Политика
№ 42 (117), 14 декабря 2018 г.

Непростое дело

Суд над Олегом Сорокиным начался с отклоненных ходатайств и смены адвокатов

Непростое дело

Фото: stnmedia.ru

По версии адвокатов Олега Сорокина (на фото), их подзащитному было выделено слишком мало времени для ознакомления с материалами уголовного дела. И изучить эти материалы до конца он так и не успел.

До 19 декабря в судебном заседании по уголовному делу, где обвиняемыми выступают бывший глава Нижнего Новгорода и экс-зампредседателя Заксобрания Олег Сорокин, а также бывшие сотрудники МВД Евгений Воронин и Роман Маркеев, не произойдет никаких событий — объявлен перерыв. Однако уже сейчас ясно, что система правосудия, в тисках которой оказались обвиняемые, склонна эти тиски скорее сжимать, чем отпускать. Так, Олегу Сорокину и его защите отказано в большей части ходатайств. Адвокаты обвиняемого считают также, что не соблюдаются некоторые права их подзащитного. Например, Сорокину не дали возможность ознакомиться с вещественными доказательствами по делу.

Идеальный шторм

Суд отказал Олегу Сорокину и другим обвиняемым по делу в ознакомлении с вещественными доказательствами «на текущей стадии». Напомним, что всем троим инкриминируют эпизоды 14-летней и 5-летней давности, по которым уже давно вынесены приговоры, вступившие в законную силу.

По версии адвокатов Олега Сорокина, их подзащитному было выделено слишком мало времени для ознакомления с материалами уголовного дела. И изучить эти материалы до конца он так и не успел. К тому же знакомиться с делом приходилось в весьма жестких условиях СИЗО, да и следствие предоставляло материалы лишь тогда и так, как считало это нужным сделать.

Но мало того. Все время, которое было выделено Сорокину для ознакомления, он сам и его защитники были уверены, что в число этих материалов войдут и вещественные доказательства по делу. Ведь так положено по закону.

Однако 6 декабря, в ходе предварительного слушания в Нижегородском районном суде выяснилось, что Олегу Сорокину, Евгению Воронину и Роману Маркееву до начала судебного следствия возможности ознакомиться с вещественными доказательствами не дадут.

Заседание, на котором это стало известно, длилось около восьми часов с перерывами. На нем обсуждались вопросы, характерные для предварительной стадии процесса, в том числе рассматривались ходатайства к суду с обеих сторон — и от защиты, и от обвинения. Одним из таких ходатайств было от отставного полковника МВД Евгения Воронина. Поскольку этого до сих сделано не было, он просил о возможности с вещдоками все-таки ознакомиться.

Это ходатайство поддержали и другие подсудимые, а также их адвокаты. Они недоумевали, как можно судить людей, этих самых вещдоков так и не предъявив. В частности, свое возмущение в ходе заседания суда высказал Олег Сорокин.

«Меня не обвиняют, что я долго знакомлюсь с вещественными доказательствами, — подчеркнул Сорокин. — Однако мне их даже в руки не давали. Дома я мог бы и по 16 часов в день работать с документами. Но меня держат в СИЗО, а следователь давал мне знакомиться с материалами по три часа, что отражено в документах. Меня будут судить, так и не показав мне вещественных доказательств. В течение года скрывают вещдоки, не дают их нам. И мне теперь говорят: ты не имеешь права об этом даже заикаться! Спасибо, что хотя бы думать не запрещают».

Суд же, однако, сослался на то, что вещественные доказательства запечатаны и будут изучаться «в рамках судебного следствия. И отказал подсудимым и их адвокатам в удовлетворении данного ходатайства». А на простые и естественные возражения, что вещдоки можно распечатать, ознакомиться с ними, а потом опять запечатать, — ведь все эти проволочки с запечатываниями, в конце концов — вопрос исключительно формальный, суд заявил: защита, мол, пытается затянуть процесс, намеренно и не в первый раз обращаясь с подобными ходатайствами. Судья в результате даже объявила адвокатам замечание с занесением в протокол.

Жаркие обсуждения вызвало и рассмотрение ходатайства адвокатов об аудиозаписи заседаний и придании этим записям официального статуса путем приложения к протоколу суда.

Суд отказал в удовлетворении и этих ходатайств, причем в обеих пунктах — и в проведении официальной судебной записи заседаний, и в приложении ее к протоколу. Что, впрочем, уже не вызывает особого удивления у наблюдателей процесса: обвиняемой стороне здесь отказывают в чем бы то ни было гораздо чаще, чем обвинителям.

В итоге суд выступил за фиксацию хода процесса не с помощью технических средств, а с помощью стенограммы, которую ведет секретарь суда. В руках последнего теперь оказалась точность фиксации хода процесса.

Трое вышли из леса

При этом в ходе процесса с самого начала стали выясняться любопытные и не вполне благовидные вещи относительно обвинения. Так, оказалось, что свидетель обвинения Александр Новоселов знал о подготовке покушения на Олега Сорокина 15 лет назад.

Знал и намеревался скрыть данную информацию от следствия. 7 декабря государственный обвинитель по делу в отношении Олега Сорокина и бывших офицеров МВД Евгения Воронина и Романа Маркеева зачитала обвинительное заключение, в котором прямо говорится об этом.

В частности, в материалах обвинительного заключения содержатся сведения следующего характера.

Подчиненными Евгения Воронина, сотрудниками отдела по раскрытию заказных и серийных преступлений была получена информация об осведомленности Александра Новоселова о лицах, причастных к совершению преступления против Олега Сорокина в 2003-м году. Однако Новоселов данные сведения намеревался от правоохранителей скрыть. И Евгений Воронин, как считает сторона обвинения, чтобы получить от него информацию, решил оказать давление на важного свидетеля.

Олег Сорокин заявил на одном из последних заседаний суда, что не мог прочитать все тома уголовного дела просто физически. Суд удовлетворил ходатайство Сорокина лишь частично. Вместо 150 часов он дал на ознакомление 48

Целью офицера МВД, по версии следствия, было раскрыть это преступление, добившись информации о том, кто причастен к покушению на жизнь Сорокина. Для этого Воронин якобы решил создать такую обстановку, в которой Новоселов обязательно сообщил бы оперативникам все известные ему факты.

Напомним, что 15 лет назад, 1 декабря 2003 года, за организацию покушения на Олега Сорокина были осуждены и приговорены к длительным срокам заключения бизнесмен и на тот момент заместитель председателя Законодательного собрания региона Михаил Дикин, а также его брат Александр Дикин, в то время — офицер МВД.

Раскрытию этого резонансного преступления способствовали показания Александра Новоселова, бывшего охранника Михаила Дикина. Позднее же Новоселов заявил, что сотрудники МВД его похитили, добились от него рассказа о лицах, причастных к данному преступлению угрозами.

На протяжении 13 лет прокуратура неоднократно отказывала в возбуждении уголовного дела по фактам, сообщенным Новоселовым. Тем не менее, в 2017 году дело было возбуждено, и сегодня Воронин и Маркеев обвиняются в превышении полномочий и похищении Новоселова, а Сорокину, на которого, собственно, и покушались братья Дикины, инкриминируют пособничество.

48 часов

По мнению адвокатов, суд фактически не обеспечил Олега Сорокина правом на надлежащую защиту.

Олег Сорокин заявил на заседании, что не мог прочитать все тома уголовного дела просто физически. Суд удовлетворил ходатайство Сорокина лишь частично. Вместо 150 часов он дал на ознакомление 48.

«Подобное решение не сможет обеспечить надлежащим образом право Сорокина на защиту», — заявил журналистам адвокат Олега Сорокина Михаил Бурмистров.

Фактически следствием такого решения суда стало то, что с материалами дела не смогла ознакомиться защита и других обвиняемых.

Так, например, в последнем эпизоде, на заседании 11 декабря, судья зачитала документы о расторжении соглашения между Евгением Ворониным и адвокатом Владимиром Мишениным.

Это — вынужденная мера. Воронину ничего не остается, как пригласить другого защитника, Андрея Юдина, поскольку тот представлял его интересы на стадии предварительного следствия и в большей мере знаком с делом. Судом предоставлено время для того, чтобы вступил в дело адвокат по соглашению, которого подберет Воронин. В связи с этим процесс отложен до 19 декабря.

Затем же, считает защитник Сорокина Михаил Бурмистров, процесс перейдет в активную фазу предоставления доказательств.