Среда обитания
№ 43 (118), 21 декабря 2018 г.

Нечастная медицина

Нижегородские власти должны занять позицию в споре между частной и государственной медициной

Когда речь заходит о столь социально значимых отраслях, как медицина, которая касается без преувеличения всех нас, власти — и они сами об этом охотно говорят, — должны уделять им особенное внимание. Очень острой темой для нашего государства является соотношение медицины бесплатной, которую обещает Конституция, и частной. Власти не должны стоять в стороне — они, как правило, и не стоят. Другое дело, что вмешательство губернатора Шанцева в конфликт между городской больницей № 13 и выросшим на ее базе частным кардиоцентром не оказалось, мягко говоря, конструктивным. Каким будет позиция губернатора Никитина?

Скорая помощь

Конституция обещает нам бесплатную медицину, которая на самом деле на поверку сплошь и рядом оказывается на деле платной. Пациенту приходится доплачивать за все, если он не хочет лежать в тесной каморке на несвежих простынях без надлежащего ухода. И еду в таких случаях лучше всего приносить из дома.

Так обстоят дела не в каждой больнице — но, к сожалению, именно так случается слишком часто.

Тема незаметного, исподволь, превращения «бесплатной» медицины в платную является болезненной для главного врача городской больницы № 13 Александра Разумовского. Другая такая тема — доступность медицинского обслуживания. У больного всегда должна быть возможность получить врачебную помощь. Это — аксиома.

Именно из этих побуждений, надо полагать, Разумовский в первые годы наступившего века стал инициатором создания на базе руководимой им больницы частного кардиохирургического центра. Были выделены площади, оборудование, подготовленный персонал. Нашелся и человек, который возглавил создающуюся клинику — выдающийся нижегородский кардиохирург Александр Гагаев.

Почему же кардиохирургический центр, создающийся на базе городской больницы, должен был стать именно частным?

Дело в том, что в то время отсутствовала законодательная база, которая позволяла бы осуществлять высокотехнологичную помощь в этой сфере региональным и муниципальным клиникам. Нуждавшихся в помощи больных направляли в федеральные центры. Где, как несложно догадаться, очереди на операцию приходилось ждать годами. Более того: годами приходилось ждать, когда наступит твоя очередь на квалифицированную диагностику!

До благополучного исхода и даже до начала целительных процедур доживали не все…

Объяснялось же отсутствие прав для регионалов и муниципалов открывать высокотехнологичную кардиохирургию, скорее всего, тем, что и у тех и у других не доставало нужного для таких операций оборудования. Федеральное министерство здравоохранения просто не имело материально-технических возможностей обеспечить всех желающих таким оборудованием, — а лечить сложнейшие заболевания «кустарным» способом Минздрав разрешить не мог.

Парадоксально или нет, но именно частным клиникам было разрешено оказывать кардиохирургическую помощь при условии наличия у них высоких технологий. Именно вследствие этих причин и пришлось в Нижнем на базе 13-й городской больницы открывать частный кардиоцентр.

Для его создания Александру Разумовскому пришлось даже заручиться поддержкой патриархов нижегородской медицины Бориса Королева и Олега Обухова: те понимали, насколько важна для Нижнего Новгорода клиника, оборудованная по последнему слову науки и техники.

Так возник «КорАлл».

Высокое давление

Поначалу все были довольны взаимовыгодным сотрудничеством. Много сил, души и таланта в клинику вложил Александр Гагаев, который обладал собственным стратегическим видением того, каким следует быть передовому медицинскому центру.

Однако, увы, «гагаевская» эпоха в кардиохирургическом центре в Нижнем продлилась сравнительно недолго. Спустя некоторое время Александр Гагаев был приглашен в кардиологический центр при Управлении делами Администрации Президента. Специалисты говорят, что именно вследствие этого Центр потерял стратегические перспективы и стал работать не «как лучше», а скорее «как всегда».

А затем «КорАлл» и вовсе сменил собственника, что также не могло не повлечь изменений в порядках работы.

Тем временем произошли изменения и в нечастной медицине.

На рубеже десятилетий был разработан новый Порядок оказания медицинской помощи кардиобольным. Тогда же усилиями власти, прежде всего — федеральной, больницы Нижнего были оснащены высокотехнологичным оборудованием для оказания кардиопомощи. И сегодня больница № 13 в технологическом плане частнику ни в чем не уступает.

Мало-помалу частный кардиоцентр на площадях городской больницы стал тяготить последнюю.

Так, например городская клиника испытывает сегодня двойной дефицит мест для размещения больных, в то время как палаты частного центра, хоть и отличаются повышенным уровнем комфорта, могут подолгу пустовать — хотя бы частично.

При этом получается так, что городские больницы получают более тяжелых больных, в то время как частники — наоборот. По квотам обязательного медицинского страхования (ОМС) 13-я больница оперирует порядка полутора тысяч больных в год. И если здесь больные исчисляются тысячами, то у частника — всего лишь десятками.

Главврач 13-й Александр Разумовский неоднократно выступал с предложением расторгнуть договор аренды, например — два года назад. Но тут вмешались региональные власти.

Губернатор Валерий Шанцев, неожиданно встав на противную сторону, оказал на главврача недюжинное давление. И намекнул, что если договор аренды не будет пролонгирован, дело может дойти до увольнения Разумовского.

Рассечение тканей

Существование при городской больнице дает частному центру серьезные конкурентные преимущества перед другими участниками рынка.

Во избежание любых сложностей, которые могут возникнуть в процессе лечения, буквально на другом этаже того же самого здания находится городская больница, обладающая большими возможностями и штатом высококвалифицированных специалистов самого различного профиля.

При этом у кардиоцентра нет ни собственного приемного покоя, ни своей лаборатории для дообследования. Зато они есть у городской больницы — здесь же, в тех же зданиях.

И, конечно, расставаться с больницей при таких условиях не резон.

Специалисты уверяют, что при этом главным профилем частников к этому времени стали вовсе не хирургические операции, а диагностика. Однако ситуация за последние годы изменилась и то, что делают за большие деньги частники, как правило, можно сделать бесплатно где-нибудь еще по соседству в рамках полиса ОМС.

Таким образом, руководство городской больницы считает более целесообразным вернуть площади себе. Однако для частника это обернутся огромными расходами: необходимо будет арендовать площади для себя где-либо еще — или даже строить здание с нуля. Нужно будет приобретать новое оборудование. Неизбежно при этом лишиться конкурентных преимуществ: не будет больше под боком городской больницы, врачи которой всегда готовы помочь самому безнадежному больному…

В 2019 году договор аренды истекает снова, и больница № 13 намерена его не продлять. В кардиоцентре, понятное дело, хотели бы сохранения текущего положения вещей.

Можно ли считать простым совпадением, что против Александра Разумовского, который склонен проявлять такую «неуступчивость», вдруг волна за волной стали возникать информационные кампании атакующего характера?..

Трудно сказать. Хотя предположить и можно.

Окончательный диагноз

Так или иначе, думается, свое слово в этом противостоянии должны сказать городские и региональные власти. Потому что, повторюсь, медицина как таковая слишком важна — без преувеличения, для каждого из нас.

Где, если не в этой сфере и должна проявиться «социальная озабоченность» чиновников, о которой они любят говорить столь красноречиво?

Или пребывание в клиниках Швейцарии, США, Израиля, — где угодно, только не у себя на малой родине, — притупляет это пресловутое социальное чувство?

И до того, что творится на твоей собственной земле, становится как-то… все равно?..