Общество
№ 40 (115), 30 ноября 2018 г.

Доктор — кто?

Скандал в приемной замминистра здравоохранения снова вскрыл проблемы региональной медицины

Доктор — кто?

Фото: duma-sarov.ru

Замминистра здравоохранения Нижегородской области Ольга Ермилова (на фото) покинула свой пост после жуткого скандала.

Несколько дней назад со скандалом покинула свою должность первый заместитель министра здравоохранения Нижегородской области Ольга Ермилова. Для того, чтобы выдворить из приемной замминистра посетителей, которые пришли встретиться с высокой чиновницей, обслуживающий чиновницу персонал аж вызвал наряд полиции. И не только полиции: экстренным порядком, чтобы избавить замминистра от ненужного люда в приемной, была вызвана… бригада скорой психиатрической помощи! Не хотелось бы расписывать эту историю исключительно в черно-белых красках: эти — хорошие, те — плохие. В приемной замминистра неожиданно вскрылся болезненный нарыв, которым слишком часто оборачиваются отношения между собой чиновников, медиков и пациентов в регионе.

«Доктор! Ай, болит!»

О медицине в Нижегородской области принято отчего-то говорить, как о покойнике: или хорошо, или… как о покойнике.

Между тем, медицина живет, как живут, слава Богу, и большинство ее пациентов. И остаются еще в нашей системе бесплатного здравоохранения медики, которые работают вопреки принципу «какова зарплата, такие и врачи».

Между тем, проблемы в той сфере, которая касается всех нас — в медицине, — остаются и зреют. Чтобы понять — что-то тут не так — достаточно посетить хотя бы раз хотя бы одну бесплатную, рядовую больницу. Равнодушные медсестры, врачи, чаще всего — предпенсионного или уже пенсионного возраста, обшарпанные стены, лекарства за свой счет, Интернет за свой счет, а то и электричество за свой счет, питание тоже, по сути, за свой счет…

Так бесплатная, гарантированная Конституцией медицина незаметно становится платной. Одному другу понадобилась срочная операция — вырезать раковую опухоль. Бесплатно? Если бы! Сто тысяч рублей.

В частном разговоре бывший вице-мэр Нижнего Новгорода при Юрии Лебедеве, депутат гордумы, главврач Александр Разумовский как-то сказал: в том и беда, что по факту медицина уже стала платной, просто никто этого признавать не хочет.

Стала платной, а ни качество обслуживания, ни доходы рядовых медиков не увеличились.

Не так давно вчерашний замгубернатора Дмитрий Сватковский, ныне — депутат ГосДумы «озабоченно» отметил: «Положение дел, при котором медсестры получают за свой труд 6,5 тыс. руб. — неправильное. Медсестра должна получать серьезные деньги. Минимум 12 тыс. руб.».

Это что вообще такое? 12 тыс. — «серьезные деньги»?!

Говорят, в ресторанах, до которых наши чиновники, не исключая замгубернаторов, большие охотники, на чай больше оставить можно — за один вечер…

Но и этих-то «серьезных» денег в медицине нет. Меняется ли что-нибудь?

Увы.

А ведь ты — депутат парламента, тебе и карты в руки принимать что бюджет, что решения по нему!

И пока верхи безмолвствуют, в низах нарастают и гнев, и горечь, и равнодушие, причину которых стоит искать, наверное, в чувстве безнадеги.

Подруга пришла на прием к хирургу с переломом — тот даже смотреть ее ногу не стал, диагноз ставил и рецепты выписывал на расстоянии! Такая же история с родственницей: у той опухла кожа вокруг глаз, она, отстояв очереди, посетила и дерматолога, и окулиста. Оба давали рекомендации с расстояния метра в два, спросили о симптомах, а осматривать пациентку не стали!

Это что, такая вот «дистанционная медицина» — тоже симптом?!

Расследование доктора Ватсона

Хотя на бумаге все выглядит гладко.

В бюджете области на 2018 год и плановый период 2019–2020 годов заложены 23,1 млрд. руб. на здравоохранение, «что на 14,2% больше, чем в 2017 году». Ура!

Однако стоит посмотреть внимательнее, на что в основном идут денежные средства.

А идут они на «совершенствование оказания специализированной, включая высокотехнологичную, медпомощи, скорой, в том числе скорой специализированной, медпомощи, медицинской эвакуации». Это — 18,6 млрд. руб.

То есть львиная доля средств — на высокие технологии. И это, казалось бы, хорошо.

Чтобы выдворить из приемной замминистра посетителей, был вызван не только наряд полиции, но и… бригада скорой психиатрической помощи

Однако если посмотреть под иным углом, становится ясно, что бюджетные средства вкладывают в те сферы, по которым можно с блеском отчитаться перед вышестоящим начальством: смотрите, как высоко взобралась наша медицина! Технологии!

Технологии-то технологиями, только пользуются ими не многие. Некоторое время назад публиковали статистику. Количество нижегородцев, которые получают высокотехнологичную медицинскую помощь в пределах региона, «увеличилось на 33% за год»!

Снова ура!

Но, оказывается, оперировать такими цифрами, — что измерять температуру «в среднем по больнице». Сколько пациентов, пользующихся благами «высоких технологий» не процентах, а в людях? Выясняется: 3308 человек в год.

В масштабах миллионного региона это — ничто.

Доктор Пилюлькин и его пилюльки

Но и «высокие» технологии, выясняется, на поверку оказываются не так «высоки».

«Есть одна тенденция, которая нас пугает, — выражают опасения медики. — Вместо развития высоких технологий, правительство делает ставку на малозатратные формы наблюдения.

Чтобы протезировать сустав в ГИТО, льготнику надо стоять в очереди два-три года, например. То же самое мы можем говорить о пациентах, ожидающих операции в кардиоцентре.

А ведь многие просто не доживают до часа „Х“.

Чиновники делают ставку на паллиативную медицину. Но это же несерьезно!

Нельзя же лечить рак настойкой из одуванчиков!»

Что же — вот такие «паллиативные» технологии и фигурируют в отчетах?!

Сами-то чиновники, пишущие эти отчеты, наверняка пользуются не паллиативами, а реальной помощью. И не стоят за ней в очередях по два-три года.

На лечение чиновников Нижегородского правительства, как удалось узнать, выделяют порядка 15 млн руб. в год. Выделяют из бюджета — то есть, наши с вами, общие деньги!

Чиновники за бюджетный счет могут получить медицинскую помощь у таких специалистов, как аллерголог, дерматовенеролог, диетолог, сексопатолог, посетить кабинет мануальной терапии, лазерной хирургии глаза, воспользоваться услугами специалистов по гравитационной хирургии крови, пройти сеанс рефлексотерапии и посетить занятия лечебной физкультурой.

Также в техзадание входит оказание услуг высокотехнологичной медицинской помощи по 16-ти направлениям.

Чего не сделаешь, чтобы наше драгоценное все, наш родной чиновник был не только под завязку сыт, но и здоров!

Доктор едет, едет сквозь снежную равнину…

Рядовая же медицина живет себе, хлеб жует.

В Автозаводской больнице № 40 пожилая женщина скончалась у окошечка регистратуры, так и не дождавшись заветного талончика на прием к врачу.

В поселке Сява Шахунского района закрылся круглосуточный стационар, и заболевшим жителям поселка предлагали ехать за 60 км в центральную районную больницу. Пациента с инфарктом довезти не успели.

По всему региону закрыли фельдшерско-акушерские пункты (ФАП) — «оптимизация». Теперь мотайся за помощью за десятки, сотни километров. Иногда — по тонкому льду, по разбитым дорогам, прогнившим переправам…

Закрывают не только ФАПы, но и больницы. Дневные стационары были ликвидированы в Городце и на Бору, в Выксунском районе. В Навашинском районе сокращены детский стационар, родильное отделение (рожайте, где хотите, хоть в поле под скирдой, как праматери) и даже морг. Вместо 40 детских коек в местной ЦРБ осталось всего шесть. Закрыта больница № 4 Канавинском районе Нижнего. Ликвидирован тубдиспансер Ленинского района, больные разбрелись, кто куда.

«Оптимизация!».

Беда, что чиновники и обычные люди понимают это слово по-разному.

Жители отдаленных поселков не хотят ежедневно ездить по разбитым дорогам за 40–80 км лечить ОРВИ и остеохондроз в райцентр.

А представители власти искренне считают, что иметь клинику в малом населенном пункте — непозволительная роскошь.

В ожидании доктора Живаго

Несколько женщин пытались попасть на прием к замминистра Ольге Ермиловой. Сотрудники в приемной отвечали: запись на прием — на семь месяцев вперед. Но тем хотелось срочно.

Выпроваживая гостей, в ведомстве вызвали полицию, а затем — бригаду скорой психиатрической помощи…

«Какие бы отношения ни были с конкретными гражданами и организациями, мы не имеем права избегать разговора. Подобное поведение, к тому же с применением административных мер, абсолютно недопустимо. Подобные инциденты повторяться не должны», — заявил Глеб Никитин. И уволил зарвавшуюся замминистра. «По собственному желанию», как обычно.

Локальная кадровая проблема в медицине решилась легко.

Решатся ли так же легко проблемы всего регионального здравоохранения?..