надзорный орган вынес заключение, что никакого конфликта интересов не было и нет — а посему пребывание Левковича на посту главы МСУ вполне законно.

Была проведена работа и с балахнинскими депутатами. Их, в отличие от бывшего сити-менеджера Белова, в Москву не вызывали, но каким-то образом народные избранники усвоили за неделю, что с глушковской системой покончено раз и навсегда, а вот снятого с поста «фронтовика» вернуть как раз надо. Что, собственно говоря, и произошло: в конце минувшей недели Алексей Левкович был восстановлен в должности.

Ситуация говорит о том, что местные парламенты — единственные, пожалуй, структуры, в которых сохраняются прежние элиты, привыкшие к прежним порядкам. С ними (то есть с депутатами этих парламентов) властям приходится договариваться. И держать под особым контролем. Будут ли в районах подобные демарши — во многом это будет зависеть от стиля работы новой власти с земскими собраниями.