Политика
№ 38 (113), 16 ноября 2018 г.

Судная неделя для МСУ

В ключевых городах Нижегородской области за несколько дней сменилась власть

Судная неделя для МСУ

Фото: government-nnov.ru

Команда нового губернатора Глеба Никитина (на фото) продолжает зачистку старых элит в районах области и выстраивание жесткой вертикали.

Уходящая неделя стала поистине судьбоносной для ключевых районов Нижегородской области. Балахна окончательно сдалась новой власти, о чем мы рассказываем в соседнем материале. В Дзержинске депутаты не стали устраивать демаршей и дружно проголосовали за снятие главы администрации Виктора Нестерова. Скорее всего, они так же дружно согласуют на эту должность Ивана Носкова — именно эту кандидатуру предлагает белый дом нижегородского кремля. Аналогичная ситуация и в Арзамасе: там кресло прежнего командующего районом займет Александр Щелоков, еще один резидент региональной власти. Только в Кстово все спокойно — там кризис власти уже прошел, и поставленный в начале года Виталий Ковалев отторжения вроде бы пока не вызывает.

Дзержинские группировки и Шанцев

В шанцевский период районы действовали фактически самостоятельно. В каждом более-менее крупном МСУ незатейливо сформировались свои местные группировки, официально и неофициально контролировавшие политическую и финансово-экономическую повестку. В Балахне, напомним, действовало семейство Глушковых — это был, можно сказать, монолит. В Дзержинске же ключевые направления бизнеса были поделены между двумя группами: предпринимателя Валерия Артамонова (он возглавлял думскую фракцию «Единой России») и Павла Воронина, зятя бывшего главы города, депутата и до недавнего времени — заместителя главы. Ну и особняком всегда была и остается группа руководителей химических заводов, тесно связанных с безопасниками.

Особой вражды между этими образованиями в городе химиков не было, ибо все вкусные муниципальные заказы и площади полюбовно были разделены между Ворониным и Артамоновым, а иногда они выступали и вместе. Доминировал, судя по последним публикациям в СМИ, все-таки Павел Воронин, контролировавший чуть ли не всю думу.

Итак, конфликтов между ключевыми коммерсантами-политиками не возникало. Но они возникали между существующими группировками и чужеродным бизнесом — ну и, естественно, между ними же и местными «несогласными». Например, когда Шанцев привез в Дзержинск германскую компанию «Ремондис», чтобы устроить эксперимент по раздельному сбору мусора, компанию эту просто выжили из города химиков. Причина проста: коммунальный рынок был четко разделен, и контролировался он обозначенными нами фигурами, вошедшими во власть. И никакой Шанцев тут поделать ничего не мог.

Резонансные конфликты возникали также, когда доминирующий бизнес захватывал общественно значимые пространства. Так, была стерта с лица земли площадка с городским фонтаном, сокращались озелененные территории, мешавшие коммерческой застройке. Тут уже бизнесу, вошедшему во власть, пытались противостоять общественники. Напомним, что в ходе этих баталий местного журналиста Вадима Щуренкова арестовали на трое суток, а потом неизвестные сожгли его автомобиль.

При этом политическая элита Дзержинска, нацеленная на удовлетворение собственных интересов, мало заботилась о городском хозяйстве. Так, в городе химиков было уничтожено трамвайное сообщение — случай вопиющий для современной России.

Между тем, когда из шанцевской команды на должность главы городской администрации был прислан Виктор Нестеров, отторжения у групп элит он не вызвал. Конфликта не возникло, видимо, потому, что Нестеров оказался сговорчивым. Его заместителем стал лидер доминирующей группы Павел Воронин — остается только догадываться, кто у кого на самом деле был начальником.

Удивительная ситуация

Когда в регион зашел Глеб Никитин, на местах неизбежно должны были произойти перемены. И они произошли — только не везде и не сразу. Первым делом новая власть взялась за Балахну, где была свержена и подвержена уголовному преследованию глушковская группировка (причем не только братья Глушковы собственными персонами, но и некоторые чиновники и депутаты, им помогавшие). Причина такого приоритета в том, что именно ситуация в Балахне была наиболее резонансной.

Параллельно с этим произошла смена власти в Кстово: осенью прошлого года там слетел глава администрации Кирилл Культин, попавшийся на взятке. Тогда велось много споров о том, случайно всплыла эта взятка или специально. Возможно, случись данный инцидент в шанцевскую эпоху, никакого уголовного дела и не было бы. Спорить тут можно сколько угодно, но факт остается фактом: Культин слетел в период никитинского захода, когда все ждали чисток на местах. Вместо него в феврале этого года в Кстово прислали бывшего «благоустроителя» Нижнего Новгорода Виталия Ковалева. С тех пор лукойловский форпост был как бы закрыт, и вестей о каких-либо конфликтах оттуда не поступает.

А вот ситуация в Дзержинске была до последнего времени удивительной — по той простой причине, что никаких зачисток и рокировок там не наблюдалось. Обозначенные нами группы преспокойно продолжили свое существование при Никитине. То есть за Балахну взялись, а за Дзержинск — нет.

Обыватели выдвигали самые разные версии такого подхода властей к урезониванию местных групп влияния. Кто-то говорил, что «все идет по плану»: сначала чистки в Балахне, потом в Дзержинске — и так далее. Кто-то плакался, что не нужен Никитину город химиков, не хочет Глеб Сергеевич обращать внимание на позабытый-позаброшенный Дзержинск. А кто-то и вовсе предполагал, что новый губернатор вошел в сговор с местными элитами. А посему их не тронут.

Осенью текущего года начались, так сказать, намеки, что скоро в Дзержинске произойдут рокировки. В начале октября дзержинский городской суд вынес приговор в отношении заместителя главы МСУ Александра Кабанова. Чиновнику дали 3 года и 6 месяцев колонии-поселения. История там мутная: «Сибур» выделил 65 миллионов собственных средств на ликвидацию «Белого моря» (эдакая своего рода благотворительность), эти деньги поступили фирме «Ока полимер» (дочке «Сибура»), а потом — в администрацию Дзержинска. Администрация, что странно, эти деньги не потратила, хотя активно занималась тогда освоением бюджетных средств по «Белому морю». В конце концов мэрия вернула сибуровские деньги обратно. Документы подписал Кабанов, которого обвинили в нецелевом расходовании средств. Поначалу суд оправдал чиновника, но в октябре этого года решение было изменено, и Кабанова приговорили к колонии.

В конце октября уволился еще один заместитель главы МСУ — Павел Воронин. То есть из муниципальной власти ушел лидер доминирующей местной группировки.

Таким образом, Виктор Нестеров остался без заместителей, и стало ясно, что и он-то долго не продержится.

Что подтолкнуло к переменам?

В последних числах октября в политической жизни МСУ наблюдалось затишье — как оказалось потом, это было затишье перед бурей. Ноябрь начался с демарша балахнинских депутатов, которые неожиданно свергли поставленного «сверху» главу района Алексея Левковича. Через несколько дней Левкович был восстановлен, и вот тут начались долгожданные рокировки в оставшихся ключевых районах:

• Глава администрации Дзержинска Виктор Нестеров ушел в отставку, которую 13 ноября приняли депутаты гордумы. Исполняющим обязанности главы стал никитинский резидент Иван Носков, занимавший до этого пост заместителя мэра Нижнего Новгорода. 5 декабря в городе химиков стартует конкурс на нового главу, но и так уже понятно, кто в этом конкурсе победит.

• Глава Арзамаса Михаил Мухин также ушел в отставку. Местные депутаты ее приняли на заседании 14 ноября. Исполнять обязанности главы Арзамаса поручено еще одному «присланному» (впрочем, уроженцу этого города) — Александру Щелокову. Нет также никаких сомнений в том, что Щелоков до нового года избавится от приставки «и. о».

Почем же, спрашивается, региональные власти целый год «молчали», занимаясь одной по сути Балахной, и вдруг в ноябре разом начались рокировки?

С одной стороны, Никитина мог подтолкнуть демарш балахнинских депутатов, лишний раз напомнивший, что в районах еще не все зачищено.

С другой стороны, все эти мероприятия могли быть запланированы заранее: до конца лета — Балахна, потом подготовка к рокировкам в Дзержинске и Арзамасе, и наконец с ноября — сами рокировки. В таком случае заговор против Левковича в Балахне бал палкой в этих колесах — впрочем, своевременно вынутой.

Так или иначе, в регионе продолжается зачистка старых элит на местах и выстраивание жесткой вертикали. Это, с одной стороны, можно приветствовать, ибо такая вертикаль не позволит местным особо разгуляться. С другой стороны, если вдруг люди из команды областного правительства захотят разгуляться в том или ином районе, противостоять им никто не сможет. Заметим, что пока никитинская команда ведет себя разумно.