Экономика
№ 42 (117), 14 декабря 2018 г.

Битва за бюджетную копеечку

ФАС требует отменить «питательный» конкурс, мэрия отказывается

Такое ощущение, что вокруг Единого центра муниципального заказа (ЕЦМЗ) какой-то особо сильный маг создал суперпрочный оборонительный щит. Ну ничто не берет это предприятие! Право «окормлять» школьников мэрия уже на протяжении нескольких лет предоставляет исключительно ему. Ни неизменный пул поставщиков, которые ежегодно выбираются вроде как по конкурсу, ни закупки продуктов вне Нижегородского региона чиновников не смущают. И даже после того, как городскую администрацию обязали определять организатора детского питания через торги, выбор все равно пал на ЕЦМЗ. Причем настолько эта администрация прикипела к этому МП, что готова судиться с федеральной антимонопольной службой.

44 vs 223

Чтобы понять суть сегодняшнего спора между мэрией и ФАС, придется нам вспомнить скандальную историю с тамбовской колбасой. Где-то месяц назад ЕЦМЗ закупил энное количество тонн колбасы у одного тамбовского предпринимателя, сумма сделки превышала 10 млн рублей. Въедливые общественники тут же вспомнили, что недавно назначенный директор муниципального предприятия тоже, как назло, родом из Тамбова. Ну и пошло-поехало…

Когда стали разбираться, почему вообще такое могло быть, выяснилось, что ЕЦМЗ выбрал форму закупки у единственного поставщика. Эта форма не предполагает открытого конкурса. Вместо него заказчик проводит достаточно закрытый мониторинг коммерческих предложений. Естественно, в этом случае увеличивается риск выбора не самого дешевого и не самого качественного поставщика.

Те заказы на продукты питания, в которых фигурируют бюджетные средства, защищены от такой формы федеральным законом № 44. Именно этот закон регламентирует все бюджетные закупки. Он «заставляет» определять поставщика продуктов (да-да, и колбасы это тоже касается) только путем открытых торгов. И это не случайно. Это такая своеобразная гарантия того, что бюджетные средства будут потрачены разумно.

Однако федеральный закон № 223, который касается внебюджетных средств, менее строг. Он допускает — в крайних случаях — закупки у единственного поставщика, если такая возможность прописана в нормативных актах заказчика.

Успеть освоить

Вот как раз по 223-му закону и закупали тамбовскую колбасу. При этом ЕЦМЗ ссылался на свой внутренний документ, согласно которому закупку продуктов питания у единственного поставщика можно «включить», если поджимает время. Время, как объяснили потом в муниципалитете, как раз поджимало: краткосрочную договоренность надо исполнять, а на следующий год якобы неизвестно было, кто выиграет в конкурсе. Поэтому муниципальному предприятию нужно было успеть освоить деньги именно в этом году.

Как видим, 223-й ФЗ менее строг — и не только в вопросе формата закупки. Однако возникает вопрос: с какой стати «муниципалы» проводили и проводят свои «питательные» конкурсы, ориентируясь именно на этот закон? Ведь только часть средств поступает на питание школьников и детсадовцев от родителей. Другая (пусть меньшая) часть — это бюджетные деньги, перечисляемые за льготников. Ну, а раз это бюджетные деньги — значит, надо применять уже не 223-й закон, а 44-й. Тогда бы, глядишь, и колбаску бы закупили не в далеком Тамбове, а все-таки где-нибудь в пределах Нижегородской области.

Однако пока тянулась эта скандальная история с колбасой, муниципалы всячески замалчивали этот вопрос. Да и надзорные органы до поры до времени не поднимали его. Но время настало.

«Давление» на мэрию

Между тем, мэрии нужно было выбрать организатора питания в школах и детсадах на следующий год — вернее, на следующие пять лет. Причем выбрать его нужно было по новым правилам. Раньше, как все уже знают, никакого конкурса не было: мэрия фактически навязывала образовательным учреждениям основного «питателя» (то есть ЕЦМЗ), которому безвозмездно предоставлялись площади в школьных столовых. Ну, а «питатель» уже выбирал по конкурсу конкретных поставщиков (впрочем, они по большей части оставались неизменными).

Лишь в прошлом году ситуация немного изменилась. ЕЦМЗ пришлось немного потесниться: в качестве организаторов детского питания (правда, не так масштабно) выступили Торговый дом «Народный» (аффилирован с депутатом Василием Пушкиным) и Нижегородская логистическая компания. Однако на рынок они зашли тоже без конкурса — исключительно по «благословению» городской администрации.

Теперь — полная монополия

Так вот, начиная с конца прошлого года на городскую администрацию начали наседать — сначала депутаты потом журналисты, потом прокуратура и УФАС. Все требовали, чтобы организатор питания выбирался по конкурсу.

В конце концов мэрия якобы сдалась и начала разрабатывать положение о конкурсе. Процесс этот шел мучительно долго, но наконец осенью положение было готово, а буквально на следующей неделе прошли открытые торги по определению организатора школьного питания.

Победителем стал ЕЦМЗ, что и требовалось доказать. Причем безраздельным победителем: если ранее хотя бы часть рынка занимали ТД «Народный» и НЛК, то теперь — только ЕЦМЗ, один на весь город.

Естественно, это вызвало как минимум недоумение и общественности, и надзорных органов. Стали разбираться, что же пошло не так. И выяснилось, что долгожанный конкурс был проведен по 223-му ФЗ, вот и получилась монополия вместо конкуренции.

Антимонопольная служба предписала мэрии отменить торги, «перезагрузить систему» (чтобы она работала на основе 44-ФЗ) и объявить конкурс вновь.

И вот тут городская администрация, ранее вроде бы соглашавшаяся с замечаниями, наотрез отказалась что-либо менять. При этом муниципальные чиновники ссылались на региональное отделение УФАС и на городскую прокуратуру, которые вроде как были не против конкурсной документации.

Где экономные торги?

В ответ на это глава УФАС по Нижегородской области Михаил Теодорович собрал брифинг, на котором подтвердил позицию федеральных антимонопольщиков. Он разъяснил, что если речь идет о бюджетных деньгах, закупка должна осуществляться исключительно по 44-ФЗ. Если бы так было, во главу угла поставлена была бы экономия — и, возможно, ЕЦМЗ не одержал бы столь тотальную победу.

«Мы всякий раз доводили свое понимание, как это должно быть сделано, и говорили, что если в замесе присутствует хотя бы одна бюджетная копейка, то это, несомненно, процедура 44-ФЗ, — объяснил Михаил Теодорович. — Торги способны принести экономию в среднем до 10% при тех существенных объемах, которые направляются на финансирование детского питания. Порядка 200 млн рублей могли бы возникнуть и быть направлены на удешевление питания, стабилизацию его стоимости, модернизацию пищеблоков».

Городская администрация ответила, что число льготников сравнительно невелико (около 10%), и это долей можно пренебречь.

Как видим, взаимопонимания между мэрией и ФАС в этом вопросе нет. Видимо, им придется перейти, что называется, в судебную плоскость — и велика вероятность того, что городской администрации придется все-таки отменить конкурс.

Мэрию тут можно понять. Во-первых, ЕЦМЗ — более-менее надежный и мощный организатор детского питания, который, что называется, не подведет и все проблемы возьмет на себя. Во-вторых, если этот «кусок» достанется кому-то другому, встанет вопрос о существовании муниципального предприятия.

Однако можно понять и ее оппонентов, которые действуют не только по букве закона. Чтобы питание действительно было качественным и при этом экономились бюджетные деньги, необходимо или ввести жесткий (очень жесткий) контроль, сохраняя монополию, или сделать нормальный конкурс. Увы, ни того, ни другого пока не наблюдается.